ОТЦЫ И ДЕ­ТИ СДЕЛАЮ ИЗ ТЕ­БЯ МУЖ­ЧИ­НУ

Па­вел, 40 лет Мне ка­за­лось, что же­на слиш­ком опе­ка­ет на­ше­го три­на­дца­ти­лет­не­го сы­на, и я ре­шил быть с ним су­ро­вее

Istorii Iz Zhizni - - FRONT PAGE -

Ал­ла не сра­зу со­гла­си­лась, что­бы я взял с со­бой сы­на на гор­но­лыж­ный ку­рорт. — Это же опас­но! — ис­пу­ган­но за­яви­ла су­пру­га. — А Ар­те­му все­го три­на­дцать! На ра­бо­те я ру­ко­во­жу от­де­лом, по­это­му на­учил­ся гра­мот­но пе­ре­убеж­дать. — Ты про­сто не в кур­се, — доб­ро­же­ла­тель­но на­чал разъ­яс­ни­тель­ную ра­бо­ту. — Лю­бой но­ви­чок с ин­струк­то­ром осво­ит тех­ни­ку ка­та­ния бук­валь­но за па­ру ча­сов. И трас­сы су­ще­ству­ют всех ви­дов слож­но­сти, каж­дый мо­жет вы­брать по се­бе. — А на сно­убор­де там мож­но бу­дет рас­се­кать? — спро­сил сын. — Мож­но, но это слиш­ком лег­ко. На­до те­бя на­учить на лы­жах спус­кать­ся. Му­жик ты или нет? Тем­ка на­дул­ся, же­на про­дол­жа­ла спо­рить, но я сто­ял на сво­ем. И спе­ци­аль­но для сы­на рас­пи­сы­вал все удо­воль­ствия, ко­то­рые нас ждут: ком­форт­ные подъ­ем­ни­ки, ука­тан­ное по­кры­тие на по­ло­гом склоне, ра­дость спус­ка, осле­пи­тель­ные гор­ные вер­ши­ны, чи­стый ис­кри­стый снег и уль­тра­ма­ри­но­вое небо. — Мне бы все-та­ки сно­уборд, — про­вор­чал сын, ко­гда мы уже упа­ко­вы­ва­ли рюк­за­ки. — Ну, так и быть, раз­ре­шу, ко­гда лы­жи осво­ишь. — Не очень-то я лы­жи люб­лю. — Ты про­сто не по­ни­ма­ешь! — за­явил я. — Толь­ко нач­ни, и на сле­ду­ю­щий день по­чув­ству­ешь се­бя опыт­ным лыж­ни­ком, с азарт­ным же­ла­ни­ем спус­кать­ся со скло­нов сно­ва и сно­ва. Еще уез­жать не за­хо­чешь, по­верь. Вна­ча­ле все бы­ло хо­ро­шо. По­сколь­ку я уже был зна­ком со спе­ци­фи­кой лыж­ных ку­рор­тов, за­ра­нее раз­уз­нал про по­го­ду, вы­яс­нил, есть ли снег, ра­бо­та­ет ли учеб­ная трас­са, за­бро­ни­ро­вал ме­ста, ку­пил са­мые удоб­ные би­ле­ты. То есть ста­рал­ся для сы­на. Но он ме­ня рас­стро­ил — со­вер­шен­но не оце­нил мо­их уси­лий! — Па, я еще по­спать хо­чу, — бор­мо­тал Те­ма утром, ко­гда я его бу­дил.

Мой сын спу­стил­ся с го­ры несколь­ко раз и по­сто­ян­но ныл, что лы­жи не лю­бит Ждал его на­вер­ху, но Ар­тем не по­явил­ся. Вни­зу чер­нел лес, он мог там за­блу­дить­ся

— Про­спишь все на све­те! Солн­це, погода от­лич­ная. Кое-как сын вста­вал, но с лы­жа­ми де­ло шло ту­го. Вна­ча­ле ин­струк­тор, по­том и я — мы вме­сте пы­та­лись по­ка­зать Ар­тем­ке эле­мен­тар­ные на­вы­ки рав­но­ве­сия и без­опас­но­го сколь­же­ния. Но у него ни­че­го не по­лу­ча­лось. — Ты про­сто ле­нишь­ся! — сер­дил­ся я. — Пап, тут сно­убор­ды на­про­кат есть, я ви­дел, — ныл Те­ма. — И на сне­го­ка­те хо­чу по­ка­тать­ся. — Не люб­лю это твое по­сто­ян­ное «хо­чу»! На­учись на лы­жах сто­ять, то­гда по­го­во­рим! Па­ру раз я остав­лял Ар­те­ма си­деть в ка­фе и иг­рать в иг­ры на те­ле­фоне, а сам спус­кал­ся со ско­рост­ной трас­сы. Но удо­воль­ствия не ощу­щал. Ведь весь от­пуск был за­пла­ни­ро­ван спе­ци­аль­но, что­бы на­учить сы­на ка­тать­ся на гор­ных лы­жах! А он все ис­пор­тил. Дни ухо­ди­ли — пре­крас­ные, по­го­жие день­ки, а ре­бе­нок все­го два ра­за кое-как су­мел съе­хать по скло­ну. Ме­ня ужас­но рас­стра­и­ва­ли та­кое по­ве­де­ние и рас­хля­бан­ность. Я на­роч­но на­чал бу­дить его рань­ше и, вспо­ми­ная свою ар­мей­скую мушт­ру, за­став­лял де­лать за­ряд­ку, что­бы взбод­рить­ся, об­ли­вать­ся про­хлад­ной во­дой. — Да­вай же! — чуть ли не кри­чал на пар­ня, ото­гнав ин­струк­то­ра: тот был слиш­ком мя­гок. — Вот так, на­кло­нись... Не так, чуть впе­ред! Уве­рен­нее, не бой­ся! Что ты за тряп­ка! Сно­ва упал. Ть­фу! В ка­кой-то мо­мент Те­ма со зло­стью вос­клик­нул: — Хва­тит с ме­ня! Не хо­чу я тво­их лыж, сам ка­тай­ся! Тем не ме­нее по­том на лы­жах съе­хал с го­ры, да­же не упал ни ра­зу. И ко­гда он не по­явил­ся на подъ­ем­ни­ке, я ре­шил, что маль­чиш­ка успо­ко­ит­ся и вер­нет­ся. Но его все не бы­ло и не бы­ло. Я за­нерв­ни­чал. В чем де­ло? Ку­да же мог по­де­вать­ся? А вдруг с ре­бен­ком что-то слу­чит­ся? «Ал­ла ме­ня убьет, — по­ду­мал. — Хо­тя до это­го я и сам се­бя убью...» — Ар­те-е-ем! — по­звал что есть мо­чи. Нет от­ве­та. На­чал на­би­рать его но­мер — увы, «або­нент недо­сту­пен». — Тут связь плохая, — ска­зал ин­струк­тор. — Из­ви­ни­те, но на­прас­но вы с сы­ном так. Это, ко­неч­но, ва­ше де­ло, но... — Луч­ше ска­жи­те, как его най­ти! Там вни­зу лес, в нем мож­но за­блу­дить­ся? Он по­жал пле­ча­ми. — Ну, в прин­ци­пе... Идем­те к на­шим спа­са­те­лям. Мы по­спеш­но от­пра­ви­лись к го­сти­ни­це. То, что на ку­рор­те есть ко­ман­да спасателей, ме­ня вдох­но­ви­ло. Хо­тя, в об­щем, ведь так и по­ло­же­но. Я уже мыс­лен­но ру­гал се­бя за из­лиш­нюю су­ро­вость! И че­го толь­ко при­це­пил­ся к Ар­те­му, что на ме­ня на­шло? Муж­чи­ну из него за­хо­тел сде­лать, ви­ди­те ли! Раз­ве это си­лой де­ла­ет­ся? Мой па­па не на­се­дал на ме­ня так. Не­уже­ли я хо­тел ком­пен­си­ро­вать та­ким об­ра­зом мяг­кость сво­е­го вос­пи­та­ния? — Спа­са­те­ли ушли, там од­на жен­щи­на но­гу сло­ма­ла, — ска­зал ин­струк­тор. — А ско­ро они вер­нут­ся? — Да­вай­те не бу­дем их ждать. У ме­ня брат вни­зу в по­сел­ке жи­вет, лес­ни­ком ра­бо­та­ет, у него пе­си­щей­ка. Най­дем ва­ше­го сы­на. Толь­ко для ско­ро­сти луч­ше на лы­жах спу­стить­ся. Вы как, спра­ви­тесь? Нер­вы в по­ряд­ке? — По­еха­ли! Ин­струк­тор с бра­том и со­ба­кой сра­зу ушли в лес, а ме­ня оста­ви­ли в до­ме: де­с­кать, ме­шать бу­ду. Я си­дел и вспо­ми­нал от­ца. Он ме­ня во­об­ще не вос­пи­ты­вал, ни­че­му не учил, ни на чем не на­ста­и­вал. Про­сто при­но­сил до­мой ка­кие-то пла­ноч­ки и тон­кую бу­ма­гу, ко­то­рые в его лов­ких ру­ках пре­вра­ща­лись в са­мо­лет. Па­па ре­мон­ти­ро­вал элек­три­че­ские ро­зет­ки, ве­шал люст­ры. Я смот­рел и учил­ся. Те­перь умею все сам... По­зво­ни­ла же­на, ви­ди­мо, ей уда­лось про­бить­ся сквозь по­ме­хи. Но я по­бо­ял­ся от­ве­тить, ведь ска­зать прав­ду не мог. Ча­са че­рез два, ко­гда со­всем стем­не­ло и по­хо­ло­да­ло, а я стал по­ти­хонь­ку схо­дить с ума, му­жи­ки вер­ну­лись с Ар­те­мом. — Сы­нок, ты оби­дел­ся? Про­сти! Я был неправ. Бы­ло вид­но, что он ждал кри­ков и скан­да­ла и очень уди­вил­ся. — Ну... Это ты ме­ня про­сти. Вна­ча­ле хо­тел на­зло те­бе уй­ти в лес и там по­гу­лять, что­бы заста­вить вол­но­вать­ся. Но за­блу­дил­ся. Хо­зя­ин на­по­ил нас ча­ем. — Па­рень мо­ло­дец, не рас­те­рял­ся, — ска­зал лес­ник. — Су­мел ко­стер раз­жечь, а ко­гда мы по­до­шли — пра­виль­но его по­га­сил. Не про­па­дет. Нас про­во­ди­ли в го­сти­ни­цу. Мы оба мол­ча­ли, рас­те­рян­ные. Я клял се­бя за ду­рац­кое по­ве­де­ние, не знал, как быть. Не та­кой уж мой сын и тряп­ка! А что не хо­чет на лы­жах ка­тать­ся — ну и пусть. Не все это умеют. Ни­ко­гда не ста­ну ни к че­му при­нуж­дать! Ар­те­му по­зво­ни­ла ма­ма. Я на­пряг­ся, но он ни сло­вом не об­мол­вил­ся об ин­ци­ден­те. И я за­ува­жал пар­ня: все-та­ки муж­ские ка­че­ства про­яв­ля­ют­ся и в та­ких ме­ло­чах. — Возь­мем зав­тра на­про­кат сно­убор­ды, — ска­зал я. — На­учишь ме­ня ка­тать­ся на них? Сын по­до­шел, нелов­ко об­нял ме­ня, а я его. Он тут же за­стес­нял­ся, ото­дви­нул­ся и ска­зал: — На­учу, там нече­го де­лать. Но учти: на­до бу­дет встать ра­но и сде­лать за­ряд­ку. Я хлоп­нул его по пле­чу, и мы оба с об­лег­че­ни­ем рас­сме­я­лись.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.