Ид­ти сво­ей до­ро­гой

«Укра­ин­цам оста­ет­ся ид­ти сво­ей до­ро­гой, ра­бо­тать, ра­бо­тать и ра­бо­тать для сво­е­го на­ро­да, на­де­ясь толь­ко на свои си­лы...» Ми­ха­ил Дра­го­ма­нов

Istorii Iz Zhizni - - ОТЦЫ И ДЕТИ -

Брат и сест­ра по­до­шли к раз­ру­шен­но­му ста­рин­но­му зам­ку. Де­тей при­ве­ло сю­да лю­бо­пыт­ство: ста­ри­ки рас­ска­зы­ва­ли, что тут по­хо­ро­нен гет­ман Брю­хо­вец­кий, про­тив ко­то­ро­го взбун­то­ва­лись ка­за­ки. Маль­чи­ку бы­ло две­на­дцать, де­воч­ке – все­го пять. Изу­чать и раз­га­ды­вать за­гад­ки про­шло­го, пи­сать о сво­ей зем­ле, сво­ем на­ро­де ста­нет де­лом их жиз­ни. Ми­ша вы­рас­тет зна­ме­ни­тым уче­ным, пер­вым укра­ин­ским по­ли­то­ло­гом, сест­ра Оля (Еле­на Пчил­ка) – пи­са­тель­ни­цей, эт­но­гра­фом.

Дра­го­ма­ны – тол­ма­чи

Дра­го­ма­но­вы – из­вест­ный род об­ще­ствен­ных де­я­те­лей. Из­дав­на дра­го­ма­на­ми на­зы­ва­ли тол­ма­чей-пе­ре­вод­чи­ков. В их се­мье все зна­ли несколь­ко ино­стран­ных язы­ков. Ро­ди­те­ли Ми­ши, Оль­ги и их млад­ше­го бра­та Са­ши – вы­ход­цы из пол­ков­ни­чьих дво­рян­ских ро­дов. Жи­ли в Га­дя­че Пол­тав­ской гу­бер­нии – быв­шей гет­ман­ской ре­зи­ден­ции. Отец Петр Яко­вле­вич, вы­пуск­ник Пе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та, пи­сал сти­хи и рас­ска­зы, слу­жил чи­нов­ни­ком во­ен­но­го ве­дом­ства. Дя­дя Яков – по­эт­де­каб­рист. Сте­пан, дед по ма­те­ри, слу­жил вой­том (го­род­ским го­ло­вой) в Пе­ре­я­с­ла­ве и по­лу­чил ти­тул дво­ря­ни­на. Вый­дя в от­став­ку, Петр с же­ной Ели­за­ве­той – доч­кой мест­но­го по­ме­щи­ка – по­се­лил­ся в Га­дя­че. Гла­ва се­мьи был при­вер­жен­цем осво­бож­де­ния кре­стьян, че­ло­ве­ком пе­ре­до­вых взгля­дов. Мест­ные жи­те­ли счи­та­ли его чу­жа­ком, од­на­ко приш­лый ба­рин су­мел за­во­е­вать их ува­же­ние. Уют­ную усадь­бу на бе­ре­гу Пс­ла Дра­го­ма­но­вы на­зва­ли Зе­ле­ным га­ем. У них рань­ше дру­гих по весне рас­цве­та­ли са­ды. Сколь­ко бы­ло ис­хо­же­но здесь тро­пи­нок, про­чи­та­но кни­жек из бо­га­той от­цов­ской биб­лио­те­ки! «На­тал­ку Пол­тав­ку» Кот­ля­рев­ско­го лю­бо­зна­тель­ный Ми­ша знал на­изусть. «Я слиш­ком обя­зан сво­е­му от­цу, он раз­вил во мне ин­тел­лек­ту­аль­ные ин­те­ре­сы», – го­во­рил бу­ду­щий уче­ный. В Га­дяч­ском уезд­ном учи­ли­ще Ми­ха­ил увле­кал­ся ис­то­ри­ей, ан­тич­ным ми­ром, гео­гра­фи­ей. По­сту­пив в Пол­тав­скую гим­на­зию, ре­дак­ти­ро­вал ру­ко­пис­ный жур­нал. Тру­до­лю­би­вый уче­ник нра­вил­ся пре­по­да­ва­те­лям, но за­да­вал слиш­ком мно­го во­про­сов и да­же спо­рил. Из по­след­не­го клас­са его ис­клю­чи­ли «за дер­зость». Со­би­ра­ясь в Ки­ев по­сту­пать в уни­вер­си­тет, па­рень на­все­гда по­про­щал­ся с Га­дя­чем. А Оль­га с доч­кой, Ле­сей Укра­ин­кой, ча­сто го­сти­ли в Зе­ле­ном гаю. Ма­ма и ба­буш­ка Ели­за­ве­та Ива­нов­на про­жи­ла в име­нии всю жизнь и умер­ла вско­ре по­сле сы­на. Хоть и не зна­ла, что жизнь Ми­ха­и­ла обо­рва­лась в да­ле­кой Бол­га­рии, ощу­ти­ла бе­ду ма­те­рин­ским серд­цем.

Его страсть – исто­рия

При­ни­мать в уни­вер­си­тет Дра­го­ма­но­ва не хо­те­ли. Толь­ко по­мощь ав­то­ри­тет­но­го уче­но­го-хи­рур­га, по­пе­чи­те­ля Ки­ев­ско­го учеб­но­го окру­га Ни­ко­лая Пи­ро­го­ва поз­во­ли­ла юно­ше на­деть сту­ден­че­скую фу­раж­ку. Од­на­жды от­пра­вив­шись в те­атр, Ми­ха­ил по­зна­ко­мил­ся с мо­ло­дой ак­три­сой Люд­ми­лой Ку­чин­ской. Де­вуш­ка пе­ре­во­ди­ла на рус­ский язык пье­сы укра­ин­ских дра­ма­тур­гов. Ей бы­ло 20, ему – 23, ко­гда об­вен­ча­лись. Соз­дав соб­ствен­ную се­мью, Ми­ха­ил тем не ме­нее опла­чи­вал обу­че­ние сест­ры и бра­та. За­ра­ба­ты­вал, чи­тая лек­ции и пуб­ли­куя ста­тьи в га­зе­тах. Его оста­ви­ли на ка­фед­ре все­об­щей ис­то­рии для на­уч­ной ра­бо­ты. Дис­сер­та­цию по­свя­тил Рим­ской им­пе­рии. По­бы­вал на за­ру­беж­ной ста­жи­ров­ке в за­пад­но­ев­ро­пей­ских уни­вер­си­те­тах. Он воз­гла­вил га­зе­ту «Ки­ев­ский те­ле­граф», участ­во­вал в ра­бо­те Гео­гра­фи­че­ско­го и Ар­хео­ло­ги­че­ско­го об­ществ. С по­мо­щью «Гро­ма­ды» – ор­га­ни­за­ции укра­ин­ской ин­тел­ли­ген­ции – по­пы­тал­ся из­дать се­рию книг. Но ми­нистр внут­рен­них дел то­гдаш­ней им­пе­рии граф Петр Ва­лу­ев за­пре­тил пе­ча­тать укра­ин­ские

на­уч­но-по­пу­ляр­ные и пе­да­го­ги­че­ские из­да­ния. На Дра­го­ма­но­ва, из­бран­но­го штат­ным до­цен­том, на­пи­са­ли до­нос, об­ви­нив в укра­и­но­филь­стве и се­па­ра­тиз­ме. У него ото­бра­ли ка­фед­ру, ис­клю­чи­ли из шта­та уни­вер­си­те­та. Мо­ло­дой че­ло­век меч­тал о лав­рах про­фес­со­ра ис­то­рии, но его ка­рье­ра в Ки­е­ве за­вер­ши­лась на долж­но­сти до­цен­та, ко­гда он по­пал в чис­ло «небла­го­на­деж­ных». – Кто ста­но­вит­ся на служ­бу по­ра­бо­щен­но­го на­ро­да, тот на­де­ва­ет тер­но­вый ве­нец, – ска­зал Дра­го­ма­нов в зна­ме­ни­той ре­чи на Чер­не­чьей го­ре над гро­бом Та­ра­са Шев­чен­ко. Эти сло­ва ста­ли де­ви­зом уче­но­го, по­мо­гав­ше­го зем­ля­кам и на ро­дине, и на чуж­бине.

Об­ще­ствен­ный по­сол

Став по­ли­ти­че­ским эми­гран­том, по­чти 15 лет про­жил с се­мьей в Швей­ца­рии, в Женеве. Ос­но­вал ти­по­гра­фию, из­да­вал кни­ги и жур­на­лы, пе­ре­во­дил укра­ин­ских ав­то­ров на ев­ро­пей­ские язы­ки, со­став­лял мно­го­том­ные сбор­ни­ки. Пре­мию, по­лу­чен­ную за свою ра­бо­ту, уче­ный от­дал на из­да­ние укра­ин­ских книг. Он стал учи­те­лем и вдох­но­ви­те­лем мо­ло­дых ли­те­ра­тур­ных та­лан­тов – сво­ей пле­мян­ни­цы Ле­си Укра­ин­ки, а та­к­же Ива­на Фран­ко, Ва­си­лия Сте­фа­ни­ка, Мар­ко Че­рем­ши­ны – вы­ход­цев из га­лиц­ких зе­мель, при­над­ле­жа­щих то­гда Ав­строВен­грии. Ми­ха­и­ла Пет­ро­ви­ча на­зы­ва­ли за­ступ­ни­ком прав укра­ин­цев и об­ще­ствен­ным по­слом пе­ред за­пад­ны­ми стра­на­ми. Уче­ный при­зна­вал­ся: «Хо­ро­шо это или нет, но к укра­ин­ству я при­шел от ев­ро­пе­из­ма». В Па­ри­же на Ли­те­ра­тур­ном кон­грес­се он пер­вым об­ра­тил­ся к Ев­ро­пе с укра­ин­ски­ми про­бле­ма­ми. В 47 лет Дра­го­ма­нов при­нял пред­ло­же­ние воз­гла­вить ка­фед­ру все­мир­ной ис­то­рии в уни­вер­си­те­те Со­фии в Бол­га­рии. Стра­дая от ане­вриз­мы аор­ты, ра­бо­ту не бро­сил. Бол­га­ры предо­ста­ви­ли бы ему граж­дан­ство, но он не про­сил, меч­тая вер­нуть­ся до­мой. «Не­уже­ли я умру, не уви­дев укра­ин­ско­го неба, пе­чаль­ных ив над во­дой?» – спра­ши­вал об­ре­чен­ный пат­ри­от. Ле­ся Укра­ин­ка не раз при­ез­жа­ла в Со­фию. 2 июля 1895 го­да пле­мян­ни­ца встре­ти­ла 53-лет­не­го дя­дю по­сле лек­ции. Он был в хо­ро­шем на­стро­е­нии – бе­се­да об укра­ин­ской на­род­ной песне уда­лась. Ми­ха­ил Пет­ро­вич сел в крес­ло – и мг­но­вен­но скон­чал­ся от раз­ры­ва аор­ты. Де­ти Дра­го­ма­но­ва – Ли­дия, Ари­ад­на, Све­то­зар – вер­ну­лись на укра­ин­скую зем­лю, на ро­ди­ну от­ца.

Еле­на Ста­риц­кая, Ле­ся Укра­ин­ка, Оль­га Ко­сач (1896 год) Сест­ра Оле­на Пчил­ка Дра­го­ма­но­ва Оле­на Пчил­ка

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.