Слад­кая месть

Ко­гда мне бы­ло де­сять, ро­ди­те­ли по­гиб­ли в ДТП. На до­ро­гу вы­бе­жа­ла де­воч­ка. Отец уви­дел ее в по­след­ний миг и вы­вер­нул руль...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Она смот­ре­ла на ме­ня с нескры­ва­е­мым ин­те­ре­сом — жен­щи­на-пси­хо­лог, к ко­то­рой я за­пи­сал­ся со­вер­шен­но слу­чай­но, уви­дев на ска­мей­ке в тор­го­вом цен­тре остав­лен­ный кем-то ре­клам­ный фла­ер. — Од­на­ко, неча­сто ко мне об­ра­ща­ют­ся мо­ло­дые успеш­ные муж­чи­ны, — при­зна­лась она. Толь­ко в си­ту­а­ции, ко­гда че­ло- ве­ку на­столь­ко дис­ком­форт­но, на­столь­ко бо­лит, что он со­би­ра­ет­ся с си­ла­ми и сле­ду­ет вы­стра­дан­но­му ре­ше­нию по­ме­нять эту непри­ят­ную, а под­час и бо­лез­нен­ную си­ту­а­цию. Толь­ко на этом эта­пе обыч­но при­хо­дят к пси­хо­те­ра­пев­ту или пси­хо­ло­гу. Но вы не про­из­во­ди­те впе­чат­ле­ние от­ча­яв­ше­го­ся. Вы ведь вполне успеш­ный че­ло­век? — Вы пра­вы, — со­гла­сил­ся я. — И су­дя по ва­ше­му спо­кой­но­му то­ну, ни­ка­кой страш­ной трагедии в ва­шей жиз­ни то­же не слу­чи­лось, — про­дол­жи­ла она ак­ку­рат­но ко­пать под ме­ня. — Как раз слу­чи­лось, — мой от­вет обес­ку­ра­жил ее. — Про­сти­те... — жен­щи­на слег­ка по­крас­не­ла. — Прав­да, очень дав­но, — уточ­нил я. — Мне то­гда и де­ся­ти не ис­пол­ни­лось... А при­шел я к вам по­то­му, что мое про­шлое ме­ня до­гна­ло и не от­пус­ка­ет. Точ­нее, сам его вер­нул... — я нерв­но по- тер ла­до­ни. — Про­сто по­го­во­рить об этом не с кем, а хо­чет­ся разо­брать­ся... — По­ни­маю. Так что же с ва­ми про­изо­шло в дет­стве? — Луч­ше нач­ну с дру­го­го: с то­го мо­мен­та, как к нам в фирму при­шла но­вень­кая... Де­вуш­ку зва­ли Ин­ной. И внеш­ность у нее бы­ла нетри­ви­аль­ная — не ку­коль­ная, а на­сто­я­щей кра­са­ви­цы: гу­стые каш­та­но­вые во­ло­сы, смуг­лая ко­жа, неж­ная улыб­ка. Но боль­ше все­го за­во­ра­жи­вал го­лос: низ­ко­ва­тый, бар­хат­ный... Я, как толь­ко уви­дел ее, по­чув­ство­вал острое же­ла­ние, а за­ме­тив на паль­це об­ру­чаль­ное коль­цо, по­ду­мал не без со­жа­ле­ния: «По­вез­ло ко­му-то...» Ин­на на­столь­ко за­во­ро­жи­ла ме­ня кра­со­той, что я все вре­мя ста­рал­ся быть к ней как мож­но бли­же: на со­бра­ни­ях за­ни­мал крес­ло ря­дом, в обе­ден­ный пе­ре­рыв в ка­фе под­са­жи­вал­ся за ее стол, да­же те­му ра­бо­ты из­ме­нил,

что­бы иметь по­вод лиш­ний раз за­гля­нуть к ней в от­дел. Ма­ло-по­ма­лу мы на­ча­ли об­щать­ся, а од­на­ж­ды я пред­ло­жил под­вез­ти ее до­мой... Шел дождь, она сто­я­ла под ко­зырь­ком на сту­пень­ках офи­са и го­во­ри­ла с кем-то по те­ле­фо­ну. Я не слы­шал слов, но ви­дел, что Ин­на чем-то до слез рас­стро­е­на. Мне ста­ло жаль ее, за­хо­те­лось об­нять, уте­шить — на­вер­ное, я про­сто был безум­но влюб­лен. Уже в ма­шине Ин­на рас­ска­за­ла, что по­чти де­сять лет в бра­ке, муж — ее пер­вый и един­ствен­ный муж­чи­на, и все вро­де бы у них непло­хо, ес­ли бы не па­то­ло­ги­че­ская рев­ность су­пру­га. — Не по­ни­маю, по­че­му он мне не доверяет? — жа­ло­ва­лась до­ве­ри­тель­но де­вуш­ка. — Я ведь ни­ко­гда не да­ва­ла по­во­да! За­то я пре­крас­но по­ни­мал, по­че­му... Оче­вид­но, у пар­ня бы­ло бо­га­тое про­шлое — он су­дил по се­бе, не ве­ря, что же­на мо­жет быть чи­ста как сле­за. Но Инне ска­зал со­всем не то, что ду­мал! — Про­сто ты фан­та­сти­че­ски кра­си­ва, — про­из­нес. — Я бы то­же рев­но­вал те­бя ко всем! Ты рож­да­ешь же­ла­ние об­ла­дать тобой без­раз­дель­но. Мои сло­ва по­че­му-то по­ра­зи­ли ее до глу­би­ны ду­ши: — Мне ни­кто ни­ко­гда не го­во­рил та­ко­го, — при­зна­лась она. — Слав­ка, муж, он хо­ро­ший, но не при­зна­ет лиш­них слов и ни­ко­гда не де­ла­ет ком­пли­мен­ты. Что ска­зать: жен­щи­ны дей­стви­тель­но лю­бят уша­ми! И я бес­стыд­но этим вос­поль­зо­вал­ся. В тот ве­чер мы толь­ко це­ло­ва­лись в ма­шине, но уже че­рез па­ру дней, до­ждав­шись, ко­гда по окон­ча­нии ра­бо­че­го дня все по­ки­нут офис, мы за­пер­лись у ме­ня в ка­би­не­те и за­ня­лись лю­бо­вью. Ин­на бо­я­лась и сму­ща­лась, как де­воч­ка — и это за­во­ди­ло ме­ня еще боль­ше. — Гос­по­ди, я не долж­на это­го де­лать, — по­сто­ян­но по­вто­ря­ла она. — Я ведь очень до­ро­жу сво­ей се­мьей и люб­лю му­жа! — А ме­ня? — я лас­кал ее грудь, це­ло­вал упру­гую ко­жу жи­во­та. — И те­бя... — ба­рыш­ня та­я­ла в мо­их объ­я­ти­ях. Мы бы­ли счаст­ли­вы. — И все-та­ки: что слу­чи­лось с ва­ми в дет­стве? — моя ви­за­ви вер­ну­ла ме­ня к ре­аль­но­сти, на греш­ную зем­лю. — Сей­час рас­ска­жу... Ко­гда мне бы­ло де­сять, умер­ли мои ро­ди­те­ли, оба. Они по­гиб­ли в ав­то­мо­биль­ной ка­та­стро­фе. Как рас­ска­зы­вал поз­же мой дед, на до­ро­гу вне­зап­но вы­ско­чи­ла ка­ка­я­то дев­чуш­ка, отец вы­вер­нул руль — и ма­ши­на со­рва­лась с об­ры­ва. Ма­ма по­гиб­ла сра­зу, а отец — по до­ро­ге в боль­ни­цу. Я в это вре­мя был у ба­буш­ки — ро­ди­те­ли как раз еха­ли за мной, что­бы за­брать до­мой. А тут та­кое... Ба­буш­ку от услы­шан­но­го раз­бил ин­сульт — она ушла сле­дом за ро­ди­те­ля­ми, че­рез неде­лю по­сле их по­хо­рон. А ме­ня вы­рас­ти­ли дед и его вто­рая же­на, жен­щи­на, в прин­ци­пе доб­рая. Од­на­ко ме­ня всю жизнь не по­ки­да­ла мысль, что мои род­ные по­гиб­ли, а ни­кто за это не на­ка­зан. Где спра­вед­ли­вость? ...Как-то раз по­сле упо­и­тель­но­го сек­са мы с Ин­ной от­ды­ха­ли в но­ме­ре го­сти­ни­цы — она ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­ва­лась при­хо­дить ко мне до­мой, бо­ясь, что кто-то уви­дит и рас­ска­жет ее му­жу. Не­ожи­дан­но она с улыб­кой на ли­це ска­за­ла: — Пред­став­ля­ешь, я в дет­стве чуть не по­гиб­ла под ко­ле­са­ми ав­то­мо­би­ля. Мне в серд­це буд­то иг­ла вон­зи­лась. Я по­про­сил ее рас­ска­зать по­дроб­нее. — Да я уже и не пом­ню тол­ком, — от­ве­ти­ла она. — Мне то­гда лет пять бы­ло, не боль­ше... Вы­ско­чи­ла на до­ро­гу — то ли за мя­чом, то ли за иг­руш­кой ка­кой-то... А тут ма­ши­на из-за по­во­ро­та ле­тит на пол­ной ско­ро­сти... — И что? — я по­чув­ство­вал, как на­рас­та­ет в мо­ей гру­ди тре­во­га, мне ста­ло труд­но ды­шать, серд­це на миг за­мер­ло... — Ну, во­ди­тель в по­след­ний мо­мент вы­вер­нул руль — ма­ши­на уле­те­ла с об­ры­ва, и я, сла­ва бо­гу, оста­лась жи­ва... «Нет, не сла­ва бо­гу! — взо­рва­лось все во мне. — Со­всем не сла­ва бо­гу! В ма­шине бы­ли мои ро­ди­те­ли! Луч­ше бы ты...» — я со­брал свои нер­вы в ку­лак и ни­че­го не от­ве­тил Инне. Но мое от­но­ше­ние к ней рез­ко из­ме­ни­лось: хо­тя те­ло по-преж­не­му стре­ми­лось об­ла­дать ею, в ду­ше я про­кли­нал де­вуш­ку. Мы про­дол­жа­ли тай­но встре­чать­ся в го­сти­нич­ных но­ме­рах и на съем­ных квар­ти­рах, а во мне уже зрел план ме­сти. Это бы­ло в мар­те, как раз на­ка­нуне празд­ни­ка. Я ска­зал Инне, что у ме­ня для нее сюр­приз. Снял но­мер, ку­пил цве­ты, шам­пан­ское... Мы ле­жа­ли в по­сте­ли, Ин­на толь­ко за­ве­лась — вдруг двери но­ме­ра рас­пах­ну­лись, и на по­ро­ге воз­ник Вла­ди­слав, ее муж. Он схва­тил ее за во­ло­сы, со­рвал с кро­ва­ти, по­ва­лил на пол и стал из­би­вать. Я быст­ро одел­ся и вы­шел из но­ме­ра, при­крыв за со­бою дверь. Уда­ля­ясь по ко­ри­до­ру, слы­шал Ин­ни­ны кри­ки о по­мо­щи — и во мне раз­ли­ва­лось сла­дост­ное чув­ство. — Вы со­об­щи­ли ее су­пру­гу о ва­ших от­но­ше­ни­ях?! — пси­хо­лог вни­ма­тель­но по­смот­ре­ла на ме­ня и при­щу­ри­ла гла­за. — За­чем? — Я жаж­дал ме­сти, хо­тел, что­бы она стра­да­ла, как я ко­гда-то, по­те­ряв се­мью. — Что ж! Вы до­би­лись, че­го хо­те­ли, — я не мог не за­ме­тить вы­ра­же­ния брезг­ли­во­сти на ли­це вра­ча. — Удо­вле­тво­ре­ны? — Нет, — признал­ся. — Мне пло­хо... Мне не хва­та­ет Ин­ны, ее сме­ха, ее ласк и по­це­лу­ев. Я ду­мал, моя месть бу­дет сладкой, а вы­шло все на­обо­рот: ме­ня гне­тет чув­ство го­ре­чи и от­ча­я­ния от по­те­ри еще од­но­го близ­ко­го мне че­ло­ве­ка... — Что ж, бу­дем ра­бо­тать, — вздох­ну­ла пси­хо­те­ра­певт.

Кол­ле­га пла­ка­лась: муж на каж­дом ша­гу рев­ну­ет, хоть по­во­да ни­ко­гда не да­ва­ла По­сле рас­ска­за Ин­ны я стал об­ду­мы­вать план ме­сти, на­де­ясь, что она спра­вед­ли­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.