За­муж не на­пасть...

Ан­на, 44 го­да Я хо­те­ла лишь од­но­го: что­бы моя доч­ка бы­ла счаст­ли­вой. А она вдруг та­кое от­че­бу­чи­ла – за­бе­ре­ме­не­ла в непол­ные во­сем­на­дцать

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Ни­ко­гда, ты ме­ня слы­шишь? Не взду­май! Толь­ко че­рез мой труп! Нель­зя! Фу!!! По­след­нее слово у ме­ня вы­рва­лось слу­чай­но, на ав­то­пи­ло­те. Так я обыч­но ору на­шей так­се Сар­дель­ке, ко­гда та на про­гул­ке под­би­ра­ет с зем­ли вся­кую га­дость. Да и как не орать — од­на­ж­ды она со­жра­ла на ули­це дох­лую мышь, а по­том чуть ла­пы не от­ки­ну­ла. За неде­лю ка­пель­ниц и про­мы­ва­ний же­луд­ка пре­вра­ти­лась из Сар­дель­ки в охот­ни­чью со­сис­ку — так по­ху­де­ла. Те­перь вот Кать­ка сюр­приз пре­под­нес­ла — со­об­щи­ла, что бе­ре­мен­ная. А ей, меж­ду про­чим, толь­ко че­рез ме­сяц во­сем­на­дцать ис­пол­нит­ся! Я как услы­ша­ла но­вость, так ме­ня и по­нес­ло. То, что со мной в тот мо­мент про­ис­хо­ди­ло, пси­хо­ло­ги на­зва­ли бы фруст­ра­ци­ей, юри­сты — со­сто­я­ни­ем аф­фек­та, а обыч­ные лю­ди — ис­те­ри­кой. У ме­ня от зло­сти на доч­ку со­всем кры­шу снес­ло! Ну как мож­но быть такой ду­рой?! Во­об­ще-то я счи­таю се­бя вполне вме­ня­е­мой ма­те­рью — в от­ли­чие от подруги дет­ства Ли­ли. Та чуть ли не с пе­ле­нок меч­та­ла стать ве­ли­кой ба­ле­ри­ной. Но по­сколь­ку бы­ла ко­ре­на­стой и тол­стень­кой, ее да­же в ан­самбль на­род­но­го тан­ца при до­ме пи­о­не­ров не взя­ли: мол, у те­бя, де­воч­ка, те­ло­сло­же­ние, а нам под­хо­дят толь­ко с «те­ло­вы­чи­та­ни­ем». В ито­ге по­дру­га ста­ла бух­гал­те­ром. Очень тол­ко­вым и вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мым. Но несбыв­ша­я­ся меч­та не да­ва­ла ей по­коя. По­это­му ко­гда Лиль­ка ро­ди­ла доч­ку, чуть ли не с рож­де­ния по­са­ди­ла ее на ди­е­ту, а в шесть лет за­пих­ну­ла в ба­лет­ную шко­лу при хо­рео­гра­фи­че­ском учи­ли­ще. Не­счаст­ный ре­бе­нок па­шет у стан­ка, как ста­ле­вар в го­ря­чем це­ху, ни кон­фет­ку съесть, ни бу­лоч­ку сже­вать… Лич­но я счи­таю, что ро­ди­те­ли не име­ют пра­ва из-за сво­их нере­а­ли­зо­ван­ных ам­би­ций так му­чить де­тей. По­это­му я Ка­те­рине ни­ко­гда не на­вя­зы­ва­ла соб­ствен­но­го мнения. Хо­чешь со­ба­ку — получи на день рож­де­ния Сар­дель­ку. Нра­вит­ся за­ни­мать­ся в школь­ном драм­круж­ке — на здо­ро­вье. Ре­ши­ла по­сту­пать в те­ат­раль­ный — да бо­га ра­ди! Во всем, моя де­воч­ка лю­би­мая, те­бя под­дер­жу, толь­ко бы ты бы­ла счаст­ли­вой. Жи­ви так, как хо­чешь, лишь бы мо­их оши­бок не по­вто­ри­ла… Ведь у ме­ня из-за них вся судьба на­смар­ку! …В сту­ден­та вто­ро­го кур­са эко­ном­фа­ка Ан­дрея я влю­би­лась, ко­гда учи­лась в один­на­дца­том клас­се. Мамы уже не бы­ло в жи­вых, па­па вка­лы­вал на двух ра­бо­тах, и некому бы­ло ме­ня предо­сте­речь: Ань­ка, не те­ряй го­ло­вы, по­ду­май о воз­мож­ных по­след­стви­ях… А по­след­ствия не за­ста­ви­ли се­бя

Боль­ше все­го на све­те я бо­я­лась, что Ка­тя по­вто­рит мои ошиб­ки мо­ло­до­сти

ждать, вот они, под­лые, ехид­но ска­лят­ся дву­мя по­лос­ка­ми с те­ста на бе­ре­мен­ность. Ан­дрей сра­зу по­шел в от­каз, мол, я — не я, и ви­на не моя. И же­нить­ся в бли­жай­шие де­сять лет не со­би­ра­юсь. За­ре­ван­ная до соп­лей, по­бе­жа­ла в жен­скую кон­суль­та­цию за на­прав­ле­ни­ем на аборт. А врач го­во­рит: «Рань­ше, де­точ­ка, нуж­но бы­ло ду­мать, у те­бя срок уже че­тыр­на­дцать недель!» При­шлось, вер­нув­шись до­мой, во всем при­знать­ся па­пе. Он про­ры­чал: «Кто?!» так гроз­но, что я с пе­ре­пу­гу сда­ла все яв­ки и па­ро­ли — в смыс­ле имя от­ца сво­е­го бу­ду­ще­го ре­бен­ка и его до­маш­ний ад­рес. Отец тут же от­пра­вил­ся ту­да и при­гро­зил Ан­дрею: ес­ли он немед­лен­но не же­нит­ся на мне, ся­дет за со­вра­ще­ние несо­вер­шен­но­лет­ней. Вы­би­рая меж­ду тюрь­мой и штам­пом в пас­пор­те тот, есте­ствен­но, пред­по­чел вто­рой ва­ри­ант. Есть та­кая по­сло­ви­ца: «Вый­ти за­муж — не на­пасть, как бы за­му­жем не про­пасть!» Я про­па­да­ла. Ан­дрею бы­ло на­пле­вать на ме­ня и мою бе­ре­мен­ность. А ко­гда ро­ди­лась доч­ка — то и на нее то­же. Хо­тя «на­пле­вать» — это, на­вер­ное, не со­всем то слово. Муж не иг­но­ри­ро­вал ме­ня, а на­обо­рот, сво­им по­ве­де­ни­ем спе­ци­аль­но про­во­ци­ро­вал, что­бы по­ско­рее по­да­ла на раз­вод. Нет, он ме­ня не бил — ни ра­зу и паль­цем не тро­нул (по­сле па­пи­но­го ви­зи­та по­чи­тал на вся­кий слу­чай Уго­лов­ный ко­декс). Но оскорб­лял и мо­раль­но уни­жал по­сто­ян­но. О том, что­бы по­гу­лять с Ка­тю­шей, по­мочь мне вы­ку­пать ее или про­сто взять ре­бен­ка на ру­ки, речь во­об­ще не шла. И его ма­ма­ша ве­ла се­бя точ­но так же — вид­но, и ей не тер­пе­лось «осво­бо­дить» нена­гляд­но­го сы­ноч­ка от нена­вист­но­го брач­но­го ига. В об­щем, вы­тер­пе­ла я все­го один­на­дцать ме­ся­цев «счаст­ли­во­го» су­пру­же­ства, а по­том взя­ла Кать­ку в охап­ку и сбе­жа­ла до­мой, под па­пи­но кры­лыш­ко. Спу­стя че­ты­ре го­да отец же­нил­ся и пе­ре­ехал к жене в Тер­но­поль. А я за­муж боль­ше так и не вы­шла — од­на­ж­ды об­жег­шись на мо­ло­ке, ду­ла с тех пор не толь­ко на во­ду, но да­же на лед. И что в ито­ге имею с гу­ся? Сом­ни­тель­ный ста­тус ма­те­ри-оди­ноч­ки, от­сут­ствие выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, хро­ни­че­ское недо­ве­рие к муж­чи­нам (па­па не в счет), опо­сты­лев­шая ра­бо­та (а по­ра­бо­тай­те-ка пят­на­дцать лет под­ряд при­ем­щи­цей в хим­чист­ке!) Од­на в жиз­ни ра­дость — доч­ка. Ду­ма­ла, хоть у нее все нор­маль­но сложится. А тут вдруг та­кое… И ведь сколь­ко раз пре­ду­пре­жда­ла — не спе­ши, все­му свое вре­мя! Нет, не по­слу­ша­лась ма­те­ри, ду­роч­ка ма­ло­лет­няя! Так что по­вод для ис­те­ри­ки у ме­ня был бо­лее чем ве­со­мый. В серд­цах на­го­во­ри­ла Ка­те­рине вся­ко­го-раз­но­го, ду­ма­ла, раз­оби­дит­ся на ме­ня, а ей хоть бы хны: улы­ба­ет­ся как ни в чем не бы­ва­ло и под фут­бол­кой по плос­ко­му жи­во­ту се­бя по­гла­жи­ва­ет. Дож­да­лась она, по­ка я орать уста­ла, и бла­го­душ­но так го­во­рит: — Ма, не ки­пи­шуй. Мы уже за­яв­ле­ние в загс по­да­ли. Вот уви­дишь, все у ме­ня бу­дет хо­ро­шо. У ме­ня от этой ее ре­пли­ки вто­рое ды­ха­ние от­кры­лось — за­ора­ла гром­че преж­не­го: — Брак по за­ле­ту ни­чем хо­ро­шим за­кон­чить­ся не мо­жет! Тем бо­лее в тво­ем воз­расте! Знаю, са­ма эти уни­вер­си­те­ты про­хо­ди­ла! — Во-пер­вых, раз на раз не при­хо­дит­ся, — фи­ло­соф­ски за­ме­ча­ет доч­ка, — а во-вто­рых, Глеб мне пред­ло­же­ние сде­лал еще до то­го… Мам, ну нель­зя же быть такой пес­си­мист­кой! — За­то ме­ня твой без­мозг­лый оп­ти­мизм в гроб вго­нит! — осип­шим уже го­ло­сом кри­чу ей. — Я не оп­ти­мист­ка, а ре­а­лист­ка, — спо­кой­но воз­ра­жа­ет Кать­ка. — И все про­ду­ма­ла. Уни­вер не бро­шу — да­же в ака­де­мот­пуск ухо­дить не со­би­ра­юсь. Глеб ска­зал, что пе­ре­ве­дет­ся на за­оч­ное от­де­ле­ние и, по­ка я на за­ня­ти­ях, сам с ре­бен­ком си­деть бу­дет. И его ма­ма по­мочь обе­ща­ла — она уже год как на пен­сии. — А жить на что со­би­ра­е­тесь? На све­кру­хи­ны ко­пей­ки? — Ой, ма, ка­кая ты смеш­ная. Ду­ма­ешь, раз сту­дент, так и за­ра­бо­тать не мо­жет? Зна­ешь, ка­кие Глеб ком­пью­тер­ные про­ги пи­шет? Зна­ешь, сколь­ко у него за­ка­зов? Смот­ри, ка­кое он мне ко­леч­ко по­да­рил… — доч­ка рас­то­пы­ри­ла пя­тер­ню, де­мон­стри­руя коль­цо. За­тем по­до­шла, об­ня­ла, по­ло­жив под­бо­ро­док мне на пле­чо, за­шеп­та­ла лас­ко­во: — Ма­муль, ты ведь хо­чешь, что­бы я бы­ла счаст­ли­вой, прав­да? А мне для сча­стья нуж­ны все­го че­ты­ре ве­щи: Глеб, наш ре­бе­нок, стать ак­три­сой и что­бы ты не сер­ди­лась. На­щу­па­ла-та­ки мои сла­бые ме­ста, пар­шив­ка. — Ду­рень дум­кою ба­гатіє… — про­бор­мо­та­ла я, раз­мя­кая. — Вот по­зна­ко­мишь­ся с бу­ду­щим зя­тем, узнаешь его по­бли­же и пой­мешь, что не все му­жи­ки коз­лы, как мой дра­жай­ший па­па­ша… Гля­дишь, и са­ма лич­ную жизнь на­ко­нец устро­ишь, — сде­ла­ла доч­ка «кон­троль­ный вы­стрел». Я по­ня­ла, что Ка­те­ри­на все рав­но по­сту­пит так, как счи­та­ет нуж­ным, и сда­лась. Ведь не­да­ром го­во­рят: ес­ли не мо­жешь из­ме­нить си­ту­а­цию, из­ме­ни свое от­но­ше­ние к ней… С тех пор про­шло семь лет. И, пред­став­ля­е­те, пра­ва ока­за­лась не я, с мо­им боль­шим жиз­нен­ным опы­том, а оп­ти­мист­ка Кать­ка. Итак, что сей­час имею с гу­ся? Счаст­ли­вую доч­ку, за­ме­ча­тель­но­го зя­тя и двух са­мых луч­ших в ми­ре вну­ков. А еще — но­вую ра­бо­ту и лю­би­мо­го му­жа. В этом «за­му­же» я точ­но не про­па­ду!

Я бы­ла уве­ре­на, что доч­кин брак бу­дет недол­го­веч­ным, но, к сча­стью, ошиб­лась

Пер­вен­ца Ка­тя на­зва­ла Ар­се­ни­ем

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.