Муж­чи­на под цвет пла­тья

Ма­рия, 58 лет Не за­да­ва­лась це­лью най­ти в са­на­то­рии му­жа, про­сто хо­те­ла от­дох­нуть от бы­то­вых неуря­диц и ду­шев­ных травм. И муж­чи­на в ко­стю­ме стран­но­го цве­та мне не нра­вил­ся

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Вэтом го­ду несча­стья сы­па­лись на мою го­ло­ву со всех сто­рон. Сна­ча­ла от ме­ня ушел муж, по­том ос­но­ва­тель­но за­ли­ла верх­няя со­сед­ка, и хо­тя она ком­пен­си­ро­ва­ла за­тра­ты, я из­ряд­но по­нерв­ни­ча­ла. Не успе­ла за­кон­чить ре­монт — ма­ма сло­ма­ла но­гу. При­шлось на ме­сяц за­брать ее к се­бе. Ха­рак­тер у нее не дай бог, по­это­му у ме­ня обост­ри­лась яз­ва, и я взя­ла пу­тев­ку в са­на­то­рий. Там ца­ри­ла смерт­ная ску­ка, по­это­му все флир­то­ва­ли, спе­ши­ли раз­влечь­ся и за­во­ди­ли лю­бов­ные ро­ма­ны. Не оста­лась без вни­ма­ния и моя пер­со­на. По­чти сра­зу же на ме­ня по­ло­жил глаз лы­се­ю­щий муж­чи­на в лет­нем ко­стю­ме яр­ко-зе­ле­но­го цве­та. Он сле­дил за каж­дым мо­им ша­гом, по­сто­ян­но та­ра­щил­ся в сто­ло­вой. Это раз­дра­жа­ло еще боль­ше, чем прес­ная ди­е­ти­че­ская еда, ко­то­рой нас пич­ка­ли. Я че­рез си­лу да­ви­лась за­пе­кан­ка­ми, овощ­ны­ми пю­ре и па­ро­вы­ми кот­ле­та­ми. Из-за бо­лез­ни при­дер­жи­вать­ся ди­е­ты при­вык­ла, но моя еда по край­ней ме­ре съе­доб­на... Од­на­жды ве­че­ром спря­та­лась в даль­ней бе­сед­ке, что­бы тай­ком по­ку­рить. Чест­но го­во­ря, об­хо­дить­ся без ку­ре­ва бы­ло го­раз­до труд­нее, чем вы­дер­жи­вать про­це­ду­ры. — Ай-яй-яй, — неожи­дан­но про­из­нес сза­ди на­смеш­ли­вый го­лос. Я от­бро­си­ла си­га­ре­ту и ис­пу­ган­но огля­ну­лась. Сза­ди сто­ял тип в зе­ле­ном ко­стю­ме. — Ни­ко­гда бы не по­ду­мал, что вы ку­ри­те, — ска­зал он, пы­та­ясь отыс­кать в тра­ве бро­шен­ный мной оку­рок. — Хо­чу за­ту­шить ваш бы­чок, а то так мож­но и по­жар устро­ить. До­ждя дав­но не бы­ло, тра­ва су­хая… — Вы по­жар­ник? — хму­ро по­ин­те­ре­со­ва­лась я. — Нет, ар­хи­тек­тор. — Муж­чи­на сде­лал шаг впе­ред и га­лант­но на­кло­нил го­ло­ву: — Раз­ре­ши­те пред­ста­вить­ся, Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич Остап­чук. Мож­но про­сто Ни­ко­лай. А вас как зо­вут? Я иро­нич­но огля­де­ла плот­ную ко­ре­на­стую фи­гу­ру с на­ме­ча­ю­щим­ся брюш­ком. — За­чем вам знать мое имя? Он рас­те­рян­но за­мор­гал: — Ну… мы с ва­ми от­ды­ха­ем в од­ном са­на­то­рии. Бу­дем об­щать­ся, так что хо­те­лось бы… — Вы оп­ти­мист, — ед­ко про­из­нес­ла я. — Кто вам ска­зал, что я на­ме­ре­на с ва­ми об­щать­ся?! Он ви­но­ва­то вздох­нул:

— Про­сти­те, я ду­мал, что каж­до­му че­ло­ве­ку хо­чет­ся об­ще­ния… — Оши­ба­е­тесь, — пе­ре­би­ла его. — Лич­но я хо­чу по­коя! Так что со­ве­тую не тра­тить на ме­ня вре­мя. Он огор­чен­но раз­вел ру­ка­ми: — Из­ви­ни­те, ви­жу, я вас раз­дра­жаю. Жаль! У ме­ня да­же ко­стюм под ва­ше пла­тье под­хо­дит... То есть его цвет, — про­бор­мо­тал он. Утром я про­игно­ри­ро­ва­ла зав­трак и, усев­шись на ска­мей­ке, при­ня­лась чи­тать де­тек­тив. — По­че­му вы не при­шли в сто­ло­вую? — спро­сил сза­ди зна­ко­мый муж­ской го­лос. — А по­че­му вы ме­ня пре­сле­ду­е­те?! — разо­зли­лась я. Он сми­рен­но улыб­нул­ся: — Мне ка­жет­ся, что в ва­шей жиз­ни сей­час не са­мая луч­шая по­ло­са. Вот и за­хо­те­лось по­мочь. — Спа­си­бо, я справ­ля­юсь са­ма! Воз­ле ска­мей­ки оста­но­ви­лась вы­со­кая ху­до­соч­ная ба­рыш­ня, со­сед­ка Ни­ко­лая Ни­ко­ла­е­ви­ча по сто­ли­ку в сто­ло­вой. — Про­хла­жда­е­тесь? — спро­си­ла яз­ви­тель­но. — А вас на про­це­ду­ры ищут! Ес­ли не хо­ти­те ле­чить­ся, за­чем при­ез­жать? — Счи­та­ла, что най­ду здесь по­кой, — про­вор­ча­ла я, за­хло­пы­вая кни­гу. — То­гда вам на необи­та­е­мый ост­ров, — съяз­ви­ла де­ви­ца. — Хо­ро­шо бы, — вздох­ну­ла я. — Толь­ко, к со­жа­ле­нию, мне та­кое пу­те­ше­ствие не по кар­ма­ну. — Слу­шай­те, у ме­ня тет­ка жи­вет в се­ле. Глу­хо­мань страш­ная. Зато све­жий воз­дух, ти­ши­на. Не хо­ти- те по­го­стить? — пред­ло­жил неожи­дан­но Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич. Ба­рыш­ня фырк­ну­ла: — Лад­но, по­жа­луй, я здесь лишняя. Лю­без­ни­чай­те без ме­ня. По­сле че­го ре­ти­ро­ва­лась, пре­зри­тель­но оки­нув ме­ня на про­ща­ние взгля­дом ко­лю­чих глаз. — Ну вот, те­перь нач­нет рас­про­стра­нять сплет­ни, что мы с ва­ми кру­тим аму­ры, — огор­чи­лась я. — На ста­ро­сти лет та­кая сты­до­ба! — Не ду­маю, — не со­гла­сил­ся Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич. — Я не о ней, а о ва­ших сло­вах по по­во­ду ста­ро­сти, — улыб­нул­ся он. — Лич­но я на­хо­жу вас мо­ло­дой и красивой, к то­му же весь­ма неза­ви­си­мой. Та­ких жен­щин сей­час ма­ло. — Спа­си­бо за ком­пли­мент, — хмык­ну­ла, — толь­ко зря ста­ра­е­тесь. По­сле то­го как ме­ня бро­сил муж, я зла на всех му­жи­ков. Осо­бен­но на ло­ве­ла­сов. — Я не ло­ве­лас, — крас­нея, про­мям­лил он, — вы мне дей­стви­тель­но сим­па­тич­ны. — Ну, зна­е­те! А вы мне нет! — от­ре­за­ла и, вско­чив со ска­мей­ки, быст­ро за­ша­га­ла в сторону ад­ми­ни­стра­тив­но­го кор­пу­са. У ме­ня воз­ник­ло же­ла­ние сроч­но по­ки­нуть са­на­то­рий, по­это­му нуж­но бы­ло спро­сить, вер­нут ли мне день­ги, ес­ли уеду рань­ше сро­ка. Ко­неч­но, пре­ры­вать от­дых бы­ло глу­по, но я бо­я­лась, что Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич не от­вя­жет­ся. Пред­ста­ви­ла, как от­ды­ха­ю­щие бу­дут на­смеш­ли­во смот­реть мне вслед, хи­хи­кая и зло­сло­вя. И еще ис­пу­га­лась за­рож­да­ю­ще­го­ся в ду­ше стран­но­го вле­че­ния к это­му чу­да­ку в яр­ко­зе­ле­ном ко­стю­ме. Быть бро­шен­ной не хо­те­лось, но имен­но та­ким я ви­де­ла фи­нал наших от­но­ше­ний. Му­жи­ку скуч­но, вот он и ищет при­клю­че­ний. А я и так уже слиш­ком на­стра­да­лась... На сле­ду­ю­щее утро уеха­ла до­мой. Че­рез па­ру дней по­сле при­ез­да ме­ня неожи­дан­но по­се­ти­ла со­сед­ка. — Как от­дох­ну­ли? Что-то вы слиш­ком быст­ро вер­ну­лись. — Не по­нра­ви­лось. Скуч­но, пи­та­ние — дрянь, лю­дей мно­го... Она рас­сме­я­лась. — Зна­е­те, Ма­шень­ка, а ведь вы не од­на та­кая при­ве­ред­ли­вая! Мне се­го­дня брат зво­нил. То­же уез­жа­ет из са­на­то­рия рань­ше сро­ка. Ска­зал, у него ду­шев­ная трав­ма — на­ко­нец встре­тил хо­ро­шую жен­щи­ну, а она от него сбе­жа­ла. А у него и без то­го год был тя­же­лый. Же­на бро­си­ла, со здо­ро­вьем нела­ды. Да еще че­мо­дан на вок­за­ле укра­ли. При­шлось там же ко­стюм по­ку­пать. Го­во­рит, бы­ли толь­ко яр­ко-зе­ле­ные. Жаль бе­до­ла­гу, он слав­ный му­жик. Не кра­са­вец, но доб­рый, хо­зяй­ствен­ный… У ме­ня про­тив­но за­со­са­ло под ло­жеч­кой. Не мо­жет быть! — Зоя, а как зо­вут ва­ше­го бра­та? — осто­рож­но по­ин­те­ре­со­ва­лась. — Ни­ко­ла­ем, а что? — на­сто­ро­жи­лась со­сед­ка. Вз­г­ля­нув на мое ли­цо, по­ня­ла: — Ма­ша, так это вы та жен­щи­на?! — Зоя тро­ну­ла ме­ня за ру­ку: — Он вам не по­нра­вил­ся, да? Я рас­те­рян­но по­ка­ча­ла го­ло­вой: — Ско­рее, на­обо­рот… — Так по­че­му же вы сбе­жа­ли?! Он же ме­ста се­бе не на­хо­дит! — Ис­пу­га­лась… А что ес­ли бы он ока­зал­ся обыч­ным ло­ве­ла­сом?! — Ма­ша, ес­ли я вам дам Ко­лин ад­рес, вы ему на­пи­ше­те? По­верь­те, он бу­дет безум­но счаст­лив. Я кив­ну­ла и, от­бро­сив пред­рас­суд­ки, весь ве­чер пи­са­ла Ни­ко­лаю пись­мо. Ведь че­ло­век рож­ден, что­бы быть счаст­ли­вым...

В са­на­то­рии мно­гие ста­ра­лись за­кру­тить роман, но я по­сле раз­во­да ду­ла на во­ду Не хо­те­лось да­вать по­вод для пе­ре­су­дов и спле­тен, по­это­му сра­зу ре­ши­ла уехать

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.