Рам­эн и Ми­со

Ан­на, 28 лет Япон­ская кух­ня по­лез­на не толь­ко для же­луд­ка, но и для лич­ной жиз­ни. Мне, во вся­ком слу­чае, имен­но она по­мог­ла най­ти лю­бовь...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Ко­гда я бы­ла ма­лень­кой, го­тов­кой в на­шей се­мье за­ни­ма­лась ба­буш­ка. По­сле ба­бу­ли­ной смер­ти ку­ли­нар­ную эс­та­фе­ту под­хва­ти­ла ма­ма. Я, бу­дучи уже под­рост­ком, ино­гда пред­ла­га­ла: «Ма, по­мочь те­бе с обе­дом?» Но она от мо­ей по­мо­щи все­гда от­ка­зы­ва­лась, мол, успе­ешь еще у пли­ты на­сто­ять­ся... Я окон­чи­ла шко­лу, за­тем уни­вер­си­тет, устро­и­лась на ра­бо­ту. Го­ды шли, а с лич­ной жиз­нью у ме­ня все не скла­ды­ва­лось. За­то у ма­мы неожи­дан­но сло­жи­лось: она вы­шла за­муж и пе­ре­еха­ла к но­во­му су­пру­гу в Ки­ев. А я оста­лась по­чти си­ро­ти­нуш­кой... В смыс­ле ни­кто ме­ня бед­ную-несчаст­ную, как преж­де, не на­кор­мит... Несколь­ко раз пы­та­лась вос­про­из­ве­сти кое-что из ба­буш­ки­ных и ма­ми­ных фир­мен­ных блюд, но... У них это бы­ли ше­дев­ры, а у ме­ня каж­дый раз вы­хо­ди­ла жут­кая га­дость. Я сна­ча­ла не по­ни­ма­ла, по­че­му так про­ис­хо­дит: вро­де и ин­гре­ди­ен­ты те же са­мые бе­ру, и спе­ции, и тех­но­ло­гию со­блю­даю, а все рав­но по­лу­ча­ет­ся без­вкус­ная бур­да. Поз­же по­ня­ла: что­бы хо­ро­шо де­лать ка­кое-то де­ло, нуж­но иметь пусть не та­лант, но хоть ка­кие-то спо­соб­но­сти, а у ме­ня та­ко­вых не на­блю­да­ет­ся. Сми­рив­шись с этим фак­том, пе­ре­шла на «под­нож­ный корм» — бу­тер­бро­ды и по­лу­фаб­ри­ка­ты из ку­ли­на­рии. Ра­до­сти от та­кой еды, ко­неч­но, немно­го, но, как го­во­рит­ся, за неиме­ни­ем гер­бо­вой пи­шут на про­стой... В тот день, ко­гда на­ча­лась эта ис­то­рия, бы­ло хо­лод­но и пас­мур­но. И на­стро­е­ние у ме­ня бы­ло под стать по­го­де. Гля­дя в гряз­ное ок­но марш­рут­ки, я с тос­кой ду­ма­ла о том, что се­го­дня утром до­е­ла остат­ки сы­ра и по- след­ние два яй­ца, и сей­час в хо­ло­диль­ни­ке хоть ша­ром по­ка­ти. Те­перь пе­ре­до мной сто­я­ла ди­лем­ма: ли­бо вый­ти у су­пер­мар­ке­та, ску­пить­ся на несколь­ко дней и по­том с тя­же­лы­ми па­ке­та­ми то­пать пешком два квар­та­ла (в час пик в об­ще­ствен­ный транс­порт мож­но влезть толь­ко на ко­неч­ной), ли­бо остать­ся без ужи­на и зав­тра ид­ти на ра­бо­ту, не по­зав­тра­кав. По­ка я раз­ду­мы­ва­ла над этим гам­ле­тов­ским во­про­сом, низ­кие се­рые ту­чи на­ко­нец раз­ро­ди­лись до­ждем, и ре­ше­ние бы­ло при­ня­то: не пой­ду в су­пер­мар­кет! В кон­це кон­цов, мо­ло­дой жен­щине ино­гда да­же по­лез­но по­го­ло­дать. Од­на­ко, ко­гда вы­шла на сво­ей оста­нов­ке, идея о «по­лез­ном го­ло­да­нии» уже не ка­за­лась мне та­кой уж удач­ной. По­это­му, рас­крыв зон­тик, по­шла не на­ле­во, к сво­е­му до­му, а на­пра­во

Я не умею го­то­вить, по­это­му, остав­шись од­на, ста­ла пи­тать­ся по­лу­фаб­ри­ка­та­ми

— к ма­лень­ко­му про­дук­то­во­му ма­га­зин­чи­ку. Ас­сор­ти­мент там весь­ма небо­га­тый, но хле­ба с кол­ба­сой ку­пить мож­но. А еще — шо­ко­лад­ное мо­ро­же­ное в ка­че­стве ан­ти­де­прес­сан­та. Я вспом­ни­ла, как дет­стве мне при­хо­ди­лось хо­дить за мо­ро­же­ным аж на Спор­тив­ную, хо­тя до это­го ма­га­зин­чи­ка бы­ло го­раз­до бли­же. Но ба­буш­ка с ма­мой стро­го-на­стро­го за­пре­ща­ли да­же при­бли­жать­ся к нему, по­то­му что ря­дом бы­ла точ­ка об­ще­пи­та под на­зва­ни­ем «Пель­мен­ная». Там про­да­ва­ли вод­ку на роз­лив, и пе­ред вхо­дом с утра до ве­че­ра толк­лись мест­ные за­бул­ды­ги, а «та­кой со­мни­тель­ный кон­тин­гент мо­жет оби­деть ре­бен­ка». В ми­ре про­ис­хо­ди­ли при­род­ные и со­ци­аль­ные ка­та­клиз­мы, но эта пель­мен­ная оста­ва­лась ост­ров­ком ста­биль­но­сти и бла­го­по­луч­но про­су­ще­ство­ва­ла аж до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни, но не так дав­но ее за­кры­ли на ре­монт. В те­че­ние несколь­ких ме­ся­цев, два боль­ших ок­на за­бе­га­лов­ки бы­ли гу­сто за­ма­за­ны по­бел­кой, а ал­ка­шам при­хо­ди­лось «ту­со­вать­ся» воз­ле круг­ло­су­точ­но­го ки­ос­ка, тор­гу­ю­ще­го спирт­ным. Дой­дя до пель­мен­ной, я гла­зам не по­ве­ри­ла! Ок­на си­я­ли пер­во­здан­ной чи­сто­той, на ши­ро­ких под­окон­ни­ках кра­со­ва­лись ми­ни­а­тюр­ные де­рев­ца в горш­ках (ка­жет­ся, эта кра­со­та на­зы­ва­еся бон­сай), а над вхо­дом ви­се­ла вы­вес­ка, на ко­то­рой бы­ло на­пи­са­но «Фуд­зи­я­ма». Не нуж­но иметь семь пя­дей во лбу, что­бы по­нять: вме­сто за­тра­пез­но­го «ген­де­лы­ка» здесь от­кры­лось япон­ское ка­фе. Из япон­ских блюд до это­го про­бо­ва­ла толь­ко рол­лы — од­на моя кол­ле­га ча­сто за­ка­зы­ва­ет их в офис и ино­гда уго­ща­ет ме­ня. Не мо­гу ска­зать, что в вос­тор­ге от это­го блю­да, но все рав­но луч­ше, чем да­вить­ся осто­чер­тев­ши­ми бу­тер­бро­да­ми. И по­лез­нее. По­сле недол­го­го ко­ле­ба­ния толк­ну­ла стек­лян­ную дверь (ес­ли ока­жет­ся че­рес­чур до­ро­го, все­гда мож­но бу­дет уй­ти, ни­че­го не за­ка­зав). Как толь­ко се­ла за сво­бод­ный сто­лик, по­до­шел офи­ци­ант — мо­ло­дой па­рень ази­ат­ской на­руж­но­сти (раз­ли­чать ки­тай­цев, ко­рей­цев, вьет­нам­цев и япон­цев я не умею). Он по­при­вет­ство­вал ме­ня тра­ди­ци­он­ным по­кло­ном и про­тя­нул кни­жеч­ку ме­ню. От изоби­лия незна­ко­мых на­зва­ний за­ря­би­ло в гла­зах. Це­ны ока­за­лись не то что­бы за­пре­дель­ны­ми, но все рав­но до­воль­но ощу­ти­мы­ми для мо­е­го то­ще­го ко­шель­ка. По­это­му ткну­ла паль­цем в од­но из са­мых де­ше­вых блюд: «Мне вот это, по­жа­луй­ста». — Пре­крас­ный вы­бор, — рас­плыл­ся офи­ци­ант в улыб­ке. — Я то­же очень люб­лю ми­со-суп! Спу­стя несколь­ко ми­нут он по­ста­вил пе­ре­до мной вну­ши­тель­ную пи­а­лу, по­же­лал при­ят­но­го ап­пе­ти­та и ото­шел. Я ста­ла с опас­кой рас­смат­ри­вать со­дер­жи­мое пи­а­лы. В мут­ной ко­рич­не­вой жи­же пла­ва­ли ку­би­ки сы­ра то­фу, ка­кие-то во­до­рос­ли и по­хо­жая на бе­лых чер­вя­ков, лапша. Вы­гля­де­ло не слиш­ком ап­пе­тит­но, но ко­гда я все-та­ки ре­ши­лась по­про­бо­вать... Суп ока­зал­ся про­сто бо­же­ствен­но вкус­ным! Да­же вкус­нее ма­ми­но­го рас­соль­ни­ка с поч­ка­ми! «Зав­тра по­сле ра­бо­ты обя­за­тель­но сно­ва здесь по­ужи­наю, — ду­ма­ла я, со­би­рая ке­ра­ми­че­ской лож­кой со дна остат­ки бу­льо­на, — и по­сле­зав­тра то­же...» Ни­ко­гда не счи­та­ла се­бя гур­ма­ном, но под­се­ла на ми­со-суп как на нар­ко­тик, и вско­ре ста­ла за­все­гда­та­ем «Фуд­зи­я­мы». Впро­чем, не я од­на — мо­ло­дой бо­ро­да­тый муж­чи­на то­же по­яв­лял­ся там каж­дый ве­чер. Од­на­жды в ре­сто­ран­чи­ке был «ан­шлаг» и, ко­гда бо­ро­дач явил­ся, все сто­ли­ки бы­ли за­ня­ты. Мне бы­ло вид­но, как ад­ми­ни­стра­тор (де­вуш­ка в ки­мо­но) ему что-то ви­но­ва­то объ­яс­ня­ет, а тот, огля­дев­шись по сто­ро­нам, ки­ва­ет в мою сто­ро­ну. Де­вуш­ка под­бе­жа­ла и спро­си­ла, не бу­ду ли я воз­ра­жать, ес­ли ко мне под­са­дят од­но­го по­се­ти­те­ля. Я не воз­ра­жа­ла. — Ми­ха­ил, — пред­ста­вил­ся муж­чи­на, при­са­жи­ва­ясь на­про­тив. — Очень при­ят­но, Ан­на. — Я вас здесь ча­сто ви­жу. То­же по­клон­ни­ца япон­ской кух­ни? — С недав­них пор. Ко­гда мо­е­му но­во­му зна­ко­мо­му при­нес­ли за­каз, я не удер­жа­лась и за­гля­ну­ла в его пи­а­лу. В ней, как и в мо­ей, в бу­льоне пла­ва­ла лапша, а еще кус­ки мя­са, гри­бов и по­ло­вин­ка ва­ре­но­го яй­ца. Ми­ха­ил, сна­ча­ла, как из чаш­ки, вы­пил из та­рел­ки всю жид­кость, а по­том стал есть гу­щу, уме­ло ору­дуя па­лоч­ка­ми. — А я не умею па­лоч­ка­ми, — при­зна­лась за­чем-то. — Хо­ти­те, на­учу? — Хо­чу, — улыб­ну­лась в от­вет. — Но свой суп все рав­но бу­ду есть лож­кой — мне так вкус­нее. С тех пор мы с ним ста­ли все­гда са­дить­ся за один сто­лик. За ужи­ном ми­ло бол­та­ли на са­мые раз­ные те­мы. Ну и о се­бе ко­ечто друг дру­гу рас­ска­за­ли — не без это­го. Ми­ха­ил ока­зал­ся ма­сте­ром та­ту, и ему да­же уда­лось уго­во­рить ме­ня сде­лать неболь­шую та­туш­ку на пле­че — япон­ский иеро­глиф, обо­зна­ча­ю­щий «счастье». Од­на­жды в пят­ни­цу по­сле ужи­на Ми­ша по­шел ме­ня про­во­жать, на­про­сил­ся на чаш­ку ко­фе и... остал­ся до утра. Все суб­бо­ту мы с ним не вы­ле­за­ли из по­сте­ли, а к ве­че­ру, ого­ло­дав, от­пра­ви­лись в «Фуд­зи­я­му». Кро­ме двух пи­ал офи­ци­ант при­нес еще та­рел­ку с раз­но­цвет­ны­ми ша­ри­ка­ми. — Мы это­го не за­ка­зы­ва­ли, — ска­за­ла я. — Шеф-по­вар вас уви­дел и го­во­рит: смот­ри, Рам­эн и Ми­со опять при­шли. От­не­си им, как по­сто­ян­ным кли­ен­там, де­серт мо­ти­цу­ки — за счет за­ве­де­ния. С тех пор мы с лю­би­мым на­едине по­рой на­зы­ва­ем друг дру­га шут­ли­вы­ми про­зви­ща­ми: я его — Рам­эн, а он ме­ня — Ми­со.

По­сле недол­го­го ко­ле­ба­ния я за­шла в «Фуд­зи­я­му»: чем тут на­род кор­мят?

Блю­до вы­гля­де­ло весь­ма неап­пе­тит­но, но на вкус ока­за­лось про­сто по­тря­са­ю­щим

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.