Я бу­ду дол­го гнать ве­ло­си­пед

Юрий, 58 лет По­сле смер­ти лю­би­мой же­ны мне не хотелось ни­че­го де­лать. Рань­ше я за­ни­мал­ся спор­том, ез­дил на ве­ло­си­пе­де, те­перь все ста­ло без­раз­лич­но...

Istorii Iz Zhizni - - В Украине -

Ко­гда в го­сти при­хо­дит Ило­на с внуч­кой, я ожи­ваю. Ма­шень­ка с по­ро­га под­бе­га­ет ко мне, об­ни­ма­ет, при­жи­ма­ет­ся. — Де­душ­ка! Я те­бя люб­лю. Ило­на смот­рит на нас с улыб­кой, оправ­ды­ва­ет­ся: — Пап, из­ви­ни, что так ред­ко за­хо­дим, сам зна­ешь... — Знаю, ра­бо­та, — взды­хаю. В тот раз дочь дол­го и при­дир­чи­во рас­смат­ри­ва­ла ме­ня. — Пап, мне ка­жет­ся, ты по­пол­нел. И гла­за крас­ные. Как се­бя чув­ству­ешь во­об­ще? Она за­да­ва­ла мне этот во­прос ре­гу­ляр­но. По­жал пле­ча­ми: — Крас­ные от про­смот­ра се­ри­а­лов. Ну а пол­неть мне не вре­дит, по­ду­ма­ешь, па­ра лиш­них скла­док на жи­во­те. — Папа! У те­бя холодильник пу­стой, за­то воз­ле компьютера упа­ков­ки от пе­че­нья и кон­фет. Нельзя есть вред­ную пи­щу! — От слад­ко­го на­стро­е­ние улу­чи ша­ет­ся. Раз­ве ты не зна­ешь? — Лучше бы на про­гул­ки хо­дил, — сер­ди­то па­ри­ро­ва­ла дочь. Ко­гда они ушли, я вздох­нул с об­лег­че­ни­ем. Рас­ска­зы­вать до­че­ри о ре­аль­ном са­мо­чув­ствии ни­как нельзя, она встре­во­жит­ся, рас­пла­чет­ся, нач­нет ма­му вспо­ми­нать. Од­на­ж­ды по­жа­ло­вал­ся, Ило­на раз­нерв­ни­ча­лась: «Ты дол­жен се­бя бе­речь! Хва­тит с нас то­го, что ма­ма умер­ла! У те­бя есть со­весть?! Ты же у ме­ня один остался!» С тех пор не жа­лу­юсь ей ни на что. Не мо­гу смотреть, ко­гда она плачет, и осо­бен­но — ко­гда вспо­ми­на­ет по­кой­ную же­ну. От это­го у ме­ня все внут­ри пе­ре­во­ра­чи­ва­ет­ся. Ма­ша дол­го бо­ле­ла: рак. Уже пол­то­ра го­да про­шло, а я все еще не мо­гу о ней раз­го­ва­ри­вать. Да­же на клад­би­ще не хо­жу, к удив­ле­нию доч­ки. Вот ко­гда от­бо­лит — пой­ду, а сей­час бо­юсь раз­ры­дать­ся и сно­ва впасть в де­прес­сию. По­сле по­хо­рон по­про­сил Ило­ну за­брать все ве­щи ма­те­ри. Утром вста­вал и ви­дел Ма­ши­ны тап­ки у кро­ва­ти. На кухне на­ты-

кал­ся на ее чаш­ку, в ван­ной — на зуб­ную щет­ку, и у ме­ня на­чи­на­лась ис­те­ри­ка, су­до­рож­ный плач. Спу­стя ка­кое-то вре­мя, ко­неч­но, немно­го по­лег­ча­ло. Жил так, как буд­то же­на по­сто­ян­но бы­ла со мной ря­дом, мыс­лен­но раз­го­ва­ри­вал с ней. Но за­тем го­лос ее умолк, и оста­вать­ся одному бы­ло ужас­но непри­выч­но — как буд­то мне ам­пу­ти­ро­ва­ли но­гу, и я заново учил­ся хо­дить... Дочь сер­ди­лась, что пи­та­юсь чем по­па­ло. Ко­неч­но, я мог при­го­то­вить что-то. Но ка­кой смысл сто­ять у пли­ты для се­бя од­но­го? Ко­гда ты оди­нок, то во­зить­ся не ста­нешь. По­это­му ел го­то­вое, куп­лен­ное на бе­гу в ма­га­зине, стал зло­упо­треб­лять ко­фе, шо­ко­ла­дом и пе­че­ньем. Вско­ре за­ме­тил, что со зре­ни­ем у ме­ня ста­ло со­всем пло­хо. При­шлось за­пи­сать­ся к оку­ли­сту. Он дол­го све­тил в глаз­ное дно, про­ве­рял зре­ние с по­мо­щью раз­лич­ных при­спо­соб­ле­ний, хму­рил­ся. — Вы долж­ны сделать ана­лиз кро­ви, — ска­зал доктор. — Общий и на са­хар. — И с ре­зуль­та­та­ми немед­лен­но ко мне. Я уди­вил­ся, но раз врач го­во­рит, на­до — зна­чит, на­до. — У вас диабет, ува­жа­е­мый Юрий Ни­ко­ла­е­вич, — вынес вер­дикт оку­лист. — И по­это­му раз­ви­ва­ет­ся ре­ти­но­па­тия, про­грес­си­ру­ю­щее ухуд­ше­ние зре­ния. — Неуже­ли так бывает? — уди­вил­ся. — Про диабет не знал. — Он у вас в на­чаль­ной ста­дии. За­пи­ши­тесь к те­ра­пев­ту, вам под­бе­рут про­грам­му ле­че­ния. Док­то­ра мне дей­стви­тель­но на­да­ва­ли ку­чу со­ве­тов, но огра­ни­чить се­бя в сла­до­стях я был не в си­лах: ка­за­лось, у ме­ня хотят от­нять по­след­нюю радость в жиз­ни. По­ни­мал, что за­го­няю се­бя в мо­ги­лу, что так нельзя, но ни­че­го не мог по­де­лать и с упрям­ством са­мо­убий­цы про­дол­жал есть слад­кое по ве­че­рам... Од­на­ж­ды дочь при­шла ве­че­ром в пят­ни­цу по­мочь мне с убор­кой. Я охот­но поз­во­лял ей на­во­дить по­ря­док, по­то­му что нена­ви­жу вы­ти­рать пыль и тер­петь не мо­гу мы­тья по­лов. Мак­си­мум — по­су­ду мо­гу пе­ре­мыть. По­это­му я си­дел на ди­ване с но­ут­бу­ком на ко­ле­нях, смот­рел се­ри­ал и украд­кой, что­бы Ило­на не за­ме­ти­ла, хру­стел ку­ку­руз­ны­ми па­лоч­ка­ми. Чув­ство­вал се­бя неважно, но при­зна­вать­ся в этом не со­би­рал­ся. — Папа, можно те­бя на ми­нут­ку? — по­зва­ла Ило­на. — Помощь нуж­на. Вы­шел в ко­ри­дор и уви­дел, что она вы­та­щи­ла с бал­ко­на мой ве­ло­си­пед и по­ста­ви­ла его вверх ко­ле­са­ми. — Что ты де­ла­ешь? Зачем? — спро­сил удив­лен­но. — Пы­та­юсь его сма­зать и пе­ре­клю­че­ние скоростей на­стро­ить. Вот твоя сум­ка с ве­ло­ин­стру­мен­та­ми, най­ди мне смаз­ку. — Но зачем? — Хо­тим в вы­ход­ные по­ка­тать­ся с Ма­шей и Во­вой. — Твой муж уме­ет ез­дить? Впер­вые слы­шу... И по­том, те­бе мой байк не по­дой­дет, ра­ма большая, а тут нуж­на жен­ская. — Жаль. Лад­но, на­про­кат возь­му. Рас­спро­сил, ку­да они со­би­ра­ют­ся. Оказалось, в мой лю­би­мый парк, ко­то­рый по­сте­пен­но пе­ре­хо­дит в лес. Ко­гда-то я ча­са­ми там ка­тал­ся с дру­зья­ми. Мне вдруг нестер­пи­мо за­хо­те­лось сесть в сед­ло. — Ко­неч­но, папа, по­еха­ли с на­ми! — об­ра­до­ва­лась дочь. — Ты опыт­ный ве­ло­си­пе­дист, нам в ком­па­нии та­кой нужен. Утром мы встре­ти­лись у вхо­да на вы­став­ку. Дочь с се­мьей взя­ли про­кат­ные ве­ло­си­пе­ды, для внуч­ки — дет­ский. Мы ко­ле­си­ли по тро­пин­кам, на­стро­е­ние бы­ло ве­ли­ко­леп­ным, по­го­да то­же решила по­ра­до­вать — сто­ял теп­лый осенний де­нек. Я по­ка­зы­вал Ма­ше, как пра­виль­но пре­одо­ле­вать подъ­емы и со­блю­дать безопасность на спус­ке, в то же вре­мя ощу­щая, что мне самому тя­же­ло­ва­то кру­тить пе­да­ли. Слиш­ком уж рас­пол­нел, не хва­та­ло ды­ха­ния. «На­до за­вя­зы­вать с ле­нью и ханд­рой, — по­ду­мал с до­са­дой, — и жрать вся­кую дрянь под ду­рац­кие фильмы. По­ра все­рьез за­нять­ся здо­ро­вьем». Мы до­е­ха­ли до боль­шой по­ля­ны на краю ле­са, где мест­ные лю­би­те­ли ве­ло­про­гу­лок все­гда делают при­вал. Бы­ли они и сегодня. — Мы с со­бой взя­ли еды, иди­те к нам, — при­гла­сил зять. Устро­ив­шись на упав­шем ство­ле де­ре­ва, мы со вку­сом при­ня­лись за бу­тер­бро­ды, на­ли­ли чай из тер­мо­са. Я чув­ство­вал се­бя стран­но — в по­след­ние го­ды от­вык от ра­до­сти, а сей­час она бы­ла во всем: в каждом дви­же­нии, в при­ро­де, в улыб­ках мо­их близ­ких. По­до­шел к краю об­ры­ва, по­лю­бо­вать­ся на от­кры­ва­ю­щий­ся пей­заж го­ро­да. — Юра, это ты, что ли? — по­слы­шал­ся го­лос. От чу­жой ком­па­нии ко мне шла жен­щи­на. Я узнал свою од­но­класс­ни­цу. — По­ка еще я. При­вет, дав­но не ви­де­лись! А ты тут что де­ла­ешь? — То же, что и ты, — ка­та­юсь на при­ро­де. Я — за­яд­лая ве­ло­си­пе­дист­ка. Дав­но увлек­лась. — Стран­но, что мы рань­ше здесь не встре­ча­лись... Немно­го по­го­во­ри­ли. Ле­на улы­ба­лась, шу­ти­ла, зва­ла при­ез­жать сю­да чаще. В стар­ших клас­сах я был в нее влюб­лен, но на вы­пуск­ном ро­бел и да­же не ре­шил­ся при­гла­сить на та­нец. — Я уже лет пять вдо­ва, а ты? — Пол­то­ра го­да один, — по­мрач­нел и от­вер­нул­ся. Мы за­мол­ча­ли. По­том Ле­на ста­ла рас­ска­зы­вать, как справ­ля­ет­ся с оди­но­че­ством, и по ее сло­вам вы­хо­ди­ло, что это до­воль­но про­сто, и уны­вать неко­гда. — Да­вай встре­тим­ся здесь в сле­ду­ю­щее вос­кре­се­нье, — пред­ло­жил. — От­кро­ешь се­крет, как у те­бя это по­лу­ча­ет­ся. — С удо­воль­стви­ем, хо­тя ни­ка­ко­го сек­ре­та тут нет... Про се­бя ре­шил, что сегодня же от­дам весь запас шо­ко­ла­да и пе­че­нья Илоне, а сам нач­ну де­лать за­ряд­ку. И на мо­ги­лу су­пру­ги на­до, на­ко­нец, пой­ти...

Че­рез ка­кое-то вре­мя за­ме­тил, что зре­ние ста­ло гораздо ху­же. За­пи­сал­ся к док­то­ру Неожи­дан­но ме­ня оклик­ну­ла ка­кая-то жен­щи­на. Вспом­нил, что учились вме­сте

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.