Круг­лый стол экс­пер­тов «КЖ»

KOLESO ZHIZNI - - СОДЕРЖАНИЕ -

Жур­нал «Ко­ле­со Жиз­ни» – при­клад­ной ин­стру­мент для ин­ди­ви­ду­аль­но­го раз­ви­тия (лич­ност­но­го, ду­хов­но­го, про­фес­си­о­наль­но­го). Мы вни­ма­тель­но изу­ча­ем но­вые на­прав­ле­ния, от­сле­жи­ва­ем и со­зда­ем тен­ден­ции, фор­ми­ру­ем трен­ды об­ра­за жиз­ни, твор­че­ско­го рож­де­ния смыс­лов и по­сти­же­ния глу­би­ны.

Мы бла­го­дар­ны на­шим экс­пер­там, ко­то­рые участ­во­ва­ли в об­суж­де­нии ост­рых во­про­сов те­мы но­ме­ра «Мой мир. На­строй­ка зву­ча­ния». Это ве­ду­щие спе­ци­а­ли­сты Укра­и­ны и за­ру­бе­жья, объ­ек­тив­ные и бес­при­страст­ные, мне­нию ко­то­рых мы до­ве­ря­ем. Круг­лый стол ве­ла Инес­са Кра­вчен­ко.

Как вы ду­ма­е­те, мож­но го­во­рить «Мой мир», или че­ло­век на­столь­ко обу­слов­лен, что та­кое вы­ра­же­ние, са­мо по се­бе на­ив­но. Как со­еди­нить внеш­нее и внут­рен­нее, что­бы по­лу­чить же­ла­е­мое це­лост­ное зву­ча­ние сво­ей жиз­ни?

Петр: Се­го­дня че­ло­век на­хо­дит­ся за­ча­стую в кон­флик­те с ми­ром – су­ще­ству­ет некий пе­ре­кос. Ино­гда ка­жет­ся, что мир нам чужд, хо­ло­ден и бес­ко­не­чен, но в нем при­хо­дит­ся дей­ство­вать. Есть в нем при­вле­ка­тель­ность, но есть и угро­зы, ко­то­рые че­ло­век ста­ра­ет­ся из­бе­гать. В неко­то­рых тра­ди­ци­ях это на­зы­ва­ет­ся двой­ствен­но­стью от­но­ше­ний с ми­ром – он при­тя­ги­ва­ет и со­блаз­ня­ет, и в то же вре­мя об­жи­га­ет и трав­ми­ру­ет. Че­ло­век вы­нуж­ден по­сто­ян­но де­лить мир на­двое. Но, по су­ти, мир – еди­ный и, не по­ни­мая это­го, мы са­ми взра­щи­ва­ем кон­фликт. Сей­час этот кон­фликт очень ост­рый и про­бле­ма­тич­ный – лю­ди при­вык­ли брать ре­сур­сы и не от­ве­чать за по­след­ствия. И как ре­ак­ция на оче­вид­ную «про­блем­ность» дан­но­го под­хо­да на­ча­ли ак­тив­но раз­ви­вать­ся так на­зы­ва­е­мые эко-на­прав­ле­ния – от пси­хо­ло­гии до аг­ро-

Инес­са Кра­вчен­кo Кан­ди­дат фи­ло­соф­ских на­ук, ко­уч-тре­нер, экс­перт по тех­ни­ке эмо­ци­о­наль­но­го осво­бож­де­ния, соз­да­тель и идей­ный вдох­но­ви­тель «Ака­де­мии Ре­аль­ной Жиз­ни», из­да­тель жур­на­ла «Ко­ле­со Жиз­ни»

куль­ту­ры. Че­ло­ве­ку сей­час важ­но сно­ва на­учить­ся жить в ба­лан­се с ми­ром, как c це­лым. Или мы бу­дем и даль­ше на­блю­дать неосо­знан­ность, агрес­сию и поль­зо­ва­тель­ское от­но­ше­ние. А все это, есте­ствен­но, от­ра­жа­ет­ся и на со­сто­я­нии эко­но­ми­ки и ин­фор­ма­ци­он­ной сре­ды.

Це­лост­ность че­ло­ве­ка как ис­точ­ни­ка со­сто­ит в объ­еди­не­нии внеш­не­го и внут­рен­не­го ми­ра. Ка­кие бы те­мы мы ни рас­смат­ри­ва­ли – очень важ­но по­дой­ти к цен­тру, обо­зна­чив про­блем­ное по­ле. По­нят­но, что мы не мо­жем аб­стра­ги­ро­вать­ся от сре­ды, в ко­то­рой жи­вем. И тем не ме­нее на что мо­жет по­вли­ять че­ло­век, по­ни­мая, что об­ла­да­ет сво­бод­ной во­лей? Петр: Для на­ча­ла, от­ме­тим, что мы вза­и­мо­дей­ству­ем с ми­ром че­рез свое вос­при­я­тие. Есть на­ши ор­га­ны чувств, ко­то­рые и обес­пе­чи­ва­ют нам кон­такт с ми­ром. Мы мо­жем го­во­рить имен­но о взгля­де че­ло­ве­ка на мир. При этом мы за­ча­стую и не пред­по­ла­га­ем ни­че­го о са­мом Твор­це ми­ра, нам еще пред­сто­ит прий­ти к это­му по­ни­ма­нию. По­рой че­ло­век смот­рит на мир толь­ко че­рез свои «филь­тры», ко­то­рые сфор­ми­ро­ва­ны сре­дой, куль­ту­рой, со­ци­а­ли­за­ци­ей, про­шлым опы­том. И это про­шлое не поз­во­ля­ет нам ви­деть мир та­ким, ка­кой он есть на са­мом де­ле. Мы не за­ме­ча­ем сме­ны вре­мен го­да, еже­ми­нут­ных из­ме­не­ний При­ро­ды… Со­вре­мен­ный че­ло­век по­рой боль­ше жи­вет в вир­ту­аль­ном, во­об­ра­жа­е­мом ми­ре. Он не смот­рит на су­щее, а смот­рит толь­ко на его от­ра­же­ние, со­здан­ное в вир­ту­аль­ной сре­де. Это свое­об­раз­ное «убе­га­ние» от обы­ден­но­сти жиз­ни в кра­си­вый мир то­го же «Фейс­бу­ка». Но мы за­бы­ва­ем, что невоз­мож­но по­ме­нять от­но­ше­ния с ми­ром, не пре­кра­тив из­бе­гать его, не при­ни­мая его как це­лое. Неко­то­рые прак­ти­ки го­во­рят о том, что мир – это на­ше «зер­ка­ло», и сто­ит на­чи­нать ра­бо­тать имен­но с со­бой, со сво­им вос­при­я­ти­ем. Про­ти­рай­те свое зер­ка­ло, и мир нач­нет при­хо­дить в по­ря­док. В этом смыс­ле куль­ту­ра и тра­ди­ции долж­ны на­по­ми­нать че­ло­ве­ку о том, что мир – это взгляд и са­мо­го че­ло­ве­ка.

Петр По­то­па­хин Экс­перт в об­ла­сти куль­ту­ро­ло­гии, чай­ной тра­ди­ции и куль­ту­ро­ло­гии на­пит­ков, ме­то­до­лог и иг­ро­прак­тик

Это хо­ро­шая по­зи­ция – по­ме­нять вос­при­я­тие. Петр: Да, но это то­же сле­ду­ет по­ни­мать объ­ем­но, не про­сто как штамп.

На се­го­дняш­нем эта­пе раз­ви­тия ди­на­ми­ки дви­же­ния воз­ни­ка­ют во­про­сы о том, че­го же я хо­чу, что для ме­ня цен­но, на что я хо­чу на­пра­вить свою во­лю. Ка­кие ин­стру­мен­ты поз­во­ля­ют че­ло­ве­ку во­пло­щать его ис­тин­ные же­ла­ния, че­рез про­яс­не­ние сво­их стра­хов и по­ни­ма­ния внеш­не­го ми­ра? Мо­жет ли ис­кус­ство из­ме­нить че­ло­ве­ка, его вос­при­я­тие жиз­ни, по­мочь осо­знать се­бя и свои же­ла­ния?

Ан­на: Я ста­ра­юсь боль­ше жить в сво­ем внут­рен­нем ми­ре, чем во внеш­нем. Во­об­ще, лю­ди ис­кус­ства – счаст­ли­вые лю­ди, по­сколь­ку за­ни­ма­ют­ся имен­но тем, чем им бы хо­те­лось за­ни­мать­ся. Мне ка­жет­ся, что че­ло­ве­ку нуж­но боль­ше на­хо­дить­ся в уеди­не­нии с са­мим со­бой. Это то, че­го сей­час очень не хва­та­ет. По­это­му мно­гие не мо­гут точ­но опре­де­лить, че­го они хо­тят. Они не мо­гут най­ти эмо­ци­о­наль­ные ни­ши для се­бя. Ис­кус­ство – это тот мир, ко­то­рый на­пол­ня­ет чув­ствен­ные ни­ши. Лю­ди ис­кус­ства боль­ше со­сре­до­то­че­ны на сво­ем внут­рен­нем все­гда.

По ва­шим ощу­ще­ни­ям, ко­гда вы на­чи­на­е­те ра­бо­ту и ко­гда за­кан­чи­ва­е­те – что-то ме­ня­ет­ся в вас? Что про­ис­хо­дит в про­цес­се? Ан­на: Это огром­ное эмо­ци­о­наль­ное пе­ре­жи­ва­ние, на­вер­ное, це­лый мир. Ко­гда ты на­чи­на­ешь ра­бо­ту, по­яв­ля­ет­ся за­мы­сел, идет ак­тив­ная ком­му­ни­ка­ция с ра­бо­той, ко­то­рая дик­ту­ет свои идеи, и уже как ху­дож­ник я ре­а­ги­рую – ли­бо при­ни­маю вы­зов ра­бо­ты, ли­бо на­вя­зы­ваю то, что есть у ме­ня.

Как у вас про­ис­хо­дит вы­бор меж­ду тем, что на­вя­зы­ва­ет ра­бо­та, и сво­ей во­лей? Ан­на: Ко­гда у ме­ня рож­да­ет­ся идея, ра­бо­та да­ет идею еще луч­ше. И то­гда при­хо­дит по­ни­ма­ние при­сут­ствия че­го-то сверхъ­есте­ствен­но­го, мо­жет быть, Бо­га или еще че­го-то осо­бен­но­го. За­ча­стую то, что про­ис­хо­дит на хол­сте, на­столь­ко опе­ре­жа­ет твои си­лы и воз­мож­но­сти, что слож­но в это по­ве­рить. Эти ред­кие мо­мен­ты осо­бо цен­ны для ху­дож­ни­ков, да, по­жа­луй, и для всех лю­дей ис­кус­ства.

Мно­го вре­ме­ни у вас за­ни­ма­ет ра­бо­та? Уда­ет­ся ли удер­жать ба­ланс или вы под­да­е­тесь вдох­но­ве­нию и не за­ме­ча­е­те вре­ме­ни? Ан­на: Ба­ланс меж­ду внут­рен­ним и внеш­ним ми­ром най­ти очень важ­но. Как ху­дож­ник, жи­ву­щий в

со­вре­мен­ном ми­ре, ты обя­зан про­во­дить вы­став­ки, ра­бо­тать с кли­ен­та­ми. И здесь важ­но най­ти гар­мо­нию. Ес­ли пол­но­стью уй­ти в ис­кус­ство, ото­рвешь­ся от ми­ра – то­гда толь­ко ухо­дить в мо­на­стырь или уез­жать в ка­кую-то глушь. С дру­гой сто­ро­ны, ес­ли пол­но­стью под­дать­ся свет­ской су­е­те, утра­чи­ва­ет­ся связь меж­ду внут­рен­ним ми­ром и ра­бо­той. Я по­сто­ян­но ищу тех­ни­ки для ба­лан­са этих двух ми­ров.

Ан­на Кри­во­лап Ху­дож­ник-жи­во­пи­сец, член На­ци­о­наль­но­го со­ю­за ху­дож­ни­ков Укра­и­ны

Уда­лось най­ти что-то эф­фек­тив­ное? Ан­на: Мне уда­лось най­ти ба­ланс. Я уже несколь­ко лет жи­ву в Чер­но­го­рии, мо­гу боль­ше на­хо­дить­ся од­на, за­ни­мать­ся твор­че­ством, слу­шать и по­ни­мать се­бя – это по­мо­га­ет мне со­зда­вать бо­лее гар­мо­нич­ные от­но­ше­ния с со­бой, с внут­рен­ним и внеш­ним ми­ром. При­ез­жая в Ки­ев, я на­хо­жусь в со­ци­у­ме, а по­том воз­вра­ща­юсь в уеди­не­ние и опять на­чи­наю ра­бо­тать. На­вер­ное, для ме­ня – это луч­ший ба­ланс. Мне про­сто нуж­но бы­ло уехать и по­быть дол­го на­едине с со­бой.

Петр: Лю­ди ис­кус­ства на­по­ми­на­ют осталь­ным о том, что есть тво­ре­ние – жи­вой акт, ко­гда мастер со­зда­ет нечто на­едине с со­бой и с «ма­те­ри­я­ми» это­го ми­ра. Но, кро­ме та­ких ма­сте­ров, ведь есть мно­го тех, кто про­сто что-то ре­про­ду­ци­ру­ет, ра­бо­та­ет «на кон­вей­е­ре». А в та­кой ра­бо­те нуж­ны не лю­ди, а «ро­бо­ты», ко­то­рые все вы­пол­ня­ют, как «иде­аль­ные ма­ши­ны». Это есть ос­но­ва идеи тех­ни­че­ско­го про­грес­са…

Что мы те­ря­ем, ко­гда стре­мим­ся к та­кой иде­аль­но­сти? Петр: Мы ча­сто упус­ка­ем, что идея тех­ни­че­ско­го про­грес­са так же двой­ствен­на, как и все в этом ми­ре. С од­ной сто­ро­ны, она со­зда­ет «ком­форт­ный» мир, с дру­гой – де­ла­ет че­ло­ве­ка за­лож­ни­ком это­го ис­кус­ствен­но­го ми­ра. На­при­мер, мы стро­им дом, на­пол­ня­ем его тех­ни­кой и раз­ны­ми ве­ща­ми, и по­рой са­ми ста­но­вим­ся его за­лож­ни­ка­ми. А ведь это про­стран­ство для жиз­ни, а не на­обо­рот.

Аня, есть ли у вас кар­ти­на, ра­бо­тая над ко­то­рой вы гар­мо­ни­зи­ро­ва­ли ка­кую-то свою си­ту­а­цию?

Ан­на: В мо­мент тво­ре­ния ка­кие-то мо­мен­ты жиз­ни пе­ре­осмыс­ли­ва­ют­ся. Не­дав­но у ме­ня был слу­чай: я силь­но пе­ре­жи­ва­ла, и мой кол­ле­га, очень глу­бо­кий ху­дож­ник, ска­зал: «Ты не име­ешь пра­ва на­ру­шать свой внут­рен­ний мир, по­то­му что твой внут­рен­ний мир дол­жен быть на­стро­ен на ра­бо­ту. Мы пе­ре­жи­ва­ем жиз­нен­ные си­ту­а­ции, за­ча­стую очень слож­но, но раз­ру­шать этим свой внут­рен­ний мир ты не име­ешь пра­ва». Ра­бо­тая, я на­стра­и­ва­юсь на про­цесс, ка­кие-то жиз­нен­ные ве­щи вос­при­ни­ма­ют­ся ина­че, по­яв­ля­ет­ся дру­гой взгляд, воз­ни­ка­ют но­вые ре­ше­ния.

Жизнь – это кар­ти­на, ко­то­рую ри­су­ет че­ло­век. «Ты не име­ешь пра­ва на­ру­шать свой внут­рен­ний мир» – хо­ро­ший ло­зунг. Ан­на: Да, ко­гда это бу­дет ло­зун­гом, ба­ланс не бу­дет на­ру­шать­ся. Важ­но на­по­ми­нать се­бе об этом по­сто­ян­но.

Что еще важ­но в на­строй­ке сво­е­го ми­ра? Ка­кие еще есть ин­стру­мен­ты? Ан­на: Му­зы­ка, ме­ди­та­ция, мо­мен­ты оди­но­че­ства. Оди­но­че­ство свя­за­но с при­ро­дой. Ес­ли по­чув­ству­ешь при­ро­ду, по­чув­ству­ешь и се­бя, и свои ис­тин­ные же­ла­ния – ми­ры нач­нут гар­мо­ни­зи­ро­вать­ся.

Хо­ро­ший те­зис – чув­ство­вать при­ро­ду. По­сто­ян­но на­хо­дясь в тех­но­кра­ти­че­ской сре­де, мы на­стра­и­ва­ем­ся на тех­но­кра­тич­ность. А ма­те­ри­ал для тво­ре­ния – это жи­вые крас­ки внут­ри каж­до­го че­ло­ве­ка, это опыт пе­ре­жи­ва­ний по­ко­ле­ний внут­ри. Это крас­ки, ко­то­рые во­пло­ща­ют­ся ду­хом. Со­на­стро­ен­ность с при­ро­дой да­ет воз­мож­ность ак­ти­ви­зи­ро­вать имен­но этот по­тен­ци­ал. Вы со­глас­ны? Петр: Да. Мир при­ро­ды жи­вет по сво­им законам ор­га­ни­ки, по су­ти, за­ко­ны жиз­ни «ор­га­низ­мич­ны». Со­об­ще­ства, ко­то­рые жи­вут в по­сто­ян­ном кон­так­те с при­ро­дой, ор­га­низ­мич­ны и ор­га­нич­ны, це­лост­ны. В та­ких об­ще­ствах есть по­тен­ция тво­ре­ния в со­от­вет­ствии со сво­ей при­ро­дой, а есть ас­пект ма­стер­ства, ко­гда та­лант­ли­во­го че­ло­ве­ка от­да­ют в под­ма­сте­рье для обу­че­ния ис­кус­ству, тех­ни­ке. Мы же се­го­дня ви­дим во­круг се­бя ме­ха­ни­че­ский мир. В го­ро­дах до­ми­ни­ру­ет тех­ни­че­ская сре­да, ко­то­рая «да­вит» на че­ло­ве­ка. В ито­ге лю­ди за­ча­стую ста­но­вят­ся ис­кус­ствен­ны­ми «ше­сте­рен­ка­ми», ме­ха­ни­че­ски­ми ча­стя­ми со­ци­аль­ной си­сте­мы. И но­вый че­ло­век, по­па­дая в та­кую сре­ду, со вре­ме­нем сам за­ко­но­мер­но ста­но­вит­ся ме­ха­ни­сти­че­ским.

Что мо­жет со­здать ме­ха­ни­че­ский че­ло­век? Петр: Та­кой че­ло­век сам со­зда­ет ме­ха­низ­мы и их ре­про­ду­ци­ру­ет. Это идея се­рий­но­го, мас­со­во­го стан­дарт­но­го про­из­вод­ства, ко­то­рое в ХХ ве­ке охва­ти­ло весь мир, и она все еще силь­на. Лю­ди-вин­ти­ки, ре­гла­мен­ты, стан­дарт­ные опе­ра­ции, за­ре­гу­ли­ро­ван­ность… Так про­цесс тво­ре­ния су­ще­ствен­но ни­ве­ли­ру­ет­ся. А жи­вой акт тво­ре­ния, как лю­бой ше­девр, рож­да­ет­ся из ка­ких-то иных со­сто­я­ний и пе­ре­жи­ва­ний. Ведь за­ча­стую мастер и сам не от­ве­тит, что для него важ­нее – ше­девр или осо­бое со­сто­я­ние в про­цес­се его со­зда­ния.

В ты­ся­че­лет­них тра­ди­ци­ях есть ри­ту­а­лы, ко­то­рые под­твер­жде­ны вре­ме­нем и на­прав­ле­ны на то, что­бы че­ло­век мог со­на­стра­и­вать­ся с ми­ром. Ка­кие это ри­ту­а­лы? Петр: По су­ти, что­бы вер­нуть­ся к се­бе и че­рез это со­на­стро­ить­ся с на­сто­я­щим ми­ром, нуж­но быть в при­род­ной сре­де. Что мы ку­ша­ем, как, с кем и ко­гда? Что мы пьем? Ес­ли мы за­ду­ма­ем­ся об этом, узнаем ис­то­рию этих про­дук­тов, пе­ред на­ми мо­жет от­крыть­ся их мир. Вот то­гда мы смо­жем со­на­стро­ить­ся с эти­ми про­дук­та­ми, с мест­но­стью, где они бы­ли вы­ра­ще­ны, с сим­во­ла­ми, ко­то­рые они несут в куль­ту­ре. Мы долж­ны по­ни­мать, что все, что мы пьем и едим, несет в се­бе ка­кой-то смысл и энер­гию, ко­то­рые ме­ня­ют на­ше со­сто­я­ние. Это ос­но­ва мно­гих ри­ту­а­лов и практик со­на­строй­ки.

Петр: А вот ин­те­рес­ный во­прос к Анне. Как бы Вы раз­ли­чи­ли про­сто кар­ти­ну и ше­девр?

Ан­на: Ше­девр – это исто­рия. Что-то мо­жет стать ше­дев­ром, а мно­гое не мо­жет. Мой кол­ле­га ху­дож­ник, до­воль­но непло­хой, ко­гда-то воз­му­щал­ся, срав­ни­вая це­ны на кар­ти­ны мо­е­го от­ца и на свои кар­ти­ны. Кар­ти­ны мо­е­го от­ца про­да­ва­лись ак­тив-

но и по хо­ро­шим це­нам, а кар­ти­ны это­го ху­дож­ни­ка не поль­зо­ва­лись спро­сом. По­че­му? На­вер­но, де­ло в на­ли­чии та­лан­та, хо­ро­шей шко­лы и вне­се­ния ча­стич­ки се­бя в ра­бо­ту. Ше­девр – это ра­бо­та, в ко­то­рой есть непо­вто­ри­мый ав­тор­ский по­черк и осо­бый внут­рен­ний свет.

Как это чув­ству­ет­ся? Ан­на: У каж­до­го ху­дож­ни­ка есть нор­маль­ные ра­бо­ты, а есть осо­бен­ные, ко­то­рые смо­жет уви­деть да­же че­ло­век, не све­ду­щий в жи­во­пи­си. Ко­гда мой отец ра­бо­тал, у него под­ни­ма­лась тем­пе­ра­ту­ра до 390. Пред­став­ля­е­те, как он вы­кла­ды­вал­ся?! В осо­бен­ной кар­тине все­гда есть про­блеск, при­су­щий толь­ко та­лант­ли­во­му ху­дож­ни­ку.

Петр: В ка­ком-то смыс­ле, жизнь – это как про­из­ве­де­ние ис­кус­ства. Ху­дож­ник в рам­ках боль­шо­го ше­дев­ра – жиз­ни – со­зда­ет свои соб­ствен­ные ше­дев­ры, от­ме­ча­ю­щие эта­пы и вехи его на­сы­щен­ной внут­рен­ней жиз­ни.

Аня, мож­но ли от­ка­зать­ся от идеи, за­мыс­ла, ко­то­рые ре­ши­ли быть со­здан­ны­ми внут­ри те­бя? И что вы при этом чув­ству­е­те? Ан­на: Это за­ви­сит от то­го, на­сколь­ко идея ин­те­рес­на. Ес­ли она дав­но вы­зре­ва­ла, и ты ви­дишь, как она бу­дет ре­а­ли­зо­ва­на, то от­ка­зать­ся от нее мож­но толь­ко в од­ном слу­чае – ко­гда при­хо­дит бо­лее ин­те­рес­ная идея, ко­то­рая точ­нее по­па­да­ет в твое со­сто­я­ние в этот мо­мент.

Мо­жет, та идея бы­ла сту­пень­кой для луч­шей идеи? Ан­на: Да.

Петр: На­сто­я­щий тво­рец, слу­жа ис­кус­ству, на­хо­дит­ся в со­на­стро­ен­но­сти с ми­ром, в кра­со­те и гар­мо­нии. Но все­гда есть риск пол­но­стью уй­ти в свой внут­рен­ний мир и по­пасть в ло­вуш­ку эго­из­ма – за­быть о том, что твор­че­ство долж­но нести в мир кра­со­ту, и стать про­сто по­тре­би­те­лем. Се­го­дня мно­гие лю­ди вос­пи­та­ны имен­но как по­тре­би­те­ли, а не твор­цы. Они жи­вут в до­воль­но плос­ком ми­ре стан­дарт­ных удо­воль­ствий «рын­ка раз­вле­че­ний». Ко­неч­но, в на­ших ре­а­ли­ях най­дет­ся очень ма­ло лю­дей, ко­то­рые го­то­вы тво­рить су­гу­бо из аль­тру­и­сти­че­ских мо­ти­вов, без­за­вет­но слу­жа ис­кус­ству в уеди­не­нии и ас­ке­тиз­ме. Но все­гда мож­но най­ти ба­ланс, вы­пол­няя свою ра­бо­ту не ме­ха­ни­че­ски, а вно­ся в нее кре­а­тив­ную со­став­ля­ю­щую. По­нят­но, что та­кие масте­ра, как Ан­дрей Руб­лев, ред­кие, они как По­ляр­ная звез­да. По­про­буй вот так стать Руб­ле­вым, на­до жизнь про­жить со­раз­мер­ную и мно­гое пе­ре­жить, осо­знать. Ведь у мно­гих твор­че­ских лю­дей жизнь скла­ды­ва­лась да­ле­ко не ком­форт­но.

В то же вре­мя Руб­лев мо­жет стать вдох­но­ве­ни­ем для че­ло­ве­ка, ко­то­рый по­ка не до­стиг та­ко­го уров­ня ма­стер­ства… Петр: Да. Но я бы на­звал это уже са­краль­ным ис­кус­ством, по­то­му что оно от­ра­жа­ет цен­но­сти да­же не это­го ми­ра, а «ино­го».

Со­на­стро­ен­ность с та­ки­ми ше­дев­ра­ми да­ет воз­мож­ность са­мо­му при­кос­нуть­ся к сво­е­му из­ме­ре­нию ше­дев­ра? Петр: Имен­но. Че­ло­век, ко­то­рый вос­пи­тан на та­ких ра­бо­тах, на та­ких ма­сте­рах, вы­би­ра­ет со­от­вет­ству­ю­щие ори­ен­ти­ры в жиз­ни. Это ка­са­ет­ся и цен­но­стей, и от­но­ше­ний с ми­ром. На ко­го ты ори­ен­ти­ру­ешь­ся, де­лая вы­бор в жиз­ни? На Руб­ле­ва или на плос­кие кар­тин­ки под­де­лок и под­ра­жа­ний?

Как твор­цу ро­дить­ся, ес­ли с ним не со­на­стро­ить­ся?

Петр: Здесь важ­ную роль иг­ра­ет кри­зис, ко­то­рый вы­сту­па­ет как по­зи­тив­ная, кон­струк­тив­ная со­став­ля­ю­щая. Во вре­мя кри­зи­са нуж­ны ин­но­ва­ции, ко­то­рые спа­сут об­ще­ство, или оно по­гиб­нет. Ста­рые от­ве­ты на воз­ник­шие вы­зо­вы не по­мо­гут, са­мо со­бой все не ре­шит­ся. Нуж­ны твор­цы, ко­то­рые со­зда­дут что-то но­вое и «спа­сут» мир. Лю­бая под­лин­ная ре­во­лю­ция в куль­ту­ре, в со­ци­аль­ном устрой­стве, в тех­но­ло­ги­ях про­ис­хо­дит по до­воль­но жест­ко­му, но и спа­си­тель­но­му сце­на­рию. В та­кие вре­ме­на по­яв­ля­ет­ся идея кре­а­тив­ной ре­во­лю­ции, кре­а­тив­ный класс, це­лое со­об­ще­ство, ко­то­рое от­но­сит­ся к жиз­ни и ра­бо­те пре­иму­ще-

ствен­но как к твор­че­ству. Сей­час мож­но ви­деть фор­ми­ро­ва­ние та­ких со­об­ществ.

Петр, как вы ду­ма­е­те, ка­кая мо­жет быть еже­днев­ная на­строй­ка че­ло­ве­ка для то­го, что­бы со­хра­нять та­кую внут­рен­нюю по­зи­цию? Петр: Уни­вер­саль­но­го ре­цеп­та нет, мно­гое за­ви­сит от кон­тек­ста.

Ка­кие со­став­ля­ю­щие – прин­ци­пы, вре­мя, ме­сто со­на­стро­ен­но­сти с со­бой, кон­цен­тра­ции – вы бы вы­де­ли­ли? Петр: Я бы го­во­рил, ско­рее, о прин­ци­пах. Мне очень по­нра­ви­лось, как Ан­на озву­чи­ла то, что со­вре­мен­но­му че­ло­ве­ку не на­до бо­ять­ся уеди­не­ния, не на­до бо­ять­ся пра­виль­но­го оди­но­че­ства и убе­гать в из­бы­точ­ную со­ци­аль­ность и ком­му­ни­ка­цию. Как раз на­обо­рот, каж­дый име­ет пра­во на пра­виль­ную пас­сив­ность, на то, что­бы оста­но­вить­ся, за­ме­реть и по­чув­ство­вать се­бя. Нуж­но осо­знать, что по­быть в оди­но­че­стве – это нор­маль­но и за­ко­но­мер­но, и не сбе­гать в этот мо­мент в Ин­тер­нет, в ра­бо­ту, в раз­вле­че­ния, не бе­жать от се­бя, об­ма­ны­ва­ясь на­ли­чи­ем «неот­лож­ных» дел и за­бот.

Мож­но по­быть внут­ри, в ти­шине, но ес­ли в этой ти­шине ты толь­ко пе­ре­ма­лы­вал си­ту­а­цию и ни­че­го не вы­нес, то «ри­ту­ал» ис­пор­чен? Петр: Мо­ло­тил­ка ра­бо­та­ет, по­то­му что есть инер­ция. Во­круг огром­ный объ­ем ин­фор­ма­ции, ты­ся­чи се­тей, в ко­то­рые по­па­да­ет че­ло­век и не мо­жет пе­ре­стать мо­ло­тить. По­сто­ян­но на что-то дол­жен ре­а­ги­ро­вать, по­ни­мая, что мо­ло­тит не свое, а чу­жое. При­шел на ра­бо­ту – мо­ло­тит, при­шел в го­сти «для га­лоч­ки» – опять мо­ло­тит… По­яв­ля­ет­ся от­чуж­ден­ность, из-за ко­то­рой че­ло­век те­ря­ет чув­стви­тель­ность и про­дол­жа­ет мо­ло­тить без ре­флек­сии… В че­ло­ве­ке ис­че­за­ет жи­вость, он при­вы­ка­ет и вы­го­ра­ет, как ма­те­ри­ал. Он за­бы­ва­ет о том, что был жи­вым, он за­бы­ва­ет жить.

То есть вто­рой шаг – это вклю­чить в свою жизнь пе­ре­жи­ва­ния сво­е­го те­ла и об­ра­тить вни­ма­ние, что оно чув­ству­ет?

Петр: Да, вы­ход в пе­ре­жи­ва­ние те­ла как це­ло­го. На­при­мер, йо­га. Ри­ту­а­лы с те­лом на­чи­на­ют­ся с «физ­куль­ту­ры», а за­кан­чи­ва­ют­ся по­ни­ма­ни­ем сво­е­го те­ла как це­ло­го. По­ни­ма­ни­ем то­го, что те­ло на­хо­дит­ся в при­род­ной сре­де и по­ра вый­ти из го­ло­вы. Ме­то­дик для это­го се­го­дня пред­ла­га­ет­ся до­воль­но мно­го, но не нуж­но за­бы­вать и о том, что во­круг вы­стро­е­на очень мощ­ная «от­вле­ка­ю­щая» сре­да.

Что еще важ­но? Петр: Мне ка­жет­ся, что со­вре­мен­но­му че­ло­ве­ку не хва­та­ет пра­виль­но­го, иг­ро­во­го от­но­ше­ния к про­ис­хо­дя­ще­му, в том чис­ле и со­ци­аль­но­му окру­же­нию. Мы за­ча­стую «вкле­и­ва­ем­ся» в со­ци­аль­ный об­раз, отож­деств­ля­ем­ся с ним и от это­го стра­да­ем. Мы все но­сим мас­ки, но на­до ре­флек­си­ро­вать по это­му по­во­ду, пом­ня, что это толь­ко мас­ка для вза­и­мо­дей­ствия «об­ра­зов» в об­ще­стве. Но есть еще и вза­и­мо­дей­ствие сущ­но­стей, ко­то­рое так­же про­ис­хо­дит. Нель­зя смот­реть на об­ще­ство плос­ко – все нена­сто­я­щее, лю­ди ис­кус­ствен­ные, при­тво­ря­ют­ся… Все­гда есть еще и ком­по­нен­та жи­во­го, и, на­при­мер, в во­сточ­ных куль­ту­рах она на пер­вом ме­сте. Мы все жи­вые, но мы все и со­ци­аль­ные су­ще­ства. Это диа­лек­ти­ка че­ло­ве­че­ско­го су­ще­ство­ва­ния. 

Ан­на Кри­во­лап, се­рия «Цвет», 150X150 см, холст, мас­ло, 2017 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.