О тон­ко­стях иудей­ско­го вос­пи­та­ния

KOLESO ZHIZNI - - Я ЕСТЬ - Во­про­сы за­да­ва­ла Юлия Па­ла­мар­чук

Сре­ди са­мых успеш­ных ев­ре­ев – Марк Цу­кер­берг, Лар­ри Пейдж, Джордж Со­рос, Уор­рен Баф­фет… Жур­нал «КЖ» за­ду­мал­ся об этом фе­но­мене и об­ра­тил­ся к су­пру­ге глав­но­го рав­ви­на Укра­и­ны, ку­ра­то­ру ев­рей­ской шко­лы-са­да и ма­ме 11 де­тей Хане Асман за разъ­яс­не­ни­я­ми: на чем же ос­но­ва­ны тра­ди­ции иудей­ско­го вос­пи­та­ния, ко­то­рые по­мо­га­ют вы­рас­тить успеш­ных и счаст­ли­вых лю­дей?

Ха­на, как в вос­пи­та­нии де­тей вы­дер­жать ба­ланс меж­ду сво­бо­дой и кон­сер­ва­тив­но­стью, есте­ствен­но­стью и ува­же­ни­ем?

Се­год­ня мно­гие пу­та­ют вос­пи­та­ние из­ра­иль­ских и ев­рей­ских де­тей. Из­ра­иль­ским де­тям все поз­во­ле­но без ра­мок. На­род жи­вет меж­ду вой­на­ми, а в та­кой си­ту­а­ции ни­ко­гда не зна­ешь, что бу­дет – вер­нут­ся или не вер­нут­ся ро­ди­те­ли. В Из­ра­и­ле есть та­кое дви­же­ние – «Де­тям мож­но все». Со­глас­на ли с этим я? В ев­рей­ском вос­пи­та­нии при­ня­то счи­тать, что у де­тей долж­ны быть рам­ки. Это раз. Вто­рое, в иуда­из­ме ре­ли­гия не от­де­ле­на от жиз­ни и от го­су­дар­ства. Жизнь – ла­ко­нич­на, а де­ти – зна­чи­мая часть об­ще­ства. Мы от­но­сим­ся к де­тям, как к сво­е­му бу­ду­ще­му, а не к част­ной собственности. Ос­нов­ная за­да­ча каж­дой ма­мы – это про­дол­же­ние на­ро­да, по­это­му де­ти рас­тут как часть об­ще­ства. Они долж­ны раз­ви­вать­ся та­ки­ми, ка­ки­ми долж­ны быть взрос­лы­ми. В на­шей тра­ди­ции маль­чи­ки ста­но­вят­ся со­вер­шен­но­лет­ни­ми в 13 лет, а де­воч­ки – в 12. Это вре­мя, ко­гда по­яв­ля­ет­ся сло­во «от­вет­ствен­ность». Не в 21 и не в 18.

Кро­ме то­го, ор­то­док­саль­ные се­мьи боль­шие: в них стар­шие по­мо­га­ют млад­шим, а млад­шие по­мо­га­ют стар­шим уже с их детьми. Это жиз­нен­ный круг, у ко­то­ро­го нет на­ча­ла и кон­ца. Он, как наш мир, как наш год, как все осталь­ное – идет по кру­го­во­му дви­же­нию.

На ваш взгляд, на ка­ких ос­но­вах се­год­ня мож­но со­хра­нить иерар­хич­ность в се­мье?

Ие­рар­хия и есть, и нет. По­ка де­ти ма­лень­кие, они под­чи­не­ны се­мей­ным цен­но­стям – по­ряд­ку, со­здан­но­му ро­ди­те­ля­ми. Как толь­ко ре­бе­нок со­зда­ет свою се­мью, ро­ди­те­ли уже не могут ока­зать на него силь­но­го вли­я­ния. Но есть один непре­лож­ный за­кон – ува­же­ние к па­пе и ма­ме. Как мои невест­ки обя­за­ны ува­жать ме­ня и мо­е­го му­жа, так же и мои де­ти долж­ны ува­жать те­стя и те­щу с дру­гой сто­ро­ны.

Ко­неч­но, ес­ли бы сей­час при­е­ха­ли мои ро­ди­те­ли – то ува­же­ние со сто­ро­ны каж­до­го чле­на се­мьи бы­ло бы мак­си­маль­ным. Мы ста­ра­ем­ся сде­лать так, что­бы ба­буш­ке и де­душ­ке бы­ло мак­си­маль­но хо­ро­шо и ком­форт­но.

Это не го­во­рит о том, что мы на­хо­дим­ся под дав­ле­ни­ем или под­чи­ня­ем­ся, как в араб­ских се­мьях. На­ша за­да­ча – по­ка­зать при­мер де­тям, как долж­ны стро­ить­ся от­но­ше­ния в се­мье, что­бы их се­мьи бы­ли счаст­ли­вы­ми.

Как при­вить ре­бен­ку ува­же­ние к тра­ди­ци­ям?

Толь­ко при­ме­ром. Мы не мо­жем ни­че­му на­учить ре­бен­ка, толь­ко рас­ска­зы­вая о том, что на­до де­лать. Де­тей нель­зя че­му-то на­учить на сло­вах. Хо­чешь на­учить – де­лай сам. Нор­маль­ные от­но­ше­ния меж­ду ро­ди­те­ля­ми и уме­ние дер­жать свое сло­во по­ка­зы­ва­ют де­тям хо­ро­ший при­мер. У них не воз­ни­ка­ет мыс­ли, что мож­но де­лать по-дру­го­му. Ес­ли я мо­люсь, зна­чит, я мо­гу по­про­сить де­тей мо­лить­ся. Ес­ли я хо­жу в скром­ной одеж­де, я мо­гу по­про­сить де­тей хо­дить в скром­ной одеж­де. А ес­ли я это­го не де­лаю, как я мо­гу на­учить де­тей? Тео­ре­ти­че­ски не по­лу­ча­ет­ся ни­ко­гда.

Ос­нов­ная за­да­ча каж­дой ма­мы – это про­дол­же­ние на­ро­да, по­это­му де­ти рас­тут как часть об­ще­ства. Они долж­ны раз­ви­вать­ся та­ки­ми, ка­ки­ми долж­ны быть взрос­лы­ми

На­сколь­ко важ­ны для ре­бен­ка тра­ди­ции, их со­блю­де­ние?

Ко­гда вы на­чи­на­е­те стро­ить дом, что вы де­ла­е­те в первую оче­редь? За­кла­ды­ва­е­те фун­да­мент. На­сколь­ко ва­жен фун­да­мент? То же са­мое и в жиз­ни че­ло­ве­ка. Мир – он та­кой класс­ный, лег­кий, кра­си­вый, а тра­ди­ция яв­ля­ет­ся ос­но­вой. Ес­ли у ре­бен­ка не бу­дет ос­но­вы, его уне­сет в мо­ре те­че­ни­ем этой жиз­ни. Смо­жет ли он спра­вить­ся с этим и не уто­нуть? Не знаю.

По ев­рей­ским за­ко­нам, ре­бен­ка нуж­но на­учить двум ве­щам – чест­но тор­го­вать и пла­вать. В пер­вом пунк­те речь идет не толь­ко об от­но­ше­ни­ях в тор­гов­ле, а во­об­ще, о чест­но­сти

в лю­бых че­ло­ве­че­ских от­но­ше­ни­ях. Что ка­са­ет­ся вто­ро­го пунк­та – во вре­мя войн и по­гро­мов го­раз­до боль­ше лю­дей уми­ра­ло от утоп­ле­ния, чем от пуль и бомб. Та­ко­ва ста­ти­сти­ка. По­это­му каж­дый ев­рей­ский ре­бе­нок дол­жен уметь пла­вать.

Ко­гда мы го­во­рим о тра­ди­ци­ях – мы го­во­рим об ос­но­ве лю­бой се­мьи. Посмот­ри­те, ка­кие го­су­дар­ства се­год­ня ста­биль­ны и раз­ви­ва­ют­ся? Те, в ко­то­рых куль­ти­ви­ру­ют­ся мощ­ные тра­ди­ции. Возь­ми­те Аме­ри­ку. Они смог­ли с на­ча­ла про­шло­го ве­ка по­стро­ить государство с су­ма­сшед­шим пат­ри­о­тиз­мом, где лю­бой граж­да­нин Аме­ри­ки, неваж­но, ка­ко­го он ве­ро­ис­по­ве­да­ния, го­тов свою жизнь от­дать за свою ро­ди­ну. При­чем неза­ви­си­мо от ко­ли­че­ства граж­данств у че­ло­ве­ка, он счи­та­ет сво­ей ро­ди­ной Аме­ри­ку. В со­вре­мен­ной Ев­ро­пе это­го нет. Стра­ны за­цик­ли­лись на мни­мой де­мо­кра­тии, рож­да­е­мость сни­жа­ет­ся, за­си­лие му­суль­ман и пе­ре­кос цен­но­стей. Ко­гда у зда­ния нет фун­да­мен­та, оно пе­ре­ка­ши­ва­ет­ся.

Как у де­тей по­яв­ля­ет­ся от­вет­ствен­ность?

У де­тей есть воз­раст об­ра­зо­ва­ния, и есть воз­раст от­вет­ствен­но­сти. На­при­мер, у де­во­чек воз­раст об­ра­зо­ва­ния на­чи­на­ет­ся в три го­да, ко­гда они уже хо­дят в скром­ной одеж­де, по­мо­га­ют ма­ме, пе­ред суб­бо­той за­жи­га­ют све­чи. В этот пе­ри­од и за­кла­ды­ва­ют­ся ос­но­вы от­вет­ствен­но­сти. В на­ших книж­ках на­пи­са­но, что вос­пи­ты­вать де­тей мож­но толь­ко до 6 лет, все осталь­ное – кор­рек­ция. Еще Мон­тессо­ри го­во­ри­ла, что ма­лень­кие де­ти долж­ны иг­рать фар­фо­ро­вы­ми иг­руш­ка­ми, по­то­му что долж­ны по­ни­мать: иг­руш­ка мо­жет раз­бить­ся – так по­яв­ля­ет­ся от­вет­ствен­ность. Это бы­ло ска­за­ло боль­ше

100 лет на­зад, и со­вре­мен­ная пе­да­го­ги­ка к это­му по­сте­пен­но воз­вра­ща­ет­ся. Еще Царь Со­ло­мон ска­зал: «Нет ни­че­го но­во­го под солн­цем».

Как вам при­шла идея со­здать в Ки­е­ве са­дик и школу для ев­рей­ских де­тей?

15 лет на­зад в Ки­е­ве уже бы­ло несколь­ко иудей­ских школ и са­ди­ков. Но, к со­жа­ле­нию, ни од­но из за­ве­де­ний не от­ве­ча­ло по­ня­тию «со­вре­мен­ный ев­рей­ский ре­бе­нок», по­стро­ен­но­му на мощ­ных ос­но­вах иуда­из­ма, на ста­биль­ных свет­ских зна­ни­ях.

На­чав ис­кать школу для сво­их де­тей, мы изу­чи­ли все пред­ло­же­ния, но нас не устро­и­ло ни од­но из них. По­это­му в ка­кой-то мо­мент я по­до­шла к му­жу и ска­за­ла, что на­до от­кры­вать школу. Он от­ве­тил: «От­кры­вай, но с од­ним усло­ви­ем – ты бу­дешь ей ру­ко­во­дить». На тот мо­мент у ме­ня бы­ли неокон­чен­ное ме­ди­цин­ское об­ра­зо­ва­ние и бе­ре­мен­ность де­вя­тым ре­бен­ком. Но я по­шла по­сту­пать в пе­да­го­ги­че­ский ин­сти­тут, чем очень всех уди­ви­ла.

В этом же го­ду мне при­шлось от­кры­вать са­дик, в этом мне по­мо­га­ли де­ка­ны пед­ин­сти­ту­та, ко­то­рые по­дроб­но объ­яс­ня­ли, как на­би­рать пер­вый пед­со­став, на что об­ра­щать вни­ма­ние… Из 64 пре­тен­ден­тов я вы­бра­ла толь­ко чет­ве­рых пре­по­да­ва­те­лей.

На­ша за­да­ча – по­ка­зать при­мер де­тям, как долж­ны стро­ить­ся се­мей­ные от­но­ше­ния, что­бы их соб­ствен­ные се­мьи бы­ли счаст­ли­вы­ми

У вас бы­ли очень вы­со­кие тре­бо­ва­ния?

Во-пер­вых, со­зда­вая школу, мы ори­ен­ти­ро­ва­лись на все луч­шие прак­ти­ки ми­ро­во­го об­ра­зо­ва­ния. На­при­мер, из­ра­иль­ское ре­ли­ги­оз­ное об­ра­зо­ва­ние ос­но­ва­но на огром­ной люб­ви к ре­бен­ку, на от­но­ше­нии к нему как к лич­но­сти, на уме­нии его слы­шать. Мы по сей день учим­ся, при­гла­ша­ем все­воз­мож­ных пе­да­го­гов для раз­ви­тия на­ше­го пед­со­ста­ва.

А кри­те­рии? Пер­вый и са­мый глав­ный – лю­бовь к де­тям. При­ве­ду несколь­ко при­ме­ров. Не­ко­то­рые де­ти не могут уснуть в кро­ват­ке, а за­сы­па­ют толь­ко на вос­пи­та­те­ле. Вы где-то встре­ча­ли си­ту­а­цию, ко­гда вос­пи­та­тель кла­дет ре­бен­ка на се­бя, что­бы ма­лы­шу бы­ло ком­форт­но уснуть, а по­том пе­ре­кла­ды­ва­ет его в кро­ват­ку? Или, на­при­мер, иг­ра­ет с детьми, си­дя на по­лу. Се­год­ня мно­гие го­во­рят, что это нор­маль­но, но, со­мне­ва­юсь, что мно­гие это при­ме­ня­ют на прак­ти­ке. Есть стан­дарт в меж­ду­на­род­ной пе­да­го­ги­ке:

не ре­бен­ка нуж­но под­ни­мать на уро­вень вос­пи­та­те­ля, ре­бе­нок не дол­жен сто­ять пе­ред вос­пи­та­те­лем, а они оба долж­ны си­деть на од­ном уровне и смот­реть в гла­за друг дру­гу. Это вро­де бы ме­ло­чи, но очень важ­ные для то­го, что­бы де­ти чув­ство­ва­ли се­бя уве­рен­но.

По ев­рей­ским за­ко­нам, ре­бен­ка нуж­но на­учить двум ве­щам – чест­но тор­го­вать и пла­вать

На­сколь­ко вы­сок уро­вень сво­бо­ды в шко­ле, и на­сколь­ко важ­на сво­бо­да для ре­бен­ка?

Мы ста­ра­ем­ся со­хра­нять ба­ланс сво­бо­ды и пра­вил. На­при­мер, в одеж­де мы при­дер­жи­ва­ем­ся пра­вил: школь­ная фор­ма, длин­ный ру­кав, длин­ные юб­ки у де­во­чек. Так тре­бу­ет на­ша тра­ди­ция.

С дру­гой сто­ро­ны, у де­тей есть пра­во вы­бо­ра, ка­кой стих вы­учить, ка­кой при­мер ре­шить. Де­ти могут оспо­рить оцен­ку, ес­ли ар­гу­мен­ти­ро­ван­но объ­яс­нят, по­че­му пре­по­да­ва­тель дол­жен по­ста­вить балл вы­ше. Но, вы зна­е­те, как толь­ко да­ешь де­тям сво­бо­ду, они пе­ре­ста­ют ее хо­теть. Боль­шин­ство все рав­но смот­рят на то­ва­ри­щей и де­ла­ют то же са­мое.

Сколь­ко у вас де­тей?

У нас 11 де­тей – стар­ше­му 30, а млад­ше­му 5. Ше­сте­ро уже име­ют свои се­мьи. В сле­ду­ю­щем го­ду в до­ме у нас оста­нет­ся все­го двое де­тей.

И от это­го ино­гда груст­но.

Мне слож­но по­нять жен­щин, ко­то­рые не хо­тят ро­жать в воз­расте 40+. Ко­неч­но, это уже непро­сто, но это и неве­ро­ят­ный кайф: имея весь опыт сво­ей жиз­ни, вдруг ока­зать­ся ма­мой ма­лень­ко­го ре­бен­ка. По­лу­ча­ешь со­вер­шен­но иное, осо­знан­ное удо­воль­ствие от ма­те­рин­ства. Ко­неч­но, опыт по­рож­да­ет неуве­рен­ность и страх, но имен­но это да­ет но­вый уро­вень об­ще­ния с ре­бен­ком. К то­му же, ко­гда у те­бя есть уже взрос­лые де­ти, они яв­ля­ют­ся опо­рой и все­гда под­ста­вят пле­чо.

Вы ча­сто со­би­ра­е­тесь всей се­мьей?

Мы со­би­ра­ем­ся каждую неде­лю. На­при­мер, в эту суб­бо­ту у нас за сто­лом си­де­ло че­ты­ре по­ко­ле­ния се­мьи – мои ро­ди­те­ли, мы с му­жем, на­ши де­ти и де­ти на­ших де­тей. Че­ты­ре по­ко­ле­ния за од­ним сто­лом – кто еще мо­жет се­год­ня та­кое се­бе поз­во­лить? Это рос­кошь. Лю­ди не по­ни­ма­ют та­ко­го сча­стья. Мир уни­что­жа­ет се­мей­ные цен­но­сти, де­лая че­ло­ве­ка за­ви­си­мым от то­го, что ему на­вя­зы­ва­ет общество. Эго­и­сту про­дать что-ли­бо очень лег­ко. А ес­ли есть се­мей­ная си­сте­ма цен­но­стей, че­ло­век пол­но­стью са­мо­до­ста­то­чен – ему слож­но что­то на­вя­зать, или про­дать. Он на­хо­дит сча­стье и ра­дость в удо­воль­ствии от об­ще­ния с близ­ки­ми людь­ми.

Из­ра­иль­ское ре­ли­ги­оз­ное об­ра­зо­ва­ние ос­но­ва­но на огром­ной люб­ви к ре­бен­ку, на от­но­ше­нии к нему как к лич­но­сти, на уме­нии его слы­шать

Каждую суб­бо­ту со­би­ра­ет­ся вся се­мья?

Да, это наш за­кон. В суб­бо­ту мы не име­ем пра­ва ра­бо­тать, не име­ем пра­ва поль­зо­вать­ся ка­кой-ли­бо тех­ни­кой – раз­го­ва­ри­вать по те­ле­фо­ну, смот­реть те­ле­ви­зор, ра­бо­тать с ком­пью­те­ра­ми… А бы­ва­ет, что в празд­нич­ные дни от­ды­ха­ем от тех­ни­ки три дня под­ряд. Для мно­гих это мо­жет по­ка­зать­ся огра­ни­че­ни­ем, а мы ждем суб­бо­ту, как ман­ны. На са­мом де­ле – это неве­ро­ят­ные мо­мен­ты в жиз­ни, мо­мен­ты на­сто­я­щей сво­бо­ды от де­нег, про­блем, от все­го, что те­бя бес­по­ко­ит. Кто в со­вре­мен­ном ми­ре мо­жет с лег­ко­стью ска­зать: «Я сво­бо­ден от все­го!»? Это вре­мя, ко­гда мож­но по-на­сто­я­ще­му от­дох-нуть, про­сто лечь на ко­вер и иг­рать с детьми в иг­ры; ко­гда мож­но оста­но­вить­ся, по­смот­реть друг дру­гу в гла­за и спо­кой­но по­об­щать­ся. Суб­бо­та для нас – это неве­ро­ят­ный по­да­рок.

В до­ме у нас по суб­бо­там шум и гам – все вну­ки при­хо­дят в го­сти, это и есть огром­ная ра­дость, ра­ди ко­то­рой сто­ит жить.

Cу­пру­га глав­но­го рав­ви­на Укра­и­ны Мо­ше-ре­уве­на Асма­на. Мать-ге­ро­и­ня. Мно­го лет за­ни­ма­ет­ся вос­пи­та­ни­ем и об­ра­зо­ва­ни­ем ев­рей­ских де­тей, де­тей-си­рот и остав­ших­ся без ма­те­рин­ской опе­ки Ха­на Асман

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.