«Де­ти. Ре­аль­ный тре­нинг»: ис­ти­на уста­ми ре­бен­ка

KOLESO ZHIZNI - - Я ЕСТЬ -

В пред­две­рии но­во­го учеб­но­го го­да ре­дак­ция «КЖ» за круг­лым сто­лом об­су­ди­ла те­му но­ме­ра не толь­ко с экс­пер­та­ми, но и са­ми­ми детьми, ко­то­рые ис­кренне по­де­ли­лись сво­им ви­де­ни­ем ми­ра, от­но­ше­ни­ем к жиз­ни и люб­ви, стра­ха­ми и на­деж­да­ми.

Мо­де­ра­то­ры «Круг­ло­го сто­ла»: Инес­са Кра­вчен­ко и Еле­на На­у­мен­ко

Инес­са: У нас сло­жи­лось мне­ние, что взрос­лые под­за­бы­ли на­сто­я­щую ис­тин­ную жизнь, по­это­му са­мое вре­мя нам об­ра­тить­ся к вам, что­бы вы нам вы­да­ли кое-ка­кие сек­ре­ты.

Нам важ­но ва­ше мне­ние по во­про­сам, ко­то­рые мы вам бу­дем за­да­вать. Для нас име­ют осо­бую цен­ность от­ве­ты, ко­то­рые вы зна­е­те, но о ко­то­рых при­вык­ли ни­ко­му не го­во­рить. Мы счи­та­ем, что имен­но эти от­ве­ты – на­сто­я­щее бо­гат­ство.

Во­прос пер­вый: Как бы вы опи­са­ли взрос­ло­го че­ло­ве­ка?

Да­рья Кра­вчен­ко: Мне как-то сра­зу вспом­ни­лась ис­то­рия Ма­лень­ко­го Прин­ца, в ко­то­рой го­во­рит­ся о том, что все взрос­лые лю­ди ка­кие-то очень се­рьез­ные и на­стро­е­ны на свои де­ла.

Их не ин­те­ре­су­ют ма­лень­кие ве­щи, ко­то­рые ви­дят ма­лень­кие лю­ди.

Илья Яре­мен­ко: Я ви­жу взрос­лых как обыч­ных лю­дей, толь­ко вы­со­ко­го ро­ста и ни­ко­гда не сме­ю­щих­ся.

Еле­на: Са­мый луч­ший взрос­лый, ка­кой он?

Ви­та­лий Ку­ян: Ве­се­лый, доб­рый, ко­то­рый мо­жет по­иг­рать, с ко­то­рым ин­те­рес­но.

Он дол­жен быть силь­ным, что­бы уметь нас за­щи­тить. Взрос­лый, ко­то­рый жи­вет, как ре­бе­нок.

Еле­на: Как это, как ре­бе­нок?

Ви­та­лий: Ве­се­лит­ся, иг­ра­ет, ино­гда груст­ный, ино­гда ве­се­лый, обыч­ный. Он мо­жет по­нять в тя­же­лую минуту, мо­жет с удо­воль­стви­ем по­ба­ло­вать­ся и обя­за­тель­но за­щи­тить.

Еле­на: Важ­но, что­бы мог за­щи­щать и в это же вре­мя мог по­ба­ло­вать­ся и по­нять те­бя. Что для те­бя важ­нее в эту минуту – чтоб те­бя за­щи­ща­ли, или чтоб с то­бой по­дру­жи­лись и по­ве­се­ли­лись?

Ви­та­лий: И то, и дру­гое.

Аня Цы­рик: У ме­ня та­кое же мне­ние.

Я ду­маю взрос­лые – это та­кие лю­ди, как, на­при­мер, мой па­па – мо­жет и щел­ба­нов на­да­вать. А еще есть непри­ят­ные лю­ди взрос­лые.

Инес­са: А чем непри­ят­ные?

Аня: Тем, что они могут оби­деть дру­го­го че­ло­ве­ка, уда­рить его, на­при­мер.

Еле­на: А ты ка­кой бу­дешь, ко­гда ста­нешь взрос­лой?

Аня: Бу­ду нор­маль­ная, не бу­ду да­вать щел­ба­нов, бу­ду усту­пать сво­им де­тям, бу­ду доб­рой, лю­бить де­тей и по-хо­ро­шо­му их вос­пи­ты­вать.

Инес­са: Как это по-хо­ро­ше­му?

Аня: На­при­мер, я не бу­ду на них кри­чать, угро­жать рем­нем, а ес­ли сде­ла­ют что-то пло­хое – по­ру­гаю на сло­вах и по­про­шу боль­ше так не де­лать.

Они сра­зу по­слу­ша­ют­ся и боль­ше не бу­дут ни­че­го пло­хо­го де­лать.

Еле­на: Ты счи­та­ешь, что де­тям все мож­но объ­яс­нить сло­ва­ми? Аня: Да.

Инес­са: За­чем нуж­ны взрос­лые?

Аня: Ес­ли бы не бы­ло взрос­лых, не бы­ло бы и де­тей.

Илья: Что­бы вос­пи­тать де­тей, пе­ре­дать им все, что са­ми зна­ют.

Инес­са: А в ин­тер­не­те нель­зя взять ин­фор­ма­цию? Де­ти: Нет.

Инес­са: От взрос­лых на­деж­ней?

Де­ти: Да.

Инес­са: Взрос­лый, он ка­кой? Ка­кой образ?

Ан­на Мень­ши­ко­ва: Взрос­лые сей­час до­ста­точ­но угрю­мые из-за то­го, что им оста­лось ма­ло вре­ме­ни, они на­чи­на­ют ис­кать свое пред­на­зна­че­ние силь­нее. Мне ка­жет­ся, в по­гоне за сво­им при­зна­ни­ем они силь­но те­ря­ют.

Инес­са: Что они те­ря­ют?

Ан­на: Вре­мя. Не нуж­но силь­но об этом ду­мать, нуж­но де­лать нена­вяз­чи­во, все са­мо при­дет.

Инес­са: Как?

Ан­на: На­вер­ное, нуж­но жить и ду­мать о том, что сей­час для те­бя са­мое важ­ное, жить се­го­дняш­ним днем и быть скон­цен­три­ро­ван­ным на том, что сей­час про­ис­хо­дит, а не на том, что про­изой­дет че­рез год, два или во­об­ще ко­гда-ни­будь.

Инес­са: Сей­час есть че­му по­ра­до­вать­ся по-дет­ски?

Ан­на: Смот­ря кто, что и как ви­дит. Лич­но для ме­ня сей­час са­мое глав­ное – это ра­бо­та над со­бой, кон­стру­и­ро­ва­ние се­бя по кир­пи­чи­ку, по­то­му что чем быст­рее нач­ну се­бя при­учать к стро­го­сти, тем мне луч­ше бу­дет.

Еле­на: Ты зна­ешь, до ка­ко­го воз­рас­та че­ло­век офи­ци­аль­но еще не счи­та­ет­ся взрос­лым?

Ан­на: Нет воз­рас­та. Я хо­чу ска­зать, что мо­ло­дой че­ло­век или взрос­лый – все от­но­си­тель­но.

Инес­са: Все от­но­си­тель­но, но все-та­ки раз­ни­ца есть. Этот че­ло­век – взрос­лый, а этот – ре­бе­нок. Что про­ис­хо­дит в тот мо­мент, ко­гда ре­бе­нок ста­но­вит­ся взрос­лым, неваж­но, в ка­ком воз­расте?

Ан­на: Де­ти, на­вер­ное, недо­ста­точ­но сфор­ми­ро­вав­ши­е­ся, они в по­ис­ке, они еще не зна­ют, что и как де­лать, по­это­му у них пол­но энер­гии, но они не зна­ют, ку­да ее де­вать. Ро­ди­те­ли нуж­ны для то­го, что­бы по­ка­зать ре­бен­ку, ку­да мож­но из­рас­хо­до­вать его энер­гию.

Инес­са: А мож­но быть од­но­вре­мен­но и взрос­лым, и ре­бен­ком?

Де­ти: Да.

Илья: Мож­но быть взрос­лым, а ве­сти се­бя, как ре­бе­нок, и, на­обо­рот, мож­но быть ре­бен­ком, мно­го знать, хо­теть и чув­ство­вать се­бя, как взрос­лый. На­при­мер,

взрос­лый ра­бо­та­ет, но при этом он еще ве­се­лый, как в дет­стве, мо­жет по­иг­рать и по­ба­ло­вать­ся.

Инес­са: Как ему это уда­ет­ся – быть взрос­лым, ра­бо­тать и оста­вать­ся ве­се­лым? Илья: Нуж­но брать от­пуск, быть раз­но­об­раз­ным, от­ды­хать. Но от­ды­хать не все вре­мя, нуж­но ко­гда-ни­будь и ра­бо­тать. Нуж­но раз­но­об­ра­зить свою жизнь, то­гда ино­гда мож­но по­быть ре­бен­ком, а ино­гда быть взрос­лым.

Еле­на: Ви­та­лик, у те­бя есть стар­шая сест­ра Ка­тя, ей по­чти 25 лет, она уже взрос­лая, ино­гда она ве­дет се­бя, как ре­бе­нок?

Ви­та­лий: Да.

Еле­на: Ко­гда?

Ви­та­лий: Ред­ко.

Еле­на: Что она де­ла­ет, ко­гда ве­дет се­бя, как ре­бе­нок?

Ви­та­лий: Встре­ча­ет­ся с дру­зья­ми, а не про­сто си­дит – зво­нит, ра­бо­та­ет, зво­нит, ра­бо­та­ет.

Инес­са: Воз­мож­но во­об­ще быть од­но­вре­мен­но и взрос­лым и ре­бен­ком? Аня: Ко­му как. Кто-то это мо­жет, а кто-то нет.

Инес­са: Ты бы смог­ла?

Аня: Я бы смог­ла.

Инес­са: Как бы ты жи­ла?

Аня: Я бы жи­ла со сво­и­ми детьми, и ко­гда они по­про­си­ли бы с ни­ми по­иг­рать иг­руш­ка­ми – я бы это де­ла­ла и вме­сте с ни­ми чув­ство­ва­ла бы се­бя, как ре­бе­нок.

Инес­са: На­при­мер, та­кая си­ту­а­ция:те­бе, взрос­лой, на­до ид­ти на ра­бо­ту, а де­ти про­сят по­иг­рать с ни­ми иг­руш­ка­ми. Ты бы как сде­ла­ла?

Аня: Я бы по­зво­ни­ла и от­про­си­лась: мож­но мне, по­жа­луй­ста, один или два дня по­си­деть до­ма, по­смот­реть за сво­и­ми детьми.

Инес­са: А как же ра­бо­та, день­ги, ре­а­ли­за­ция, пред­на­зна­че­ние?

Аня: А на дру­гой день я по­еду на ра­бо­ту, но сна­ча­ла объ­яс­ню де­тям, что по­ста­ра­юсь вер­нуть­ся непозд­но. Ес­ли я за­дер­жусь, то па­па при­дет по­рань­ше.

Еле­на: Илья, а твой па­па взрос­лый или ре­бе­нок?

Илья: Взрос­лый.

Еле­на: А он ве­дет се­бя, как ре­бе­нок?

Илья: Да. Он бо­рет­ся со мной все вре­мя ве­че­ром, гу­ля­ет ча­сто со мной, иг­ра­ет в иг­ры, в ко­то­рые я хо­чу.

Ки­рилл Што­ляр: Я ду­маю, что ре­бе­нок мо­жет быть взрос­лым. Он не мо­жет ра­бо­тать, но у него мо­жет быть ха­рак­тер, как у взрос­ло­го. Ес­ли че­ло­век уже вы­рос, то он все рав­но мо­жет быть ре­бен­ком, по­то­му что в ду­ше он все­гда им оста­ет­ся, сколь­ко бы ему лет ни бы­ло. Мо­ей пра­ба­буш­ке 93 го­да, и она все рав­но ино­гда сме­ет­ся, как ре­бе­нок, она мо­жет со мной по­иг­рать немнож­ко, ко­гда на ду­ше лег­ко. Моя ма­ма и моя стар­шая сест­ра, ко­гда встре­ча­ют­ся, то­же ино­гда ве­дут се­бя, как де­ти. Мы мо­жем вме­сте сме­ять­ся над тем, что ин­те­рес-

но и взрос­лым, и мне. Каж­дый че­ло­век мо­жет быть и взрос­лым, и ре­бен­ком в ду­ше.

Инес­са: Что вам боль­ше все­го нра­вит­ся во взрос­лых?

Да­ша: Они бо­лее от­вет­ствен­ные. Есть, ко­неч­но, и де­ти от­вет­ствен­ные. Но ко­гда у взрос­лых про­сишь по­мо­щи, они быст­рее вклю­ча­ют­ся и быст­рее по­мо­га­ют. Ки­рилл: Мне в них нра­вят­ся их от­вет­ствен­ность, уве­рен­ность, со­бран­ность, что они все­гда го­то­вы к лю­бым из­ме­не­ни­ям в пла­нах, во вре­ме­ни, или могут про­сто по­ле­жать вме­сте, по­смот­реть ки­но вме­сте. Обыч­но взрос­лые про­сто на ра­бо­те и всех осталь­ных до­ма остав­ля­ют. Ко­гда при­хо­дят ве­че­ром – все раз­го­ва­ри­ва­ют, ка­кие-то вкус­няш­ки при­во­зят.

Еле­на: Мож­но ска­зать, что взрос­лые за­бот­ли­вые?

Ки­рилл: Да. Они еще могут быть стро­ги­ми – это за­ви­сит от на­стро­е­ния. Еле­на: А стро­гость, дис­ци­пли­на, от­вет­ствен­ность нуж­ны для че­го-то? Ки­рилл: Нуж­ны.

Еле­на: Для че­го?

Ви­та­лий: Чтоб не по­пасть в плохую си­ту­а­цию.

На­при­мер, по­шел гу­лять, за­был о ра­бо­те, вер­нул­ся, а у те­бя уже нет ни ра­бо­ты. Что­бы по­ни­мать, ко­гда мож­но от­дох­нуть, а ко­гда нель­зя.

Инес­са: Нуж­на от­вет­ствен­ность, пра­ви­ла, дис­ци­пли­на. Как, по-ва­ше­му, не услож­ня­ет ли это жизнь по­на­прас­ну, мо­жет, это вы­дум­ки взрос­лых? Мо­же­те се­бе пред­ста­вить жизнь без пра­вил, без дис­ци­пли­ны?

Илья: Пра­ви­ла нуж­ны для то­го, что­бы бы­ло все спо­кой­но, на­при­мер, ес­ли иг­рать без пра­вил, то это не иг­ра, ес­ли кто-то при­ду­мы­ва­ет свои пра­ви­ла, то по­лу­ча­ет­ся что по­па­ло. Пра­ви­ла нуж­ны, что­бы был по­ря­док, ес­ли бу­дут все кри­чать, то мо­жет у всех раз­бо­леть­ся го­ло­ва и бу­дет непри­ят­но. Еще, ес­ли бе­гать и иг­рать без пра­вил, то на­при­мер, в шко­ле на пе­ре­мене, то мож­но бе­гать, бе­гать, за что-то за­це­пить­ся и упасть.

Еле­на: Что для вас сча­стье? Есть ка­кие-то со­став­ля­ю­щие сча­стья?

Ки­рилл: Ко­гда у те­бя все есть.

Еле­на: Ко­гда все у те­бя есть?

Илья: Ко­гда у те­бя есть все, что ты хо­чешь. Мож­но ра­до­вать­ся из-за то­го, что ты жи­вешь, что у те­бя есть се­мья.

Ки­рилл: Для ме­ня сча­стье – это со­би­рать кон­струк­тор. Я в 5 лет очень лю­бил этим за­ни­мать­ся. Как-то к нам при­е­хал мой дя­дя и по­да­рил мне огром­ней­ший Lego. Я со­би­рал его с боль­шой ра­до­стью. Я очень бла­го­да­рен дя­де. И еще сча­стье, ко­гда ма­ма улы­ба­ет­ся.

Инес­са: То есть сча­стье – это ко­гда ты де­ла­ешь то, что те­бе нра­вит­ся?

Ки­рилл: Да.

Еле­на: Про­изо­шло вол­шеб­ство, и ты стал на 20 лет стар­ше. Что для те­бя сча­стье? Боль­шой кон­струк­тор или что-то дру­гое?

Ки­рилл: Да­же не знаю. Ма­ши­на насто­я­щая – «Фер­ра­ри».

Инес­са: Мо­жет, ты стро­и­те­лем ста­нешь и бу­дешь стро­ить го­ро­да?

Ки­рилл: Да, я кон­струк­то­ром ста­ну.

Еле­на: А что еще мо­жет при­не­сти сча­стье? Лю­бовь? А что еще?

Да­ша: Я ду­маю, луч­ше все­го ста­но­вит­ся, ко­гда я сде­ла­ла что-то очень доб­рое или ка­кую-то ра­бо­ту – это мо­мент сча­стья. Ес­ли все есть, то жизнь ста­но­вит­ся мо­но­тон­ной, на­до ста­вить ка­кую-то цель, и ес­ли ты к ней идешь, то ста­но­вишь­ся чу­точ­ку счаст­ли­вей, и так по ку­соч­ку вся твоя жизнь ста­но­вит­ся чу­точ­ку счаст­ли­вей, она не та­кая мо­но­тон­ная. И ко­гда ты идешь, то все у те­бя при­об­ре­та­ет­ся.

А еще, ко­гда ты об­ща­ешь­ся со сво­ей се­мьей, то ста­но­вит­ся так хо­ро­шо и спо­кой­но.

Инес­са: А ко­гда ты де­ла­ешь что-то свое?

Да­ша: Ко­гда я де­лаю лю­би­мые ве­щи, на­при­мер, как Ки­рилл со­би­ра­ет кон­струк­тор. Я люб­лю ри­со­вать.

Инес­са: Ес­ли бы ты вдруг сей­час ста­ла взрос­лой, ка­кое бы то­гда бы­ло сча­стье? Да­ша: Ду­маю, по­ме­ня­лись бы дей­ствия, но мне все рав­но бы­ло бы ра­дост­но от то­го, что де­ла­ешь лю­би­мые ве­щи.

Еле­на: Ко­гда я бы­ла ма­лень­кой, то бы­ла уве­ре­на в том, что взрос­лые, ко­неч­но, взрос­лые, но немнож­ко глу­пые.

Инес­са: Да­вай­те по­го­во­рим о глу­по­стях, ко­то­рые де­ла­ют взрос­лые.

Ки­рилл: Ко­гда ком­пью­тер не да­ют. Ма­ма мне уже две неде­ли не да­ет ком­пью­тер, ок­ку­пи­ро­ва­ла для ра­бо­ты. Это очень пло­хо. Глу­пость – это ко­гда те­бе да­ют то, что ты не хо­чешь, на­при­мер, са­лат, но без пиц­цы. У мо­ей ма­мы глу­пость то, что она со мной не иг­ра­ет. Мы ку­пи­ли один боль­шой кон­струк­тор, со­бра­ли. Я го­во­рю: «Ма­ма, ну по­иг­рай хоть раз со мной». – А она от­ве­ча­ет: «Я люб­лю со­би­рать Lego, а иг­рать с ним не люб­лю». Раз­би­рать кон­струк­тор я не люб­лю – вот со­брал один раз, по­иг­рал, по­ста­вил – у ме­ня та­кие пра­ви­ла. Я во­об­ще в квар­ти­ре убор­кой не за­ни­ма­юсь, а в сво­ем шка­фу уби­раю. Взял, по­иг­рал и по­ста­вил.

Илья: Ко­гда за­став­ля­ют что-то де­лать, ко­гда за­ни­ма­ешь­ся дру­ги­ми де­ла­ми. На­при­мер, я за­нят сво­им де­лом, а ме­ня за­став­ля­ют уби­рать в ком­на­те. У ме­ня ку­ча вре­ме­ни, за­чем ме­ня за­став­лять имен­но сей­час?!

Еле­на: Я пра­виль­но по­ня­ла, что те­бя от­вле­ка­ют от че­го-то бо­лее важ­но­го вся­ки­ми глу­по­стя­ми, да?

Илья: Не глу­по­стя­ми, но от­вле­ка­ют.

Ки­рилл: Мне за­да­ли вы­учи­ли стих – мож­но бы­ло вы­учить на чет­верг или на пят­ни­цу.

Я си­жу за ком­пью­те­ром, смот­рю ви­део, а ма­ма спра­ши­ва­ет про уро­ки. Ну я и ска­зал про стих. Ма­ма ме­ня на­ча­ла за­став­лять учить на чет­верг.

Я сел учил, учил, учил и ни­как не вы­учил.

Илья: Глу­пость, ко­гда я про­шу ба­буш­ку по­иг­рать со мной, и во вре­мя иг­ры ей при­хо­дит со­об­ще­ние. Она от­вле­ка­ет­ся, а по­том дол­го-дол­го си­дит и го­во­рит, что ей уже на­до уез­жать.

Ви­та­лий: У ме­ня ро­ди­те­ли не де­ла­ют глу­по­сти.

Аня: Еще бы­ва­ет та­кое, что ро­ди­те­ли де­тей за­став­ля­ют. На­при­мер, па­па за­став­ля­ет сти­хо­тво­ре­ние чи­тать или что-то пи­сать или ка­кое-то де­ло на­до сде­лать, а ре­бе­нок про­сит – па­па, мо­жешь по­мочь, а па­па го­во­рит – нет, де­лай сам. А сам си­дит и иг­ра­ет в тан­ки на ком­пью­те­ре.

А еще я ду­маю, что очень глу­по, ко­гда ро­ди­те­ли хо­тят ку­да-то по­ехать, все­гда пла­ни­ру­ют по­езд­ку за­ра­нее. Я все­гда меч­та­ла проснуть­ся утром, по­ду­мать, где мне хо­чет­ся ока­зать­ся, и уле­теть. А они на­чи­на­ют пла­ни­ро­вать ка­кие-то экс­кур­сии… Мож­но же про­сто взять и по­ехать.

Я ду­маю, это на­мно­го удоб­ней, чем «раз­же­вы­вать» каж­дое ме­сто.

Инес­са: Кро­ме то­го, что удоб­ней – это, на­вер­ное, и так вкус­но!

Да­ша: Ад­ре­на­лин. Про­сто едешь без вся­ких ги­дов.

Инес­са: За что вы в жиз­ни ко­му-то бла­го­дар­ны боль­ше все­го?

Илья: Я бла­го­да­рен Бо­гу за то, что я жи­ву в этом ми­ре, за то, что у ме­ня есть хо­ро­шая се­мья, за то, что я счаст­лив.

Ки­рилл: У ме­ня есть два ва­ри­ан­та – ли­бо дя­де, ли­бо ма­ме. Я бла­го­да­рен ма­ме за то, что она мне ку­пи­ла план­шет, но он у ме­ня раз­бил­ся. Я ры­дал и до­ма, и в шко­ле, ко­гда об этом узнал, бы­ло очень обид­но. И еще я бла­го­да­рен дя­де, по­то­му что он по­да­рил мне очень боль­шую ко­роб­ку Lego.

Да­ша: Я бла­го­дар­на ма­ме и па­пе за то, что они на­учи­ли мно­го­му, за каждую по­езд­ку, за вре­мя, про­ве­ден­ное со мной, ко­гда учи­ли. В шко­ле мы то­же учим­ся, но ро­ди­те­ли, мне ка­жет­ся, на­учат на­мно­го боль­ше.

Аня: Я бла­го­дар­на, ко­неч­но, ро­ди­те­лям. Боль­ше все­го бла­го­дар­на за то, что я очень мно­го все­го умею.

Еле­на: Я бла­го­дар­на то­му, что по­яви­лась на свет. Бла­го­дар­на сво­им ро­ди­те­лям, что они за­хо­те­ли, по­же­ла­ли иметь та­кую де­воч­ку. Я все­гда зна­ла, что я де­воч­ка­сол­ныш­ко, что ме­ня лю­бят, несмот­ря на все глу­по­сти, ко­то­рые я де­лаю. Я бла­го­дар­на сво­ей се­мье и са­мой се­бе, по­то­му что я справ­ля­юсь со всем, что встре­чаю в жиз­ни. Се­бя то­же на­до бла­го­да­рить за то, что име­ешь си­лы и воз­мож­но­сти раз­ви­вать­ся и при­но­сить поль­зу, что то­же при­ят­но.

Инес­са: Я бла­го­дар­на Бо­гу за то, что я имею воз­мож­ность жить этой жиз­нью и во­пло­щать то, что я хо­чу. Я бла­го­дар­на сво­е­му лю­би­мо­му, ко­то­рый встре­тил­ся мне. Я бла­го­дар­на сво­им де­тям, ко­то­рый вы­бра­ли нас из мно­же­ства дру­гих ва­ри­ан­тов. Я бла­го­дар­на вам, что вы сей­час здесь и рас­ска­зы­ва­е­те о са­мых важ­ных для вас ве­щах. Я вам очень и очень бла­го­дар­на.

Мо­жет, вы еще ска­же­те, че­му нуж­но взрос­лых на­учить?

Да­ша: Я ду­маю, что су­ще­ству­ет мно­го ти­па­жей взрос­лых, на­при­мер, взрос­лый обык­но­вен­ный, взрос­лый-ре­бе­нок, взрос­лый ев­ро­пей­ский и т.д. Все они долж­ны друг у дру­га учить­ся. А у де­тей взрос­лым нуж­но на­учить­ся жить ве­се­лее.

Инес­са: Пред­ла­гаю вам по­ап­ло­ди­ро­вать дру­гу дру­гу.

Инес­са Кра­вчен­кo Кан­ди­дат фи­ло­соф­ских на­ук, ко­уч-тре­нер, экс­перт по тех­ни­ке эмо­ци­о­наль­но­го осво­бож­де­ния, со­зда­тель и идей­ный вдох­но­ви­тель «Ака­де­мии ре­аль­ной жиз­ни», из­да­тель жур­на­ла «Ко­ле­со Жиз­ни»

Пси­хо­лог-кон­суль­тант, пси­хо­те­ра­певт, ве­ду­щая групп и тре­нин­гов. Бо­лее 20 лет ста­жа в об­ла­сти прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии Еле­на На­у­мен­ко

12 лет Да­рья Кра­вчен­ко

Илья Яре­мен­ко 9 лет

12 лет Ан­на Мень­ши­ко­ва

Ки­рилл Што­ляр 9 лет

8 лет Аня Цы­рик

10 лет Ви­та­лий Ку­ян

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.