Зо­ло­тое се­че­ние. Эти­ка и эс­те­ти­ка в ар­хи­тек­ту­ре

Эти­ка и эс­те­ти­ка в ар­хи­тек­ту­ре

KOLESO ZHIZNI - - СОДЕРЖАНИЕ - (Алек­сандра Пет­ро­ва)

Истин­ная ар­хи­тек­ту­ра – это му­зы­ка, за­стыв­шая в камне.

Она рож­да­ет­ся из боль­шо­го за­мыс­ла твор­ца и укра­ша­ет зем­лю мно­гие ве­ка. Что же мастер вкла­ды­ва­ет в свое тво­ре­ние, что­бы со­здать ше­девр? Ра­бо­тая над но­вым про­ек­том, вы все­гда ста­ви­те се­бе за­да­чу со­здать что-то уни­каль­ное?

Все, что мы де­ла­ем, – это ор­га­но­про­ек­ция се­бя на мир, в том чис­ле и дом. Та­ким об­ра­зом, ка­кую-то часть внут­рен­не­го ми­ра мы про­еци­ру­ем вовне. И важ­но не при­вя­зать­ся к че­му-то ма­те­ри­аль­но­му, ведь са­мый пре­крас­ный ше­девр, ко­то­рый мы мо­жем оста­вить по­сле се­бя, это на­ша ду­ша. Гос­подь от нас ждет имен­но это­го.

У Ан­дрея Би­то­ва есть ин­те­рес­ная фра­за о том, что Гос­подь со­здал че­ло­ве­ка ху­дож­ни­ком, по­то­му что

твор­ца мо­жет по­нять толь­ко тво­рец. Ему ну­жен был тот, кто смо­жет оце­нить кра­со­ту тво­ре­ния.

У вас есть же­ла­ние со­зда­вать не про­сто ар­хи­тек­тур­ные фор­мы для удо­вле­тво­ре­ния нужд, а про­из­ве­де­ния с бо­же­ствен­ным со­дер­жа­ни­ем?

Ар­хи­тек­ту­ра, в от­ли­чие от жи­во­пи­си или му­зы­ки, бо­лее при­вя­за­на к функ­ци­о­наль­но­сти. Ис­кус­ство ра­ди ис­кус­ства в ар­хи­тек­ту­ре невоз­мож­но. Очень мно­гое за­ви­сит от за­каз­чи­ка. Ар­хи­тек­ту­ра на­чи­на­ет­ся с за­мыс­ла и его об­ду­мы­ва­ния. Но, что­бы идея

по­яви­лась, дол­жен прий­ти за­каз­чик, у ко­то­ро­го есть же­ла­ние что-то по­стро­ить.

А за­каз­чик все­гда точ­но зна­ет, че­го хо­чет?

Как пра­ви­ло, нет. И за­да­ча ар­хи­тек­то­ра – по­нять, что ему нуж­но. Это слож­ный и дли­тель­ный про­цесс.

Ар­хи­тек­ту­ра – это ис­кус­ство или биз­нес?

При­сут­ству­ет и то, и дру­гое. Мне ка­жет­ся, что для со­зда­ния ше­дев­ра нуж­на некая внут­рен­няя сво­бо­да. Вс­пом­ни­те при­знан­но­го ге­ния Га­уди. С че­го на­ча­лась его ка­рье­ра? С от­ка­за лю­би­мой де­вуш­ки вый­ти за него за­муж. И всю со­зна­тель­ную жизнь он по­свя­тил церк­ви и ар­хи­тек­ту­ре. Да, он то­же ра­бо­тал под за­каз, но не все за­каз­чи­ки по­ни­ма­ли его ге­ни­аль­ные про­ек­ты. Га­уди на­мно­го опе­ре­жал вре­мя.

Но он вы­пол­нял функ­ци­о­наль­ные за­да­чи?

Бе­з­услов­но. Во всем, что де­лал. Но функ­ция в его ра­бо­тах, на­при­мер, в по­тря­са­ю­щем со­бо­ре Са­гра­да Фа­ми­лия, жи­лых до­мах, ве­ли­ко­леп­ном пар­ке не бы­ла глав­ной. Он со­зда­вал свой мир, свой кос­мос и жил в нем. Все ве­ли­кие ар­хи­тек­то­ры, ко­то­рых я знаю, – это, преж­де все­го, лю­ди ду­хов­но и внут­ренне сво­бод­ные. Ко­неч­но, они все ра­бо­та­ют на за­каз­чи­ка, но им уда­ет­ся убе­дить его пе­ре­сту­пить че­рез сте­рео­ти­пы, лич­ные пред­став­ле­ния о кра­со­те, мо­де, вы­го­де, и со­здать что-то но­вое. Ве­ли­кие ар­хи­тек­то­ры – это те, ко­то­рые не сни­ма­ют каль­ку со ста­рых стро­е­ний, а де­ла­ют свои. Глав­ное, что­бы в этом твор­че­стве не бы­ло са­мо­сти.

Что та­кое са­мость?

До­пу­стим, че­ло­век ду­ма­ет, что он са­мо­вы­ра­жа­ет­ся, но это ошиб­ка. Все, что в нас до­стой­но вы­ра­же­ния, – Бо­жье, а не на­ше.

Я уве­ре­на, что твор­че­ство без со­еди­не­ния с Бо­гом невоз­мож­но. Ве­ли­кие ар­хи­тек­то­ры как-то свя­за­ны с кос­ми­че­ски­ми энер­ги­я­ми, по­то­му что вы­хо­дят за рам­ки стро­гой функ­ци­о­наль­но­сти. Да­же со­вре­мен­ные ар­хи­тек­то­ры – За­ха Ха­дид или Нор­ман Фо­стер, ко­то­рые по­стро­и­ли ме­га­функ­ци­о­наль­ные зда­ния – преж­де все­го, со­зда­ва­ли кра­со­ту.

Ве­ли­кие ар­хи­тек­то­ры, к ко­то­рым я се­бя ни­ко­им об­ра­зом не мо­гу при­чис­лить, сле­ду­ют древ­не­гре­че­ской тра­ди­ции эй­до­са (эй­дос – «ве­щий»). В гре­че­ской эс­те­ти­ке есть по­ня­тие: все во внут­рен­нем за­ло­ге – эти­ка, во внеш­нем – эс­те­ти­ка.

То есть то, что кра­си­во не мо­жет быть непра­виль­но. Ар­хи­тек­ту­ра – это не камни и сте­ны, а спо­соб ре­а­ли­за­ции про­стран­ства. То ме­сто, в ко­то­ром мы жи­вем, вли­я­ет на на­шу жизнь, по­это­му долж­но быть пси­хо­ло­ги­че­ски ком­форт­ным и ин­те­рес­ным.

Ка­кие чув­ства мо­гут воз­ни­кать в этом про­стран­стве?

Ар­хи­тек­тор в опре­де­лен­ном смыс­ле про­грам­ми­ру­ет чув­ства и мыс­ли, ко­то­рые при­хо­дят к че­ло­ве­ку. На­при­мер, про­стран­ство спа-цен­тра долж­но на­стра­и­вать на от­дых, спо­кой­ные мыс­ли, удо­воль­ствие. При­хо­дя сю­да, че­ло­век мо­жет вер­нуть­ся к ос­нов­ным сти­хи­ям при­ро­ды, от ко­то­рых се­год­ня ото­рван. Его нуж­но вы­дер­нуть из кру­го­во­ро­та об­ще­ства по­треб­ле­ния и на­пом­нить, что есть му­зы­ка, мор­ской воз­дух, со­ле­ная и ми­не­раль­ная во­да, гли­на… Мы долж­ны вер­нуть его са­мо­му се­бе. Ко­неч­но, это сверх­за­да­ча для раз­ра­бот­ки про­ек­та спа-цен­тра, но она вы­пол­ни­ма.

Что нуж­но че­ло­ве­ку, что­бы он под­нял­ся над сво­и­ми при­зем­лен­ны­ми по­треб­но­стя­ми?

Вер­нуть его к сво­ей ис­тин­ной при­ро­де. Най­ти не­кий кос­ми­че­ский ал­го­ритм.

Лю­бое стро­и­тель­ство за­дей­ству­ет огром­ное ко­ли­че­ство ма­те­ри­аль­но­го ре­сур­са: ка­мень, це­мент, из­весть, гли­на, стек­ло, элек­тро­энер­гия, ра­бо­чая си­ла... Эти ре­сур­сы на зем­ле огра­ни­че­ны, и все это зна­ют. На­при­мер, в Шве­ции есть мо­ло­деж­ное дви­же­ние, участ­ни­ки ко­то­ро­го по­ку­па­ют толь­ко ве­щи, быв­шие в упо­треб­ле­нии. Так они за­щи­ща­ют ре­сур­сы пла­не­ты, ис­поль­зу­е­мые для про­из­вод­ства но­вых ве­щей.

Ес­ли мы что-то за­би­ра­ем у Зем­ли, важ­но ис­поль­зо­вать это ра­ци­о­наль­но и с умом.

Ес­ли дом внут­ри ум­но и пра­виль­но сде­лан, он бу­дет кра­си­вым при вло­же­нии да­же ми­ни­маль­ных средств. Для ме­ня ше­девр – это то, что вхо­дит в ре­зо­нанс с ху­до­же­ствен­ным за­мыс­лом, не уро­ду­ет зем­лю кра­си­во.

В на­ча­ле ра­бо­ты над про­ек­том ви­ден ко­неч­ный ре­зуль­тат, или он рож­да­ет­ся по­сте­пен­но?

За­мы­сел мож­но уви­деть сра­зу, но до ко­неч­но­го ре­зуль­та­та путь дол­гий – несколь­ко ста­дий про­ек­ти­ро­ва­ния, эс­ки­зы, ра­бо­чий про­ект – на каж­дой из них твор­че­ский ар­хи­тек­тор мо­жет вне­сти из­ме­не­ния.

Воз­мож­но ли со­зда­ние ше­дев­ра без со­еди­не­ния – за­каз­чик-ис­пол­ни­тель, по­треб­но­сть­воз­мож­но­сти?

Объ­еди­не­ние за­каз­чи­ка и ар­хи­тек­то­ра хо­ро­шо ил­лю­стри­ру­ет­ся при­ме­ром Ме­ди­чи. Ес­ли бы не они, мы бы не зна­ли ита­льян­ско­го ре­нес­сан­са и мно­гих ве­ли­ких ху­дож­ни­ков, они бы про­сто умер­ли с го­ло­ду.

Ме­ди­чи спон­си­ро­ва­ли ху­до­же­ствен­ные про­цес­сы, опла­чи­ва­ли да­же не функ­цию, а кра­со­ту, раз­ви­тие ис­кус­ства. И бла­го­да­ря это­му оно раз­ви­ва­лось фан­та­сти­че­ски­ми тем­па­ми. Боль­шин­ство ху­дож­ни­ков Воз­рож­де­ния бы­ли од­но­вре­мен­но еще и скуль­пто­ра­ми, и ар­хи­тек­то­ра­ми, и пре­крас­ны­ми ин­же­не­ра­ми. На­при­мер, Бру­нел­лески и исто­рия ку­по­ла Сан­та-ма­рия дель Фьо­ре. Ку­пол зна­ме­ни­то­го со­бо­ра во Фло­рен­ции рух­нул, и был объ­яв­лен кон­курс на его стро­и­тель­ство. За­да­ние вклю­ча­ло в се­бя не толь­ко ар­хи­тек­ту­ру, но и кон­струк­цию огром­но­го бес­про­лет­но­го ку­по­ла. Вы­иг­рал Бру­нел­лески – ге­ни­аль­ный ар­хи­тек­тор и пре­крас­ный ху­дож­ник, за ко­то­рым сто­я­ли Ме­ди­чи. Без ме­це­на­тов раз­ви­тие ис­кус­ства невоз­мож­но. Ху­дож­ник умрет с го­ло­ду, ес­ли ни­кто не бу­дет опла­чи­вать его по­ис­ки, то, что он со­зда­ет не для функ­ции, а для кра­со­ты.

По ка­ким кри­те­ри­ям оце­ни­ва­ют кра­со­ту и со­вер­шен­ство тво­ре­ния?

Пред­став­ле­ния о кра­со­те ме­ня­ют­ся с каж­дой эпо­хой. Это во­прос мо­ды и при­стра­стий. Но в ос­но­ве все­го ле­жит ми­ро­вая гар­мо­ния – зна­ме­ни­тое чис­ло π, то есть опре­де­лен­ные про­пор­ции. На этом

зо­ло­том се­че­нии по­стро­е­ны все ше­дев­ры ар­хи­тек­ту­ры. В ос­но­ве хра­мов XI–XII ве­ков ле­жит очень слож­ная, ма­те­ма­ти­че­ски точ­ная гео­мет­ри­че­ская мо­дель со­от­но­ше­ния про­пор­ций. Та­кую же мож­но уви­деть на про­жил­ках ли­стьев де­ре­вьев.

Жи­вая си­сте­ма дви­жет­ся, она рас­тет, ме­ня­ет про­пор­ции…

Это и есть жизнь. Она ни­ко­гда не впи­сы­ва­ет­ся ни в од­ну схе­му, как и на­сто­я­щая ар­хи­тек­ту­ра. Стро­е­ния, ко­то­рые счи­та­лись кра­си­вы­ми, на­чи­ная от гре­че­ской ар­хи­тек­ту­ры, ис­кус­ства Воз­рож­де­ния, – они и сей­час кра­си­вы, по­то­му что «со­сто­ят» из гар­мо­нии и со­вер­шен­ства.

Ино­гда ше­дев­ром мо­жет стать про­жи­тый в ра­до­сти день или ду­шев­ный раз­го­вор с дру­гом. Ка­кой кри­те­рий ше­девраль­но­сти? Все­на­род­ное при­зна­ние, ве­ко­вая па­мять или чув­ство, ко­то­рое воз­ни­ка­ет, ко­гда твоя ду­ша при­бли­жа­ет­ся к Бо­гу?!

На мой взгляд, лег­че все­го ше­девр най­ти в му­зы­ке. Ко­гда слу­ша­ешь про­из­ве­де­ния Мо­цар­та или Ба­ха, труд­но вы­ра­зить сло­ва­ми свои ощу­ще­ния. Но точ­но по­нят­но, что эта му­зы­ка – раз­го­вор че­ло­ве­ка с Твор­цом.

Мо­жет, это и есть суть?

Воз­мож­но. Гос­подь в этом ми­ре раз­лил так мно­го кра­со­ты. Мы мо­жем сво­и­ми уси­ли­я­ми ее ма­те­ри­а­ли­зо­вать.

Со­здать из се­бя ше­девр, очи­стить от му­со­ра, услы­шать на­сто­я­щее… Это по­хо­же на про­цесс со­зда­ния ар­хи­тек­тур­но­го про­ек­та?

Ду­маю, да. Лю­бое твор­че­ство – спо­соб­ность убрать лиш­нее и оста­вить ту часть се­бя, ко­то­рая го­то­ва к вос­при­я­тию го­ло­са Бо­же­ствен­но­го. В иде­а­ле ше­девр – имен­но это. Те­ло счи­та­ет­ся хра­мом ду­ши. Един­ствен­ная цель на­шей жиз­ни – спа­се­ние ду­ши. Но мы со­зда­ны те­лес­ны­ми («те­ло» на древне­сла­вян­ском зна­чит «це­лое»), то есть на­ша ду­ша и те­ло нераз­рыв­ны. Мы не мо­жем очи­стить ду­шу, за­быв о те­ле.

По­лу­ча­ет­ся, что че­ло­век име­ет та­кую же са­краль­ную кон­струк­цию, как и храм?

Ко­неч­но, в этом ми­ре все еди­но – мик­ро­косм от­ра­жа­ет­ся в мак­ро­кос­ме, и на­обо­рот – все устро­е­но по од­ним за­ко­нам вне за­ви­си­мо­сти от раз­ме­ров. За­ко­ны, ко­то­рые ра­бо­та­ют в ато­ме или мо­ле­ку­ле, про­яв­ля­ют­ся и в кос­ми­че­ских струк­ту­рах.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.