Круг­лый стол «Си­ла Вы­бо­ра»:

ма­ни­пу­ля­ция vs осо­знан­ность

KOLESO ZHIZNI - - CONTENTS -

Вы­бор – од­на из ос­нов­ных со­став­ля­ю­щих жиз­ни че­ло­ве­ка, ко­то­рая воз­ни­ка­ет с пер­вых се­кунд по­яв­ле­ния ре­бен­ка на свет. Ка­за­лось бы, спо­соб­ность де­лать вы­бор то­же долж­на быть врож­ден­ной. В те­че­ние всей жиз­ни мы что-то выбираем, но ча­сто ли вы­бор яв­ля­ет­ся ис­тин­но на­шим? Важ­но на­учить­ся чув­ство­вать и вы­би­рать свое, пе­ре­стать быть кем-то и вос­со­еди­нить­ся с са­мим со­бой.

Мо­де­ра­тор круг­ло­го сто­ла – Инес­са Кра­вчен­ко

Инес­са: Ше­стой но­мер 2018 го­да есте­ствен­ным об­ра­зом про­дол­жа­ет ди­на­ми­ку ре­а­ли­за­ции меч­ты и под­во­дит нас к во­про­су вы­бо­ра. При­чем важ­но­го вы­бо­ра – на­прав­ле­ния в жиз­ни. Мо­мент, ко­гда есть необ­хо­ди­мость ото­рвать­ся от ста­рой скор­лу­пы и пой­ти за зо­вом серд­ца, за пред­на­зна­че­ни­ем. Пред­ла­гаю рас­смот­реть раз­ные гра­ни во­про­са вы­бо­ра. Петр, про­шу вас на­чать эту те­му и обо­зна­чить, что та­кое вы­бор, ил­лю­зия вы­бо­ра и по­па­да­ние в ма­ни­пу­ля­ции. Петр: Я пред­ло­жил бы на­чать с со­гла­со­ва­ния язы­ка, пред­став­ле­ний и об­щей ба­зы, на ос­но­ве ко­то­рой мы мо­жем про­ве­сти диа­лог, обо­га­тив друг дру­га сво­и­ми по­ни­ма­ни­я­ми.

Соб­ствен­но, сло­во «вы­бор» – очень мно­го­знач­ное, и ча­сто в раз­ных кон­текстах в него вкла­ды­ва­ет­ся со­вер­шен­но раз­ный смысл. За­ча­стую мож­но услы­шать его в та­ких сло­во­со­че­та­ни­ях, как «сво­бо­да вы­бо­ра», «осо­знан­ность вы­бо­ра», «со­сто­я­ние вы­бо­ра».

Мне ви­дит­ся, что в этой те­ме глав­ный во­прос – на что опи­ра­ет­ся че­ло­век, ко­гда при­ни­ма­ет ре­ше­ние, де­ла­ет вы­бор: на сво­бо­ду во­ли ли­бо на ка­кую-то обу­слов­лен­ность.

Ес­ли же го­во­рить о связ­но­сти с преды­ду­щей те­мой но­ме­ра жур­на­ла, то по­лу­ча­ет­ся сле­ду­ю­щая ло­ги­ка. Из внут­рен­не­го со­сто­я­ния (см. те­му «КЖ» № 5/2018 «Си­ла со­сто­я­ния». – Прим. ред.) мы и де­ла­ем вы­бор. При этом под­ра­зу­ме­вая, что со­сто­я­ние – бо­лее об­щая ка­те­го­рия, ко­то­рая об­ла­да­ет опре­де­лен­ны­ми ин­те­граль­ны­ми ха­рак­те­ри­сти­ка­ми.

Инес­са: Есть еще во­прос цен­но­стей, ведь со­сто­я­ние от­ра­жа­ет имен­но их.

Петр: Этот ас­пект еще глуб­же. По су­ти, вы­бор – это лишь вер­хуш­ка айс­бер­га. Ведь от­ку­да бе­рут­ся фе­но­ме­ны ма­ни­пу­ля­ции вы­бо­ром или те­мой сво­бо­ды вы­бо­ра там, где сво­бо­ды-то и нет?.. За­ча­стую из­на­чаль­но че­ло­ве­ку пред­ла­га­ет­ся за­про­грам­ми­ро­ван­ная «схе­ма» ма­ни­пу­ля­ции, и ни­ка­ко­го вы­бо­ра са­мо­го че­ло­ве­ка, по су­ти, нет. Та­кие «при­е­мы» очень яр­ко вид­ны сей­час в по­ли­ти­че­ской сре­де и в са­мой си­сте­ме от­но­ше­ний по по­во­ду вла­сти в об­ще­стве, где из­на­чаль­но на «со­зна­тель­ный вы­бор» ни­кто и не рас­счи­ты­ва­ет. Мы мо­жем ви­деть мно­го­чис­лен­ные фор­мы про­яв­ле­ния так на­зы­ва­е­мой «плу­то­кра­тии» в об­ще­стве, ко­гда толь­ко внешне де­кла­ри­ру­ют­ся цен­но­сти «сво­бо­ды вы­бо­ра», а мно­гие ме­ха­низ­мы са­мых раз­но­об­раз­ных «вы­бо­ров» по­стро­е­ны на ма­ни­пу­ля­ци­ях и под­ме­нах… По-ви­ди­мо­му, это от­ра­жа­ет бо­лее се­рьез­ные про­бле­мы об­ще­ства на цен­ност­ном уровне.

Инес­са: В этом слу­чае от­вет, по су­ти, не ва­жен.

Петр: Да, от­но­си­тель­но неваж­но, что вы­би­рать, ес­ли вы­бо­ра как та­ко­во­го нет. По­доб­ных «вы­бо­ров без вы­бо­ра» в на­шем об­ще­стве мно­го, ес­ли при­смот­реть­ся. Но есть и дру­гая край­ность. Неко­то­рые лю­ди счи­та­ют, что в прин­ци­пе вы­бо­ра в жиз­ни че­ло­ве­че­ской нет и все пред­ре­ше­но за­ра­нее – некий фа­та­лизм.

Мы услов­но на­хо­дим­ся в ко­ри­до­ре меж­ду эти­ми край­но­стя­ми. С од­ной сто­ро­ны, все­гда у че­ло­ве­ка есть «сте­пень сво­бо­ды», с дру­гой – ма­ни­пу­ля­ции яко­бы сво­бод­ным вы­бо­ром.

Инес­са: То есть это те­ма сво­бо­ды – в ко­ри­до­ре за­ви­си­мо­сти?

Петр: Мы по опре­де­ле­нию на­хо­дим­ся в неких рам­ках в об­ще­стве. Че­ло­век, ко­то­рый го­во­рит об «аб­со­лют­ной сво­бо­де» в от­но­си­тель­ном ми­ре, вряд ли смо­жет адек­ват­но вза­и­мо­дей­ство­вать с дру­ги­ми людь­ми. Не сто­ит пу­тать иде­аль­ные цен­но­сти и зем­ные ре­а­лии…

Ольга: Аб­со­лют­но сво­бод­ным мож­но быть на кон­тра­сте с кем-то. Но все­гда при­сут­ству­ют некие ори­ен­ти­ры.

Петр: Край­ние, экс­тре­маль­ные по­зи­ции, с од­ной сто­ро­ны, ин­те­рес­ны и в ка­ком-то смыс­ле очень ре­сурс­ны. С дру­гой сто­ро­ны, но­си­те­ли та­ких «ра­ди­каль­ных» по­зи­ций по­рой слиш­ком ха­о­тич­ны и «опас­ны». Опас­ны тем, что в них нет ба­лан­са.с точ­ки зре­ния куль­ту­ры я ска­зал бы, что есть куль­ту­ра вы­бо­ра. На­при­мер, за­пад­ная куль­ту­ра вы­бо­ра, ко­то­рая идет от мо­де­ли древ­не­гре­че­ской де­мо­кра­тии, ос­но­ван­ная на сво­бод­ном, осо­знан­ном вы­бо­ре, где че­ло­век мо­жет стро­ить свою жизнь сам в ши­ро­ких со­ци­аль­ных рам­ках. А есть дру­гая, край­няя мо­дель – так на­зы­ва­е­мое ка­сто­вое об­ще­ство, где че­ло­век рож­да­ет­ся в опре­де­лен­ной со­ци­аль­ной по­зи­ции и от­но­си­тель­но не име­ет сво­бод­но­го со­ци­аль­но­го вы­бо­ра, но у него есть при этом эк­зи­стен­ци­аль­ный вы­бор – во что ве­рить и че­му сле­до­вать. Есть еще даос­ская фи­ло­со­фия на те­му про­бле­мы вы­бо­ра – очень глу­бо­кая, су­ще­ству­ю­щая «на гра­ни» са­мо­го со­ци­аль­но­го ми­ро­воз­зре­ния. Это, ско­рее, все­при­ня­тие: «муд­рый не вы­би­ра­ет» не по­то­му, что ему «все рав­но». Он про­сто зна­ет, что все на сво­их ме­стах, все про­ис­хо­дит есте­ствен­но са­мо по се­бе, сле­дуя «сво­е­му Пу­ти».

Инес­са: По­лу­ча­ет­ся, что в нас за­ло­же­ны та­кие ме­ха­низ­мы, ко­то­рые не да­ют воз­мож­но­сти опре­де­лить­ся и сле­до­вать сво­е­му ре­ше­нию?

Петр: До­воль­но слож­ный во­прос. На­при­мер, в во­сточ­ных стра­нах куль­ти­ви­ру­ет­ся фун­да­мен­таль­ная цен­ность то­го, что че­ло­век в лю­бой си­ту­а­ции дол­жен «дер­жать ли­цо». Это сдер­жи­ва­ет его, с од­ной сто­ро­ны. Но это же фор­ми­ру­ет ре­пу­та­цию, со­ци­аль­ный ка­пи­тал, а зна­чит, до­ве­рие и ува­же­ние к нему. В лю­бой си­ту­а­ции вы­бо­ра че­ло­век рис­ку­ет, но неза­ви­си­мо от это­го он не име­ет пра­ва от­ка­зать­ся от сво­е­го ре­ше­ния.

Ольга: Я не со­гла­шусь с ва­ми. Ес­ли рас­смат­ри­вать че­ло­ве­ка как си­сте­му, то в ней мо­жет что-то не успе­вать за им­пуль­сом. В один мо­мент у че­ло­ве­ка по­яв­ля­ет­ся же­ла­ние пе­ре­вер­нуть го­ру – и есть им­пульс ид­ти за сво­им вы­бо­ром, но со вре­ме­нем, без под­держ­ки, все это схо­дит на нет. То­гда че­ло­век на­чи­на­ет ухо­дить в сто­ро­ну, вы­би­рать что-то но­вое, про­бо­вать, по­то­му что стрем­ле­ние есть, а по ка­кой до­ро­ге точ­но ид­ти, по­ка неяс­но.

Инес­са: Что по­мо­жет укре­пить ве­ру и сле­до­вать кур­су?

Ольга: Ду­маю, во­прос в ба­лан­се по оси «фруст­ра­ция – под­держ­ка». На­при­мер, че­ло­век по­ста­вил цель и до­стиг неболь­шо­го ре­зуль­та­та. Нуж­но под­дер­жать этот им­пульс, под­дер­жать се­бя и по­бла­го­да­рить да­же за это ма­лень­кое до­сти­же­ние. Ина­че со­про­тив­ле­ние бу­дет на­рас­тать и уво­дить от кур­са, вы­бран­но­го вна­ча­ле.

Еле­на: Я бы ска­за­ла, что ва­жен ба­ланс меж­ду же­ла­ни­ем ста­биль­но­сти и жаж­дой пе­ре­мен.

Ольга: Есть хо­ро­ший ме­тод для под­дер­жа­ния се­бя. Вы че­го-то до­сти­га­е­те, мно­го для это­го де­ла­е­те, под­ни­ма­е­тесь на сту­пень­ку вы­ше, еще вы­ше… Дай­те се­бе вре­мя для от­ды­ха меж­ду сту­пе­ня­ми, что­бы это до­сти­же­ние не пре­вра­ти­лось в сце­на­рий «ма­ни­а­каль­ная ра­бо­та – де­прес­сия», ко­то­рый по­вто­ря­ет­ся вновь.

Еле­на: Я ча­сто го­во­рю ро­ди­те­лям, что нель­зя все вре­мя вды­хать, дол­жен быть и вы­дох. Дви­же­ние необ­хо­ди­мо. Ес­ли нуж­но сде­лать – де­лай, но осо­знан­но, с ува­же­ни­ем к се­бе.

Инес­са: Екатерина, по ва­ше­му опы­ту, как лю­ди вы­би­ра­ют се­го­дня про­фес­сию? С по­зи­ции за­ра­бот­ка, вы­жи­ва­ния или сво­ей уни­каль­но­сти и ис­тин­но­го вы­бо­ра?

Ка­те­ри­на: Ми про­во­ди­ли до­слід­жен­ня що­до мо­ти­ва­ції лю­дей під час ви­бо­ру про­фесії. Пе­ред на­ми бу­ло за­в­дан­ня зро­зу­міти, що сьо­год­ні мо­ти­вує лю­дей в Україні мі­ня­ти про­фесію вза­галі. Ми по­ба­чи­ли, що тен­ден­ції рин­ку пра­ці у су­час­но­му світі та­кі, що за жит­тя ми мо­же­мо змі­ню­ва­ти 10–15 про­фесій. Не міс­ць ро­бо­ти, а са­ме про­фесій. Про це сьо­год­ні ка­жуть і спе­ціалі­сти з управ­лін­ня пер­со­на­лом, і ре­кру­те­ри. Су­час­на мо­лодь має без­ліч варіан­тів ви­бо­ру.

Ольга: Мы с кол­ле­га­ми об­суж­да­ли этот во­прос в клю­че раз­ви­тия. Рань­ше у де­тей и под­рост­ков бы­ла чет­ко «про­пи­са­на» со­ци­аль­ная про­грам­ма: дет­ский сад, шко­ла, ин­сти­тут, же­нить­ба, ре­бе­нок, ка­рье­ра на ста­биль­ной ра­бо­те. Осо­бо­го вы­бо­ра не бы­ло. Ес­ли к 35–40 го­дам че­ло­век вы­пол­нял все эти пунк­ты, то на­сту­пал кри­зис раз­ви­тия – и воз­ни­кал во­прос: «Я вы­пол­нил по­став­лен­ный план, а че­го же я хо­чу?» И то­гда на­сту­пал слож­ный транс­фор­ма­ци­он­ный пе­ри­од. Со­вре­мен­ные под­рост­ки из­на­чаль­но на­хо­дят­ся в кон­фрон­та­ции с со­ци­аль­ны­ми про­грам­ма­ми – они не при­вя­зы­ва­ют­ся к мне­нию боль­шин­ства и ищут свои от­ве­ты.

Инес­са: Воз­мож­но, в шко­ле нуж­но про­во­дить се­рьез­ные те­сты по профори­ен­та­ции?

Еле­на: Те­сты по профори­ен­та­ции, утвер­жден­ные на­шей си­сте­мой об­ра­зо­ва­ния, силь­но уста­ре­ли. Они ни­как не от­ра­жа­ют се­го­дняш­нюю ре­аль­ность, по­это­му про­сто бес­смыс­лен­ны.

Инес­са: Ка­тя, что боль­ше мо­ти­ви­ру­ет со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка?

Ка­те­ри­на: Під час ви­бо­ру міс­ця ро­бо­ти ре­спон­ден­ти най­часті­ше ви­о­крем­лю­ють фі­нан­со­ве за­без­пе­чен­ня, мож­ливість кар’єр­но­го зрос­тан­ня, при­чо­му як вер­ти­каль­но­го, так і го­ри­зон­таль­но­го, й ат­мо­сфе­ру в ко­лек­тиві. Як­що ат­мо­сфе­ра в ко­лек­тиві неком­форт­на, це мо­же сти­му­лю­ва­ти до змі­ни міс­ця ро­бо­ти.

Инес­са: Что се­го­дня из­ме­ни­лось в об­ла­сти вы­бо­ра пер­со­на­ла в ком­па­ни­ях?

Ка­те­ри­на: Сьо­год­ні є три най­більш важ­ли­вих, на мій по­гляд, ас­пек­ти. По-пер­ше, на­скіль­ки ком­форт­но лю­ди­на по­чу­ваєть­ся в ком­панії і в ко­лек­тиві. По-дру­ге, на­скіль­ки цін­но­сті лю­ди­ни збі­га­ють­ся із цін­но­стя­ми ор­гані­за­ції. І, по-третє, на­скіль­ки лю­ди­на ціліс­на, на­скіль­ки во­на в ре­сурс­но­му стані. Ро­бо­то­дав­ці мен­шою мірою звер­та­ють ува­гу на ди­плом, а див­лять­ся на на­вич­ки, ком­пе­тен­ції, до­свід. Го­ловне, щоб очі ся­я­ли та цін­но­сті збі­га­ли­ся.

Инес­са: Мо­жет ли ат­мо­сфе­ра в кол­лек­ти­ве быть ре­ша­ю­щим фак­то­ром при вы­бо­ре ра­бо­ты?

Ка­те­ри­на: Во­на зай­має третє міс­це в рей­тин­гу: гро­ші, кар’єра та про­фесій­ний роз­ви­ток, ат­мо­сфе­ра в ко­лек­тиві.

Еле­на: Фи­нан­со­вая по­треб­ность – это по­треб­ность в без­опас­но­сти. Она все­гда бу­дет опе­ре­жать по­треб­ность в теп­ле и ком­му­ни­ка­ци­ях. Хо­тя есть лю­ди, для ко­то­рых важ­нее об­ще­ние, чем фи­нан­со­вый во­прос. Се­го­дня мо­ло­дые лю­ди го­раз­до мень­ше при­вя­за­ны к ста­биль­но­му до­хо­ду – они лег­ко ме­ня­ют ра­бо­ты, у них нет стра­ха и при­вяз­ки к ме­сту. День­ги для них важ­ны, но они не при­о­ри­тет­ны. Мне ка­жет­ся, для мо­ло­де­жи го­раз­до важ­нее удо­вле­тво­ре­ние ин­те­ре­са к жиз­ни, воз­мож­ность раз­ви­тия, ре­а­ли­за­ции се­бя.

Ольга: Мо­ло­дежь се­го­дня удер­жи­ва­ет ба­ланс меж­ду стра­хом и лю­бо­пыт­ством. Рань­ше у нас бы­ла уста­нов­ка «вы­жить», ис­хо­дя из ко­то­рой вы­би­ра­лись ра­бо­та, жилье, от­но­ше­ния. Се­го­дня, ес­ли хо­чет­ся удо­вле­тво­рить лю­бо­пыт­ство, зна­чит, мож­но и риск­нуть. Это опре­де­лен­ная иг­ра по жиз­ни.

Инес­са: Под­рост­ки про­яв­ля­ют боль­ше ин­те­ре­са к но­визне. Это мож­но опре­де­лить как от­де­ле­ние. Но в нем боль­ше со­от­вет­ствия, чем агрес­сии, так ведь?

Еле­на: Агрес­сия про­яв­ля­ет­ся, но по-дру­го­му. От­де­ле­ние, под­рост­ко­вая сво­бо­да все­гда со­про­вож­да­ют­ся агрес­си­ей. У со­вре­мен­ных под­рост­ков го­раз­до боль­ше воз­мож­но­стей вы­ска­зать­ся – у них нет стра­ха по­те­ри ав­то­ри­те­та.

Ольга: Рань­ше един­ствен­ным ис­точ­ни­ком фор­ми­ро­ва­ния убеж­де­ний бы­ли ро­ди­те­ли. Се­го­дня есть мно­же­ство дру­гих воз­мож­но­стей как по­лу­чить ин­фор­ма­цию, так и вы­ска­зать свое мне­ние. У под­рост­ков боль­ше нет за­ви­си­мо­сти от ро­ди­те­ля как от един­ствен­ной ав­то­ри­тет­ной фи­гу­ры.

Инес­са: Это хо­ро­шо или пло­хо?

Ольга: Ес­ли ро­ди­тель хо­чет дер­жать все под кон­тро­лем, то это яв­но не спо­соб­ству­ет вы­бо­ру. Ес­ли по­смот­реть на си­ту­а­цию как на про­яв­ле­ние сво­бо­ды под­рост­ка и при­нять ее, то­гда это вос­при­ни­ма­ет­ся ра­дост­но. Ро­ди­те­лям ведь то­же нуж­но ра­бо­тать над со­бой и раз­ви­вать­ся в со­от­вет­ствии с ми­ром.

Ка­те­ри­на: До­дам, що під­літ­ки сьо­год­ні ма­ють ін­ші кри­терії що­до жит­тя і спо­кій­но вис­лов­лю­ють свою дум­ку.

Инес­са: Но их точ­ка зре­ния по­ка незре­лая…

Ка­те­ри­на: Але во­ни вчать­ся її фор­му­ва­ти та виді­ля­ти. У моїй прак­ти­ці бу­ло шість ро­ків ви­кла­дан­ня в універ­си­теті. Я ба­чи­ла, як сту­ден­ти до­сить спо­кій­но кри­ти­ку­ють те, що їм не по­до­баєть­ся на фа­куль­теті. Не за­вжди во­ни пра­виль­но по­да­ють цю кри­ти­ку, але стра­ху в них немає.

Инес­са: Во­об­ще те­ма вы­бо­ра свя­за­на так­же со спо­соб­но­стью ид­ти за сво­им пред­на­зна­че­ни­ем или де­лать вы­бор от нуж­ды, нехват­ки. Хо­те­лось бы рас­смот­реть эти ас­пек­ты.

Петр: Да, это очень важ­ные и ак­ту­аль­ные те­мы, осо­бен­но учи­ты­вая мас­со­вые про­яв­ле­ния со­ци­аль­ной ин­фан­тиль­но­сти и аутиз­ма. Мне ви­дит­ся, что в этих во­про­сах нам еще мно­гое пред­сто­ит пе­ре­осмыс­лить в окру­жа­ю­щей нас со­ци­аль­ной куль­ту­ре.

Еле­на: Бы­ва­ют и дру­гие си­ту­а­ции. На­при­мер, несколь­ко лет на­зад ко мне об­ра­тил­ся отец маль­чи­ка. Па­па яв­но не очень ре­а­ли­зо­вал в жиз­ни свои же­ла­ния и воз­ла­гал боль­шие на­деж­ды на сы­на. Его ви­де­ние бы­ло та­ким: сын дол­жен обя­за­тель­но иг­рать в шах­ма­ты. По­сле несколь­ких пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских сес­сий ста­ло по­нят­но, что ре­бе­нок на­шел се­бя в ком­пью­тер­ных иг­рах, при­чем он участ­во­вал в меж­ду­на­род­ных со­рев­но­ва­ни­ях и до­сти­гал успе­ха. Шах­ма­та­ми же за­ни­мал­ся толь­ко для то­го, что­бы уго­дить па­пе. Но отец не по­ни­мал в прин­ци­пе, как мож­но гор­дить­ся сы­ном­гей­ме­ром. Маль­чик смог от­крыть­ся толь­ко то­гда, ко­гда его отец уехал в дли­тель­ную ко­ман­ди­ров­ку в дру­гую стра­ну. Ре­бе­нок 12 лет стал од­ним из по­бе­ди­те­лей меж­ду­на­род­но­го чем­пи­о­на­та, где в ос­нов­ном «сра­жа­лись» взрос­лые.

Инес­са: Че­ло­век, де­лая вы­бор, обыч­но рас­смат­ри­ва­ет два близ­ких ва­ри­ан­та, на­при­мер, меж­ду пе­че­ньем и кек­сом. Как уви­деть дру­гие воз­мож­но­сти?

Ольга: Вы пра­вы. Вы­би­ра­ют меж­ду пе­че­ньем и кек­сом, а о чем-то дру­гом во­об­ще не ду­ма­ют. Но ко­гда вдруг по­ни­ма­ют, что, на­при­мер, и мя­со до­ступ­но, – буд­то от­кры­ва­ет­ся за­на­вес. Эта внут­рен­няя борь­ба меж­ду «мож­но» и «имею пра­во» от­ра­жа­ет яр­кие про­цес­сы в че­ло­ве­ке. Боль­шую часть жиз­ни – под вли­я­ни­ем сте­рео­ти­пов, ро­до­вых про­грамм, кон­цеп­ций – че­ло­век ду­ма­ет о том, что ему до­ступ­ны толь­ко два ва­ри­ан­та. И вдруг при­хо­дит мо­мент осо­зна­ния – что-то внут­ри взры­ва­ет­ся.

Инес­са: В этот мо­мент «сры­ва­ет кры­шу»?

Ольга: Да. И че­ло­век по­па­да­ет в те­че­ние по­то­ка, и же­ла­ния раз­мо­ра­жи­ва­ют­ся.

Инес­са: По­го­во­рим о вы­бо­ре и о сча­стье. Как они свя­за­ны?

Петр: Вы­бор – это и есть смысл сча­стья. Это тот фон, ко­то­рый опре­де­ля­ет и са­му ди­на­ми­ку ци­ви­ли­за­ции. Ведь за лю­бым вы­бо­ром сто­ит сте­пень на­пря­же­ния, то есть сча­стье пред­по­ла­га­ет и на­пря­же­ние. Ес­ли че­ло­век не со­гла­сен брать на се­бя это на­пря­же­ние, ду­мая, «за­чем я бу­ду на­пря­гать­ся», то сча­стья мо­жет и не быть.

Еле­на: В пси­хо­ло­гии счи­та­ет­ся, что у каж­до­го че­ло­ве­ка – свое сча­стье. У ко­го-то это пре­одо­ле­ние, при­ня­тие смер­ти ради дру­гих, у ко­го-то – про­фес­си­о­наль­ный вз­лет, пре­крас­ные близ­кие от­но­ше­ния. Дру­гую по­зи­цию мож­но вы­ра­зить че­рез иг­ру слов: с-часть-е – то, что сей­час есть. То, что про­ис­хо­дит с че­ло­ве­ком здесь и сей­час, и есть сча­стье. Ес­ли я до­воль­на сво­ей ис­то­ри­ей, сво­им здо­ро­вьем, сво­и­ми на­ме­ре­ни­я­ми и же­ла­ни­я­ми, сво­ей се­мьей, дру­ги­ми важ­ны­ми имен­но для ме­ня ча­стя­ми мо­ей жиз­ни – зна­чит, я счаст­ли­ва.

Инес­са: Мы мо­жем го­во­рить о том, что ключ к те­ме – это ре­флек­си­ро­вать о том, из «ка­ко­го ме­ста» я де­лаю вы­бор?

Ольга: Так и есть. Из че­го мы де­ла­ем вы­бор – из со­сто­я­ния воз­буж­де­ния, вдох­но­ве­ния, драй­ва, ин­те­ре­са?

Инес­са: Как опре­де­лить, что это вы­бор ис­тин­ный? Для ме­ня, на­при­мер, по­ка­за­те­лем яв­ля­ет­ся по­ток энер­гии. Идет энер­гия – мое, не идет – не то.

Петр: Здесь есть два уров­ня: мик­ро- и мак­ро-. Ми­к­ро­уро­вень – это приз­ма лич­но­сти, про­жи­ва­ние сво­ей жиз­ни. Ма­к­ро­уро­вень – про­цес­сы, ко­то­рые мы мо­жем лишь как-то ре­флек­си­ро­вать. Все, что мы сей­час про­жи­ва­ем и в чем пы­та­ем­ся разо­брать­ся, в ев­ро­пей­ской куль­ту­ре из­вест­но под на­зва­ни­ем «сво­бо­да». А что та­кое сво­бо­да? На­при­мер, Ге­гель пи­сал, что сво­бо­да – это «осо­знан­ность в необ­хо­ди­мо­сти», то есть по­ни­ма­ние и раз­ли­че­ние этой са­мой необ­хо­ди­мо­сти в на­шей жиз­ни – это и есть путь к сво­бо­де.

Ольга: Это как при­зна­ние нуж­ды?! Осо­знан­ность в необ­хо­ди­мо­сти – я осо­знаю, что эти со­бы­тия необ­хо­ди­мы мне.

Инес­са: Но ес­ли че­ло­век хо­чет че­го-то до­стичь, то он осо­зна­ет, что это неиз­беж­но, а зна­чит, по­сту­па­ет не из со­сто­я­ния нуж­ды, а ис­хо­дя из сво­бо­ды во­ли?

Ольга: Тем не ме­нее че­ло­век дол­жен до­ста­точ­но яс­но по­ни­мать, ви­деть ре­аль­ность, те­сти­ро­вать ее, не пре­бы­вать в ил­лю­зи­ях, от­ры­ва­ю­щих от ми­ра, осо­зна­вать необ­хо­ди­мость и де­лать. Воз­ни­ка­ет во­прос: «Это вы­бор или не вы­бор че­ло­ве­ка?»

Петр: Это эк­зи­стен­ци­аль­ный уро­вень. Осо­знан­ность необ­хо­ди­мо­сти – по­ни­ма­ние то­го, как есть сей­час, и в этом по­ни­ма­нии и при­ня­тии че­ло­век мо­жет по­ни­мать свою сте­пень вы­бо­ра или сте­пень сво­бо­ды.

Ольга: Есть мо­лит­ва, ко­то­рая на­чи­на­ет­ся сло­ва­ми «Бо­же, дай мне ра­зум и ду­шев­ный по­кой при­нять то, что я не в си­лах из­ме­нить, му­же­ство из­ме­нить то, что мо­гу, и муд­рость от­ли­чить од­но от дру­го­го». Мне ка­жет­ся, это пред­ло­же­ние очень чет­ко по­ка­зы­ва­ет, где нуж­ны вклю­че­ния в вы­бор, а где они бес­смыс­лен­ны.

Инес­са: Что­бы осо­знать си­лу этой мо­лит­вы, нам нуж­ны мо­мен­ты ти­ши­ны, в ко­то­рые воз­мож­но сде­лать ре­аль­ный вы­бор?

Ольга: Ино­гда нуж­на ти­ши­на, а ино­гда нуж­но на­бить де­ся­ток ши­шек, что­бы по­нять, что в этой си­ту­а­ции ни­че­го из­ме­нить нель­зя.

Инес­са: Зна­чит, ес­ли я хо­чу тво­рить и со­зда­вать свою судь­бу, мне важ­но взять на се­бя за это от­вет­ствен­ность и осо­знать необ­хо­ди­мость.

Ольга: Кро­ме то­го, нуж­но вы­дер­жи­вать очень силь­ный на­тиск до мо­мен­та по­лу­че­ния при­зна­ния, ав­то­ри­те­та.

Инес­са: Прой­ти че­рез со­про­тив­ле­ния, пре­пят­ствия, мыс­ли «мо­гу ли я» – в этом вы­бор?

Петр: Мы воз­вра­ща­ем­ся к сте­пе­ни на­пря­же­ния. Тво­рить – это на­пря­же­ние, тво­рить – это со-стра­дать в том чис­ле. Со всем Бы­ти­ем. И это от­вет­ствен­ность, и во мно­гом – по­иск от­ве­тов на «веч­ные во­про­сы», на ко­то­рые го­то­вых от­ве­тов нет, их на­до ис­кать каж­до­му в сво­ей необ­хо­ди­мо­сти.

Инес­са: Ве­ро­ят­но, есть смысл те­сти­ро­вать се­бя во­про­сом: «Мо­гу ли я без это­го про­жить?» Ес­ли от­вет «да», то, мо­жет быть, и не сто­ит ни­че­го де­лать в этом на­прав­ле­нии?

Петр: Нуж­но ис­кать пред­на­зна­че­ние, по-мо­е­му.

Ольга: Ино­гда бы­ва­ет от­вет: «Да, мо­гу, но не хо­чу». Я мо­гу про­жить без это­го, но ро­див­ша­я­ся идея не да­ет мне по­коя, и ра­но или позд­но, ско­рее все­го, я ее ре­а­ли­зую, по­то­му что она важ­нее бы­то­во­го ком­фор­та.

Инес­са: И то­гда че­ло­век на­чи­на­ет дей­ство­вать?

Ольга: По­том на­чи­на­ет­ся борь­ба с чу­жим мне­ни­ем, взгля­да­ми, кри­ти­кой, за­ви­стью. Все эти фак­то­ры пре­пят­ству­ют ре­а­ли­за­ции идеи и про­ве­ря­ют стой­кость че­ло­ве­ка, ис­тин­ность его вы­бо­ра.

Инес­са: До­ро­гие дру­зья, я ду­маю, что на этой но­те мы за­вер­шим се­го­дняш­нее об­суж­де­ние – мы за­тро­ну­ли все пла­сты те­мы и сде­ла­ли вы­бор. Бла­го­да­рю вас.

Ольга Алё­хи­на Ос­но­ва­тель Укра­ин­ско­го Цен­тра Ис­сле­до­ва­ния по­ве­ден­че­скихза­ви­си­мо­стей, ма­гистр пси­хо­ло­гии, ге­штальт-те­ра­певт, прак­ти­ку­ю­щий пси­хо­лог (WIAP), сер­ти­фи­ци­ро­ван­ный тре­нер Укра­ин­ско­го со­ю­за пси­хо­те­ра­пев­тов и Ки­ев­ской ас­со­ци­а­ции прак­ти­ку­ю­щих пси­хо­ло­гов и пси­хо­те­ра­пев­тов

Ка­те­ри­на Кри­во­ру­чен­ко Керів­ник Екс­перт­но-аналітич­но­го цен­тру Між­на­род­но­го кад­ро­во­го пор­та­лу «Headhunter Украї­на»

Еле­на На­у­мен­коПси­хо­лог-кон­суль­тант, пси­хо­те­ра­певт, ве­ду­щая групп и тре­нин­гов.Бо­лее 20 лет ста­жа в об­ла­сти прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.