По­слуш­ный ре­бе­нок

(Ол­ли Скор­ди­на)

KOLESO ZHIZNI - - CONTENTS - Ол­ли Скор­ди­на Ма­ма Али­сы, со­зда­тель клу­ба «Ма­ма мо­жет», арт-те­ра­певт, ху­дож­ник, ав­тор бло­га «Мам­ские ис­то­рии»

Ре­бен­ка, ко­то­рый из стра­ха быть на­ка­зан­ным, из чув­ства ви­ны, сты­да, от­ча­я­ния или незна­ния де­ла­ет все­гда то, что ему го­во­рят, обыч­но на­зы­ва­ют по­слуш­ным. Та­кое по­ве­де­ние пол­но­стью про­ти­во­ре­чит дет­ской при­ро­де – ди­тя про­сто за­пу­га­но взрос­лы­ми. Ка­кой же он, по­слуш­ный ре­бе­нок, на са­мом де­ле?

По­слуш­ный ре­бе­нок – это ма­лень­кий че­ло­век, ко­то­рый слу­ша­ет и слы­шит родителей, по­то­му что хо­чет это­го, по­то­му что это при­ят­но, по­то­му что его то­же слу­ша­ют и слышат. Все про­сто. Ро­ди­тель слу­ша­ет и слы­шит ре­бен­ка, а ре­бе­нок слу­ша­ет и слы­шит ро­ди­те­ля. У по­слуш­но­го ро­ди­те­ля – по

слуш­ный ре­бе­нок. Не обя­за­тель­но слу­шать и слы­шать всех, но это уме­ние, очень важ­ное в жиз­ни, необ­хо­ди­мо сфор­ми­ро­вать еще в дет­стве.

ро­ди­тель­ский При­мер

Как по­мочь ре­бен­ку на­учить­ся слы­шать? Толь­ко на соб­ствен­ном при­ме­ре. А еще нуж­но вни­ма­тель­но на­блю­дать, что­бы опре­де­лить «язык», на ко­то­ром он смо­жет услы­шать, по­нять и при­нять то, что го­во­рят ро­ди­те­ли, как что-то важ­ное, нуж­ное, на­сто­я­щее, а не да­вя­щее, огра­ни­чи­ва­ю­щее или уни­зи­тель­ное.

Вы уве­ре­ны, что слы­ши­те сво­е­го ре­бен­ка? Слу­шать и слы­шать – не зна­чит вы­пол­нять все ка­при­зы, все поз­во­лять и жить без пра­вил. Это зна­чит от­но­сить­ся с ува­же­ни­ем к се­бе и ре­бен­ку, ба­лан­си­ро­вать меж­ду «на­до» и «хо­чу», дать ре­бен­ку ощу­ще­ние «ты ва­жен, лю­бим и ну­жен, да­же ес­ли я не ис­пол­няю все твои же­ла­ния».

Ис­то­рия из на­шей жиз­ни с мо­ей до­че­рью Али­сой:

Алиса не хо­чет ухо­дить до­мой с пло­щад­ки. Я зо­ву ее – она не идет. Я хо­чу ее уне­сти – она кри­чит. Че­го я не слы­шу? Мо­жет, для нее важ­но до­ле­пить еще две па­соч­ки; мо­жет, она не по­ни­ма­ет, за­чем ид­ти до­мой; мо­жет, ей нуж­но еще пять ми­нут, что­бы по­про­щать­ся с дру­зья­ми? Я мо­гу раз­вер­нуть­ся и уй­ти, мо­гу вы­ру­гать при всех, а мо­гу сесть ря­дом и вни­ма­тель­но при­слу­шать­ся.

При­слу­ши­ва­юсь и ста­ра­юсь узнать от­ве­ты на свои во­про­сы.

– Алиса, сколь­ко те­бе еще нуж­но вре­ме­ни, что­бы со­брать­ся до­мой?

– Семь ми­нут.

– Хо­ро­шо. То­гда я за­во­жу бу­диль­ник, и ко­гда он за­зве­нит че­рез семь ми­нут, мы идем до­мой, хо­ро­шо? – Хо­ро­шо.

– То­гда ве­се­лись, до­иг­ры­вай и про­щай­ся с дру­зья­ми.

Про­хо­дит семь ми­нут. Зве­нит бу­диль­ник. Я до сих пор не знаю, пра­виль­но ли я услы­ша­ла Али­су тре­тьи ухом. Про­ве­ряю.

– Алиса, ты слы­шишь, зве­нит бу­диль­ник!? Со­би­рай ве­щи. Идем до­мой.

Алиса спо­кой­но со­би­ра­ет свои иг­руш­ки и ра­дост­но бе­жит ко мне. От­лич­но! Я услы­ша­ла ее, а она – ме­ня.

Один клю­чик к ре­бен­ку я на­шла. Ко­неч­но, он мо­жет не сра­бо­тать в дру­гой си­ту­а­ции, но шанс все-та­ки есть.

си­ла На­пол­нен­но­сти

Ре­бе­нок слы­шит вас боль­ше, чем ко­го-то дру­го­го, по­то­му что вы – тот, с кем без­опас­но, кто услы­шит его луч­ше дру­гих, ко­му мож­но от­крыть­ся, чей го­лос важ­нее. Вы – че­ло­век, ко­то­рый на­пол­ня­ет ре­бен­ка.

На­пол­нять – не зна­чит за­да­рить, за­доб­рить, раз­ре­шить все. На­пол­нять – это зна­чит да­вать ре­бен­ку до­ста­точ­но люб­ви, при­ня­тия, до­ве­рия и по­ни­ма­ния, что­бы у него сфор­ми­ро­ва­лась уве­рен­ность в том, что он до­сто­ин, лю­бим, та­лант­лив, ва­жен, и что внеш­ний мир со все­ми опас­но­стя­ми, угро­за­ми, же­сто­ко­стью не мо­жет сбить его с ног.

Что­бы на­пол­нять, нуж­но во­вре­мя ви­деть то уди­ви­тель­ное, что де­ла­ет ре­бе­нок: сам оде­ва­ет­ся, скла­ды­ва­ет иг­руш­ки, мо­ет ру­ки или ри­су­ет на стене, раз­ли­ва­ет во­ду на пол, раз­ма­зы­ва­ет еду по сто­лу, со­про­тив­ля­ет­ся, не слу­ша­ет­ся... В лю­бом слу­чае ему нуж­на под­держ­ка, уве­рен­ность в том, что вы ря­дом и зна­е­те, что так он изу­ча­ет свой­ства пред­ме­тов, пы­та­ет­ся на­ру­шить ва­ши гра­ни­цы и от­сто­ять свои. Ва­ша за­да­ча – по­ка­зать ему, что вы ра­ды быть с ним, что он и его раз­ви­тие для вас до­ро­же, чем сте­на, пол, по­су­да, го­лов­ная боль, по­лу­ча­со­вой звон в ушах. Что­бы на­пол­нить ре­бен­ка, нуж­но уметь при­нять его в са­мом ужас­ном по­ве­де­нии и, несмот­ря на ва­ше со­сто­я­ние и на­стро­е­ние, про­дол­жать лю­бить.

Еще од­на ис­то­рия из на­шей с Али­сой жиз­ни:

Алиса хо­чет взять мой ко­ше­лек и раз­бро­сать его со­дер­жи­мое по квар­ти­ре. Я не раз­ре­шаю. Она ры­да­ет и кри­чит так гром­ко, что в ушах по­яв­ля­ет­ся звон. В этот мо­мент я мо­гу от­верг­нуть, а мо­гу при­нять. Вы­би­раю вто­рое.

Я са­жусь на пол непо­да­ле­ку от ры­да­ю­щей Али­сы и смот­рю ей в гла­за. В них столь­ко бо­ли. Я очень ей со­чув­ствую, но ко­ше­лек не даю. Я про­тя­ги­ваю к ней ру­ки, как буд­то при­гла­шаю ее ныр­нуть в мои объ­я­тия:

– Я по­ни­маю, что те­бе боль­но и обид­но. Ты злишь­ся. Я люб­лю те­бя. Я хо­чу те­бя об­нять.

Алиса пла­чет, сжи­ма­ет ку­ла­ки, то­па­ет но­га­ми. Я си­жу на­про­тив и жду. И в один мо­мент она бро­са­ет­ся ко мне в ру­ки и при­жи­ма­ет­ся к гру­ди.

Я ее креп­ко об­ни­маю, и она успо­ка­и­ва­ет­ся. Лю­бить воз­мож­но да­же то­гда, ко­гда ка­жет­ся, что лю­бить не­воз­мож­но. На­пол­нить и услы­шать, что на са­мом де­ле Али­се моя лю­бовь нуж­на боль­ше, чем ко­ше­лек.

учим­ся слы­шать

Ко­гда че­ло­ве­ку все­го два го­да, он ча­сто не мо­жет объ­яс­нить свои чув­ства, вы­ра­зить сло­ва­ми свое со­сто­я­ние. Имен­но по­это­му важ­но, что­бы ро­ди­тель в та­кие мо­мен­ты слы­шал серд­цем, по­мо­гал по­нять то, что про­изо­шло, на­звать чув­ства и разо­брать­ся, что с ни­ми де­лать.

Ес­ли мо­ро­же­ное па­да­ет в пе­сок, ре­бе­нок го­рю­ет и рас­стра­и­ва­ет­ся. Нуж­но по­ве­рить, что для него это дей­стви­тель­но так. И вме­сто то­го что­бы ска­зать: «Ни­че­го страш­но­го», ска­жи­те: «Я по­ни­маю те­бя, те­бе обид­но». Не нуж­но ни­че­го де­лать, про­сто дай­те воз­мож­ность ре­бен­ку по­пла­кать и не про­ва­лить­ся в чув­ства. Будь­те ря­дом, под­дер­жи­вай­те. То, что для нас, взрос­лых, – пу­стя­ки, для де­тей – во­про­сы все­лен­ской важ­но­сти!

Вы­би­рая слу­шать и слы­шать, мы по­лу­ча­ем в на­гра­ду бла­го­дар­ность – нас то­же слу­ша­ют и слышат. Ес­ли мы де­ла­ем на­обо­рот, то и по­лу­ча­ем «на­обо­рот» – при лю­бом вы­бо­ре бу­дут по­след­ствия.

Ро­ди­те­ли – жи­вые лю­ди, и не все­гда они по­сту­па­ют иде­аль­но. По­рой мы мо­жем от­шле­пать, на­кри­чать, уй­ти, схва­тить за ру­ку и по­тя­нуть до­мой… Но так­же мы спо­соб­ны без­услов­но лю­бить, без­гра­нич­но при­ни­мать, слы­шать серд­цем. Вы­бор каж­дый де­ла­ет сам. А что вы­би­ра­е­те вы?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.