Де­валь­ва­ция руб­ля и ее по­след­ствия

Kommentarii - - Финансы - Ва­си­лий КРЮКОВ

à Ìîñêîâñêîé áèðæå 28 íîÿáðÿ 2014 ã. êóðñ äîëëàðà ïî îòíîøåíèþ ê ðîññèéñêîìó ðóáëþ âïåðâûå â èñòîðèè ïðåâûñèë 50 ðóá./$. Та­ким об­ра­зом, в РФ так­же рас­кру­чи­ва­ет­ся де­валь­ва­ци­он­ная спи­раль, од­на­ко она име­ет со­всем дру­гие при­чи­ны, чем об­вал на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты в Укра­ине, и ее по­след­ствия так­же бу­дут несколь­ко ины­ми. Ïî äàííûì ýêñïåðòîâ, ðåçêîå ïàäåíèå ðóáëÿ áûëî âûçâàíî ðåøåíèåì ÎÏÅÊ îñòàâèòü êâîòó ïî äîáû÷å íåôòè íà óðîâíå 30 ìëí. áàðð â äåíü, что, в свою оче­редь, при­ве­ло к оче­ред­но­му об­ва­лу цен на нефть. Учи­ты­вая зна­че­ние неф­ти и дру­гих энер­го­но­си­те­лей (в част­но­сти, при­род­но­го га­за, це­на ко­то­ро­го так­же во мно­гом "при­вя­за­на" к це­нам на нефть) для рос­сий­ско­го экс­пор­та и рос­сий­ской эко­но­ми­ки, ана­ли­ти­ки про­гно­зи­ру­ют за­мед­ле­ние и да­же пре­кра­ще­ние эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в Рос­сии. Есте­ствен­но, но­вость о па­де­нии руб­ля и цен на нефть сра­зу же с ра­до­стью вос­при­ня­ли неда­ле­кие укра­ин­ские пат­ри­о­ты, ко­то­рые зло­рад­но на­ча­ли рас­суж­дать "о ско­ром кра­хе Рос­сии". Од­на­ко ес­ли срав­ни­вать по­ло­же­ния, в ко­то­рых се­год­ня на­хо­дят­ся Рос­сия и Укра­и­на, то их мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать сло­ва­ми: "По­ка тол­стый по­ху­де­ет, ху­дой умрет". Де­ло в том, что и падение цен на нефть, и де­валь­ва­ция руб­ля в го­раз­до боль­шей сте­пе­ни, чем по рос­сий­ской эко­но­ми­ке, бьют по эко­но­ми­ке Укра­и­ны. Это ес­ли аб­стра­ги­ро­вать­ся от фак­ти­че­ско­го рас­па­да укра­ин­ско­го го­су­дар­ства, ок­ку­па­ции и "пред­де­фолт­но­го со­сто­я­ния" укра­ин­ских гос­фи­нан­сов. Да­же ес­ли бы эта Укра­и­на со­хра­ня­лась "в гра­ни­цах Вик­то­ра Яну­ко­ви­ча", а промышленность на Дон­бас­се не бы­ла ра­зо­ре­на вой­ной, то ны­неш­нее падение цен на нефть и дру­гие энер­го­ре­сур­сы для Укра­и­ны бы­ли бы го­раз­до бо­лез­нен­нее, чем для Рос­сии. Да­ле­ко за при­ме­ра­ми хо­дить не на­до. Все пом­нят îáâàë öåí íà íåôòü â 2008 ã. из-за ми­ро­во­го фи­нан­со­во­го кри­зи­са. То­гда Рос­сии дей­стви­тель­но при­шлось от­но­си­тель­но тя­же­ло, эко­но­ми­ки рост пре­кра­тил­ся, курс руб­ля сни­зил­ся, це­ны на недви­жи­мость упа­ли, по­яви­лись труд­но­сти в ря­де мел­ких и сред­них бан­ков. Од­на­ко все то­гдаш­ние про­бле­мы РФ не шли ни в ка­кое срав­не­ние с тем, что на­ча­лось в Укра­ине. Де­ло в том, что öåíû íà íåôòü òåñíî ïðèâÿçàíû ê öåíàì íà ìåòàëëû. Спрос на укра­ин­скую ме­тал­лур­ги­че­скую про­дук­цию в 2008 г. по все­му ми­ру об­ва­лил­ся, укра­ин­ские экс­пор­те­ры вы­нуж­де­ны бы­ли ли­бо ра­бо­тать се­бе в убы­ток, ли­бо оста­нав­ли­вать про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти. На­ча­лось ка­та­стро­фи­че­ское падение про­из­вод­ства, пред­при­я­тия от­прав­ля­ли ра­бот­ни­ков в неопла­чи­ва­е­мые от­пус­ка, упа­ли до­хо­ды на­се­ле­ния, на­ча­ла рез­ко рас­ти про­блем­ная за­дол­жен­ность в бан­ках. В раз­гар кри­зи­са грив­на обес­це­ни­лась чуть ли не в два ра­за, ряд бан­ков при­шлось сроч­но спа­сать мас­штаб­ны­ми "вли­ва­ни­я­ми" гос­средств, для че­го бы­ли ис­поль­зо­ва­ны кре­ди­ты МВФ. Це­ны на недви­жи­мость в Укра­ине, в от­ли­чие от их 10-15% сни­же­ния в РФ, об­ва­ли­лись в два ра­за, а ко­е­где и боль­ше. Стра­на по­кры­лась дол­го­стро­я­ми, бы­ли за­мо­ро­же­ны мно­гие ин­ве­сти­ци­он­ные про­ек­ты, по Укра­ине про­ка­ти­лась вол­на банк­ротств раз­лич­ных ком­па­ний. Из кри­зи­са Укра­и­на вы­хо­ди­ла дол­го и тя­же- ло и лишь к 2011 г. – по­сле при­хо­да к вла­сти Вик­то­ра Фе­до­ро­ви­ча – в стране воз­об­но­вил­ся эко­но­ми­че­ский рост, ста­би­ли­зи­ро­ва­лась си­ту­а­ция в фи­нан­со­вой сфе­ре и на­ча­лось по­кра­щен­ня для на­се­ле­ния. По­это­му осо­бо ра­до­вать­ся ны­неш­не­му па­де­нию цен на нефть укра­ин­ским эко­но­ми­стам не нуж­но. Ведь âìåñòå ñ íåôòüþ êàòàñòðîôè÷åñêè ïîâàëÿòñÿ êîòèðîâêè öåí íà îñíîâíûå âèäû ìåòàëëóðãè÷åñêîé ïðîäóêöèè, êîòîðóþ ýêñïîðòèðóåò Óêðàèíà. Так­же ча­ще все­го падение цен на нефть ве­дет к уде­шев­ле­нию про­до­воль­ствия – а это зна­чит, что экспорт зер­на из Укра­и­ны так­же бу­дут ме­нее вы­го­ден. Кро­ме то­го, не нуж­но за­бы­вать, что Ðîññèÿ îñòàåòñÿ ãëàâíûì âíåøíèì ðûíêîì äëÿ óêðàèíñêèõ òîâàðîâ. Äåâàëüâàöèÿ ðóáëÿ îçíà÷àåò, ÷òî íà òîì æå ðîññèéñêîì ðûíêå óêðàèíñêèì ýêñïîðòåðàì åùå òðóäíåå áóäåò êîíêóðèðîâàòü ñ ñîáñòâåííî ðîññèéñêèìè êîìïàíèÿìè. Кро­ме то­го, эко­но­ми­че­ские труд­но­сти в РФ ав­то­ма­ти­че­ски озна­ча­ют умень­ше­ние спро­са со сто­ро­ны рос­сий­ских ком­па­ний на мно­гие ви­ды укра­ин­ской про­дук­ции. В част­но­сти, в усло­ви­ях уде­шев­ле­ния неф­ти и при­род­но­го га­за вряд ли рос­сий­ские неф­те­га­зо­вые ком­па­нии про­дол­жат в тех же объ­е­мах по­ку­пать укра­ин­скую труб­ную про­дук­цию. Что же ка­са­ет­ся про­дук­ции укра­ин­ско­го же­лез­но­до­рож­но­го ма­ши­но­стро­е­ния, то в по­след­ние ме­ся­цы ее экспорт в РФ и без то­го об­ва­лил­ся, ес­ли же в Рос­сии нач­нет­ся эко­но­ми­че­ская стаг­на­ция, то там по­про­сту от­ка­жут­ся от по­ку­пок укра­ин­ских ва­го­нов. Так­же нуж­но учесть, что те рос­сий­ские ком­па­нии, ко­то­рые ак­тив­но ра­бо­та­ют на укра­ин­ском рын­ке, в усло­ви­ях ухуд­ше­ния си­ту­а­ции у се­бя в стране про­сто пе­ре­ста­нут под­дер­жи­вать свои до­чер­ние струк­ту­ры в Укра­ине. Это при­ве­дет к даль­ней­ше­му сво­ра­чи­ва­нию де­ло­вой ак­тив­но­сти и но­вым "до­пол­ни­тель­ным" ты­ся­чам без­ра­бот­ных. Что же ка­са­ет­ся по­след­ствий де­валь­ва­ции руб­ля для рос­сий­ской эко­но­ми­ки, то вряд ли они бу­дут од­но­знач­но нега­тив­ны­ми. Ско­рее – на­обо­рот, это по­вы­сит кон­ку­рен­то­спо­соб­ность мно­гих рос­сий­ских то­ва­ров. На­пом­ним, что в 1998 г. имен­но де­валь­ва­ция сти­му­ли­ро­ва­ла рост рос­сий­ской про­мыш­лен­но­сти. Эф­фект от де­валь­ва­ции 1998 г., по оцен­кам рос­сий­ских эко­но­ми­стов, на­блю­дал­ся три-че­ты­ре го­да, а по­сле это­го "тол­кал вверх" рос­сий­скую эко­но­ми­ку рост це­ны на нефть. Да, падение неф­тя­ных цен в 2008 г. за­тор­мо­зи­ло про­цесс эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Рос­сии, но нена­дол­го. Но вряд ли нега­тив­ный эф­фект от ны­неш­не­го уде­шев­ле­ния экс­порт­ных энер­го­ре­сур­сов бу­дет для РФ на­мно­го боль­шим, чем в 2008-2009 гг., учи­ты­вая огром­ные ре­зер­вы, ко­то­рые Рос­сия на­ко­пи­ла за от­но­си­тель­но бла­го­по­луч­ные го­ды. И са­мое глав­ное – РФ не за­ви­сит се­год­ня от внеш­них кре­ди­тов и пе­ред нею не сто­ит угро­за де­фол­та по внеш­ним обя­за­тель­ствам, че­го, увы, не ска­жешь об Укра­ине. Ми­ро­вой опыт по­ка­зы­ва­ет, что го­су­дар­ство, ко­то­рое ба­лан­си­ру­ет на гра­ни де­фол­та, бо­лез­нен­нее пе­ре­жи­ва­ет ми­ро­вые эко­но­ми­че­ские ка­та­клиз­мы, его пер­вым по­ки­да­ют ин­ве­сто­ры и оно очень дол­го вы­хо­дит из кри­зи­са.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.