“По­ли­цей­ские ча­сто По­па­да­ют в Дтп из-за уста­ло­сти”

Korrespondent - - ПЕРСОНА - Оль­га Бай­ви­до­вич

Замглавы Нацполиции Александр Фацевич — о двух­лет­них ито­гах ра­бо­ты “сел­фи-ко­пов”, пат­ру­ли­ру­ю­щих ули­цы укра­ин­ских го­ро­дов

Два го­да на­зад в Укра­ине по­яви­лась пат­руль­ная по­ли­ция. Пер­вые по­ли­цей­ские, ко­то­рых то­гда про­зва­ли “сел­фи-ко­пы”, вы­шли на ули­цы сто­ли­цы и за­во­е­ва­ли сим­па­тии ки­ев­лян, фо­то­гра­фи­ру­ясь со все­ми под­ряд и да­же поз­во­ляя де­тиш­кам по­си­деть в но­вень­ком Prius. Со вре­ме­нем по­пу­ляр­ность по­шла на спад — на­ча­лась буд­нич­ная ра­бо­та: те­перь на полицейских на­па­да­ют, бьют и да­же ку­са­ют. От­ме­ти­лась по­ли­ция и в ря­де скан­да­лов: са­мым гром­ким стал со­мни­тель­ный с точ­ки зре­ния за­кон­но­сти рас­стрел под­рост­ка на BMW. А уди­ви­тель­ная спо­соб­ность ко­пов по­па­дать в ДТП ста­ла од­ной из глав­ных тем для шу­ток над но­вой по­ли­ци­ей.

Не до сме­ха, впро­чем, жи­те­лям боль­ших го­ро­дов: с появлением новых полицейских резко упала раскрываемость. И это глав­ная про­бле­ма. Как го­во­рят экс­пер­ты из “ста­рой” ми­ли­ции, пат­руль­ные эле­мен­тар­но не уме­ют ло­вить пре­ступ­ни­ков по го­ря­чим сле­дам — для это­го на­до не один год про­ра­бо­тать в опер­груп­пе. С дру­гой сто­ро­ны, веж­ли­вость и то­ле­рант­ность новых полицейских сня­ла дав­нее на­пря­же­ние в об­ще­нии с пра­во­охра­ни­те­ля­ми: ес­ли рань­ше ми­ли­цию вы­зы­ва­ли в са­мом край­нем слу­чае, то се­го­дня по­зво­нить в по­ли­цию мож­но по лю­бо­му по­во­ду без ка­ко­го-ли­бо внут­рен­не­го со­дро­га­ния. На­ка­нуне двух­ле­тия ве­дом­ства Кор­ре­спон­дент по­го­во­рил с замглавы Нацполиции Алек­сан­дром Фа­це­ви­чем — в 2015 он воз­глав­лял пат­руль­ную по­ли­цию Ки­е­ва, а сей­час ку­ри­ру­ет ра­бо­ту пат­руль­ных по всей стране.

Как вы оце­ни­ва­е­те двух­лет­нюю ра­бо­ту пат­руль­ной по­ли­ции?

— Моя лич­ная оцен­ка — вы­ше сред­не­го. Ведь фак­ти­че­ски не оста­нав­ли­ва­ет­ся на­бор в пат­руль­ную по­ли­цию, со­зда­ют­ся до­пол­ни­тель­ные под­раз­де­ле­ния на­ци­о­наль­но­го и меж­ду­на­род­но­го зна­че­ния, под­раз­де­ле­ния по борь­бе с пре­ступ­но­стью, по неза­кон­но­му обо­ро­ту нар­ко­ти­ков. Каж­дый день про­ис­хо­дят за­дер­жа­ния, каж­дый день ко­го-то спа­са­ют, и по­чти нет сбо­ев. Хо­тя бы­ва­ют и ошиб­ки, но кто сей­час ра­бо­та­ет без них?

Ка­д­ров хва­та­ет? Гла­ва сто­лич­ной по­ли­ции Юрий Зо­зу­ля го­во­рил, что недо­бор 20%.

— Я бы не ска­зал, что это недо­бор. Мы го­во­рим о том, что на се­го­дняш­ний день ру­ко­во­дя­щий со­став сред­не­го зве­на в под­раз­де­ле­ни­ях пат­руль­ной по­ли­ции — это пат­руль­ные, ко­то­рые на­чи­на­ли в Ки­е­ве. Да, часть пат­руль­ных по ка­ким-ли­бо при­чи­нам бы­ли уво­ле­ны или уво­ли­лись са­ми. Этот про­цент не са­мый вы­со­кий. Кро­ме то­го, мы уве­ли­чи­ли штат и из-за это­го объ­яви­ли до­пол­ни­тель­ный на­бор. Так что здесь не­сколь­ко дру­гие при­чи­ны. И это нор­маль­ная прак­ти­ка. В США во­об­ще го­во­рят о том, что пат­руль­ная по­ли­ция — это бу­ду­щий штат для всех осталь­ных под­раз­де­ле­ний. Имен­но это и де­ла­ет­ся. Часть пат­руль­ных пе­ре­во­дит­ся в дру­гие под­раз­де­ле­ния. Каж­дый пат­руль­ный по­ли­цей­ский — это бу­ду­щий ру­ко­во­ди­тель дру­гих. Так бы­ло и рань­ше. А из-за это­го неком­плект 10-15% — бу­дет все­гда.

А на сколь­ко штат уве­ли­чи­ли?

— Где-то на 600 долж­но­стей. Точ­ную циф­ру я вам не ска­жу сей­час. Кро­ме то­го, мы со­би­ра­ем­ся уве­ли­чить ко­ли­че­ство пат­руль­ных полицейских на ули­цах Ки­е­ва, что­бы это бы­ли пе­шие пат­ру­ли, ко­то­рые ре­а­ги­ро­ва­ли бы на улич­ные кра­жи и гра­бе­жи. Это ка­са­ет­ся улич­ных пре­ступ­ле­ний, их про­фи­лак­ти­ки и рас­кры­тия по го­ря­чим сле­дам. Ведь се­го­дня пат­ру­ли за­гру­же­ны вы­зо­ва­ми, об­ра­ще­ни­я­ми граж­дан. У каж­до­го пат­ру­ля 18 вы­зо­вов за сме­ну. Это очень мно­го. Имен­но по­это­му нам и нуж­ны лю­ди.

Ка­кую зар­пла­ту вы им пред­ла­га­е­те?

— Сред­няя зар­пла­та по Укра­ине — 8 тыс. грн. А по Ки­е­ву — 10 тыс. грн. Но на­груз­ка у них боль­ше. Они ра­бо­та­ют по 12 ча­сов. Сде­лать вось­ми­ча­со­вую сме­ну по­ка не мо­жем, по­сколь­ку то­гда ко­ли­че­ство пат­руль­ных на­до бу­дет еще уве­ли­чи­вать. Да, по­ка им тя­же­ло, но они справ­ля­ют­ся. Еще бы­ва­ет, что в вы­ход­ные про­во­дят­ся до­пол­ни­тель­ные за­ня­тия, но сей­час про­во­дит­ся ра­бо­та над тем, что­бы это бы­ло в слу­жеб­ное вре­мя. Хо­тя каж­дый пат­руль­ный дол­жен по­ни­мать: что­бы раз­ви­вать­ся, на­до че­му-то учить­ся. Из-за это­го необ­хо­ди­мо чем-то жерт­во­вать, в том чис­ле и вы­ход­ным днем.

А по ка­ким при­чи­нам в ос­нов­ном уволь­ня­ют­ся?

— Есть раз­ные при­чи­ны. В том чис­ле и за во­жде­ние в нетрез­вом ви­де или за ха­лат­ность. Фак­ты есть, и мы это­го не скры­ва­ем. Ни один пат­руль­ный по­ли­цей­ский, ко­то­рый сел за руль в нетрез­вом ви­де и был оштра­фо­ван, не оста­нет­ся на служ­бе. Мы всех уволь­ня­ем.

Есть ли сре­ди пат­руль­ных участ­ни­ки АТО? Не бы­ва­ет по­ст­трав­ма­ти­че­ских син­дро­мов?

— Участ­ни­ков АТО око­ло 10% по всей Укра­ине. Это бо­лее ты­ся­чи полицейских по всей Укра­ине. Ес­ли брать Ки­ев, то око­ло 200. На­до по­ни­мать, что пат­руль­ная по­ли­ция — мо­ло­дое под­раз­де­ле­ние. АТО идет с 2014 го­да. То­гда же, в кон­це го­да, и на­ча­ла со­зда­вать­ся пат­руль­ная по­ли­ция. По­это­му сей­час их не так мно­го.

У участ­ни­ков АТО бы­ва­ют по­ст­трав­ма­ти­че­ские син­дро­мы. Но у тех, кто ра­бо­та­ет в пат­руль­ной, — нет. Ведь при по­ступ­ле­нии на служ­бу все про­хо­дят те­сти­ро­ва­ние, я то­же это про­хо­дил. И у ме­ня его нет, хо­тя я на­смот­рел­ся мно­го­го. Я был и в Ило­вай­ском кот­ле, и в Де­баль­це­во. Я не кри­чу об этом. Каж­дый по­ни­ма­ет, ку­да идет. И та­кой про­бле­мы у нас не воз­ни­ка­ло.

Счи­та­е­те ли вы эту ра­бо­ту пре­стиж­ной?

— Эта ра­бо­та очень слож­ная и опас­ная. У нас мно­го полицейских с выс­шим об­ра­зо­ва­ни­ем, ди­пло­ми­ро­ван­ные. Они идут в пат­руль­ную, по­то­му что в Ки­е­ве, как и по всей Укра­ине, есть про­бле­ма с тру­до­устрой­ством. Мы хо­тим им со­здать та­кие усло­вия, что­бы они бы­ли не толь­ко “сел­фи-ко­па­ми” и ра­бо­та­ли по ли­нии пат­ру­ля. Под­черк­ну: ра­бо­та гряз­ная. Вот в ночь на 21 июня в Со­ло­мен­ском рай­оне бы­ла по­го­ня за на­ру­ши­те­лем, и по­ли­цей­ские по­па­ли в ДТП. Это риск для жиз­ни, а не про­сто кра­си­вая фор­ма, кар­тин­ка и сел­фи с про­хо­жи­ми. Их уби­ва­ют, в них стре­ля­ют, их ку­са­ют. Но из пат­руль­ных по­лу­ча­ют­ся хо­ро­шие спе­ци­а­ли­сты.

Мно­гие, кста­ти, так и ду­ма­ют, что ра­бо­та пат­руль­ны­ми — это как в

— Да, есть те, ко­то­рые, на­смот­рев­шись филь­мов, при­хо­дят. Но ко­гда по­ни­ма­ют, что это не так, то ухо­дят. По­это­му я бы со­ве­то­вал тем, кто со­би­ра­ет­ся стать ко­пом, пе­ред этим изу­чить, что пред­став­ля­ет со­бой эта ра­бо­та. Есть мно­го ви­део в ин­тер­не­те, рас­ска­зы­ва­ю­щих о слож­но­стях, с ко­то­ры­ми при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся.

Хо­тя рань­ше это имен­но и бы­ло, как в По­ли­цей­ской ака­де­мии. В са­мом на­ча­ле не про­хо­ди­ло и неде­ли, что­бы по­ли­цей­ские не по­па­да­ли в ка­кую-то ис­то­рию, не го­во­ря уже о смеш­ных ДТП. Как сей­час, кста­ти, об­сто­ят де­ла с ав­то­пар­ком, мно­го ли за­ку­пи­ли новых Prius?

— 60-70% ДТП обыч­но про­ис­хо­дят не по вине по­ли­цей­ско­го. Хо­тя бы­ва­ет, что и по при­чине уста­ло­сти пат­руль­ные мо­гут столк­нуть­ся с тем или иным ав­то­мо­би­лем. Или при оформ­ле­нии ДТП в них вре­за­лись. Но сей­час по срав­не­нию с 2015-2016 го­да­ми по­доб­ных слу­ча­ев на­мно­го мень­ше, по­сколь­ку у нас бы­ло уве­ли­че­но ко­ли­че­ство ча­сов уро­ков во­жде­ния. Что ка­са­ет­ся транс­порт­ных средств, то мы парк не об­нов­ля­ли, ведь эко­но­ми­че­ская си­ту­а­ция в стране та­ко­ва, что все, и На­ци­о­наль­ная по­ли­ция не ис­клю­че­ние, по­ка не в со­сто­я­нии за­ку­пать но­вые ав­то­мо­би­ли. Мы ре­мон­ти­ру­ем то, что есть. Но ав­то­парк — ра­бо­чий, боль­шин­ство ав­то­мо­би­лей сей­час на ли­нии. Это то, что ка­са­ет­ся Prius.

В фев­ра­ле 2016 го­да про­изо­шла смер­тель­ная по­го­ня за BMW. То­гда пат­руль­ный Сер­гей Олей­ник за­стре­лил пас­са­жи­ра ав­то­мо­би­ля 17-лет­не­го Ми­шу Мед­ве­де­ва. Как вы оце­ни­ва­е­те дей­ствия Олей­ни­ка?

— Дей­ствия по­ли­цей­ско­го — пра­во­мер­ные. Олей­ник хо­тел оста­но­вить пре­ступ­ле­ние, ведь мог­ли быть дру­гие по­след­ствия. По­ли­цию бу­дут кри­ти­ко­вать все­гда, да­же ес­ли она дей­ство­ва­ла пра­во­мер­но.

На ка­кой ста­дии рас­сле­до­ва­ние это­го де­ла?

— Нас­коль­ко мне из­вест­но, Олей­ни­ка бу­дет су­дить суд при­сяж­ных. Он по­ка на­хо­дит­ся под лич­ным обя­за­тель­ством, ра­бо­та­ет на ад­ми­ни­стра­тив­ной ра­бо­те и по­лу­ча­ет за это зар­пла­ту. Учи­ты­вая, что его дей­ствия бы­ли пра­во­мер­ны­ми, за­да­ча по­ли­ции за­щи­тить его. Не вы­бро­сить на ули­цу, а дать ра­бо­ту. Он же не смо­жет най­ти но­вую ра­бо­ту, бу­дучи под су­дом. Ку­да он пой­дет?

Очень ча­сто по­яв­ля­ет­ся ин­фор­ма­ция о на­па­де­нии на полицейских, в том чис­ле на де­ву­шек-ко­пов. Мо­жет, сле­ду­ет при­ни­мать ка­кие-то до­пол­ни­тель­ные ме­ры?

— Да, на них на­па­да­ют, бьют. Осо­бен­но муж­чи­ны лю­бят бить жен­щин-полицейских. Что­бы из­бе­жать по­доб­ных слу­ча­ев, по­ли­цей­ские про­хо­дят до­пол­ни­тель­ное обу­че­ние. И на­до по­сто­ян­но за­ни­мать­ся. Пат­руль­ные долж­ны обе­ре­гать не толь­ко се­бя, но и на­пар­ни­ка. Ес­ли они не мо­гут за­щи­тить се­бя и на- пар­ни­ка, то им не ме­сто в по­ли­ции. Мо­раль каж­до­го граж­да­ни­на, ко­то­рый мо­жет се­бе по­доб­ное поз­во­лить, — это од­но. Но по­ли­цей­ский дол­жен быть к это­му го­тов. Хо­тя то, что бы­ло два го­да на­зад, и то, что про­ис­хо­дит сей­час, — это небо и зем­ля. Се­го­дняш­ние пат­руль­ные уже бо­лее опыт­ные, чем пер­вые.

А вам ча­сто при­хо­дит­ся участ­во­вать в си­ло­вых опе­ра­ци­ях?

— У ме­ня за­да­ча не­сколь­ко иная. Хо­тя на мас­со­вых ме­ро­при­я­ти­ях я по­сто­ян­но на­хо­жусь на ули­цах. Это и 9 Мая, и го­дов­щи­на Май­да­на. Но я не участ­вую в за­дер­жа­нии. Я ку­ри­рую полицейских, а не бе­ру в ру­ки ав­то­мат.

К сло­ву, об ору­жии. Рань­ше вы вы­сту­па­ли про­тив ле­га­ли­за­ции ору­жия в Укра­ине. Сей­час ва­ша по­зи­ция из­ме­ни­лась?

— Нет. Есть не­сколь­ко при­чин. Во-пер­вых, обу­ча­е­мость граж­дан

вла­де­ни­ем ору­жия. Во-вто­рых, в Укра­ине сей­час пра­во­охра­ни­тель­ная струк­ту­ра не иде­аль­ная. Да, мы стре­мим­ся ее усо­вер­шен­ство­вать, но по­ка это еще не до кон­ца сде­ла­но. В-тре­тьих, во­прос здра­во­охра­не­ния. Сей­час мож­но пой­ти ку­пить лю­бую справ­ку. Ко­гда бу­дет жест­кий кон­троль за по­лу­че­ни­ем до­ку­мен­тов для раз­ре­ше­ния на вла­де­ние ору­жи­ем, то­гда воз­мож­но. Но по­ка нет еди­ной ба­зы. Од­но де­ло — спор­тив­ное или охот­ни­чье ору­жие. Бе­ри­те и оформ­ляй­те, хра­ни­те до­ма в сей­фе. Но не хо­ди­те с ним по ули­це. У ме­ня есть на­град­ной пи­сто­лет, но я не хо­жу с ним по ули­це! Я не ез­жу с охра­ной! Мо­гу по­ехать в тир по­стре­лять и по­том об­рат­но в сейф. Но оно до­ма!

На ули­цах го­ро­да то и де­ло стре­ля­ют. А ес­ли раз­ре­шат сво­бод­ное но­ше­ние ору­жия, то, как бу­дут об­сто­ять де­ла?

— Да бу­дут стре­лять в де­сять раз боль­ше! А по­ли­ция по­том бу­дет ви­но­ва­та!

А дом у вас те­перь где? Рань­ше, я чи­та­ла, вы жи­ли в об­ще­жи­тии?

— С мая 2016 го­да про­жи­ваю в ве­дом­ствен­ной квар­ти­ре, она на­хо­дит­ся под Ки­е­вом, в Виш­не­вом. Обыч­но вы­ез­жаю в 7:30, тра­чу на до­ро­гу 45 ми­нут. Ес­ли поз­же, то 1,5 ча­са.

Еще бы­ла ин­фор­ма­ция, что ва­ше на­зна­че­ние гла­вой пат­руль­ной по­ли­ции Ки­е­ва, а по­том — замглавы Нацполиции Укра­и­ны свя­зы­ва­ют с ва­шим дру­гом, за­щит­ни­ком до­нец­ко­го аэро­пор­та, офи­це­ром 79-й бри­га­ды, из­вест­ным как “ки­борг” с по­зыв­ным Мар­шал. Нас­коль­ко это со­от­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти?

— Это непра­виль­ная ин­фор­ма­ция — я рань­ше при­шел. (Сме­ет­ся) С Ев­ге­ни­ем Жу­ко­вым [гла­ва Де- пар­та­мен­та пат­руль­ной по­ли­ции Укра­и­ны], он же Мар­шал, мы зна­ко­мы с 2003 го­да, учи­лись вме­сте в ин­сти­ту­те. Сей­час он мой под­чи­нен­ный. Но я его не на­зна­чал и не ре­ко­мен­до­вал. Ре­ше­ние бы­ло ми­ни­стра внут­рен­них дел.

А как же ку­мов­ские свя­зи?

— Да, он мой кум, кре­стил мою дочь. Ей сей­час 8 лет. Но это не ме­ша­ет мне его ру­гать и на­ка­зы­вать. Друж­ба друж­бой, а служ­ба служ­бой. Да вы посмот­ри­те на­ши де­кла­ра­ции. Ес­ли бы­ло ка­кое-то ку­мов­ство, то, на­вер­ное, мы где-то обо­га­ща­лись бы. Или ез­ди­ли там от­ды­хать на Маль­ди­вы. У ме­ня зар­пла­та око­ло 50 тыс. грн в ме­сяц. На­шей се­мье это­го бо­лее чем до­ста­точ­но. Рань­ше я по­лу­чал на­мно­го мень­ше. Ес­ли же у ка­ко­го-то там про­ку­ро­ра или со­труд­ни­ка СБУ бу­дут ка­кие-то ко мне пре­тен­зии, то я го­тов рас­ска­зать обо всем. О том, что ем, как жи­ву. Мне нече­го бо­ять­ся!

ФОТО НА ПАМЯТЬ:

С Ха­ти­ей Де­ка­но­ид­зе и Ев­ге­ни­ем Жу­ко­вым — он же по­зыв­ной Мар­шал, он же кум

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.