“С ВО­ОРУ­ЖЕН­НЫМ БЕСПРЕДЕЛОМ БУ­ДЕМ ЗАКАНЧИВАТЬ”:

Korrespondent - - СОДЕРЖАНИЕ - Оль­га Бай­ви­до­вич

Гла­ва Нац­по­ли­ции Сер­гей Кня­зев рас­ска­зал о мас­со­вых про­вер­ках лю­дей, ко­то­рые неза­кон­но вы­во­зят ору­жие с Дон­бас­са и про­дви­же­ни­ях в ре­фор­ме по­ли­ции ....................

Сер­гей Кня­зев, Гла­ва На­ци­о­наль­ной по­ли­ции Укра­и­ны, при­зна­ет­ся, что в но­во­стях чи­та­ет в ос­нов­ном за­го­лов­ки. Впро­чем, и по за­го­лов­кам вид­но, что в Укра­ине с обо­ро­том оружия да­ле­ко не все в по­ряд­ке: не про­хо­дит и дня, что­бы за сот­ни ки­ло­мет­ров от вой­ны не про­шла пе­ре­стрел­ка. В ход идут ав­то­ма­ты, гра­на­ты и да­же гра­на­то­ме­ты.

В ин­тер­вью Кор­ре­спон­ден­ту Кня­зев го­во­рит, что по­доб­ная ситуация закономерна — ве­зут с фрон­та. В то же вре­мя в со­сед­ней Рос­сии, от­ку­да де­сят­ки ты­сяч от­пуск­ни­ков едут во­е­вать на Дон­басс, столь вы­со­ко­го ро­ста во­ору- жен­ных ин­ци­ден­тов не на­блю­да­ет­ся. На­вер­ное, по­то­му, что ме­ры, ко­то­рые на­ша по­ли­ция на­ча­ла пред­при­ни­мать от­но­си­тель­но недав­но, нуж­но бы­ло вво­дить еще три го­да на­зад.

Так, по сло­вам Кня­зе­ва, рань­ше вла­дель­цев неле­галь­ных ство­лов из АТО про­сто от­пус­ка­ли, а се­го­дня их ты­ся­ча­ми за­дер­жи­ва­ют и от­прав­ля­ют в суд. Воз­мож­но, по­это­му офи­ци­аль­ная ста­ти­сти­ка по раз­бо­ям ста­ла улуч­шать­ся. Об этом и ре­фор­ме по­ли­цей­ской си­сте­мы в це­лом Кор­ре­спон­дент по­го­во­рил с Гла­вой Нац­по­ли­ции Укра­и­ны.

В Укра­ине уже боль­ше го­да про­во­дит­ся ре­фор­ма пра­во­охра­ни- тель­ной си­сте­мы. Как счи­та­е­те, уже мож­но под­во­дить ито­ги?

— Она еще не за­кон­чи­лась. А уда­лась или нет… Есть про­грам­ма пра­ви­тель­ства, ко­то­рую мы обя­за­ны ис­пол­нять. По­это­му на­до про­дол­жать ре­фор­ми­ро­вать. Пра­во­охра­ни­тель­ная си­сте­ма про­шла пе­ре­за­груз­ку. Мы по­лу­чи­ли но­вый пра­во­охра­ни­тель­ный ор­ган с но­вым ви­де­ни­ем и под­хо­да­ми к ра­бо­те. Мы на вер­ном пу­ти и с него не свер­нем.

Вы недав­но за­яви­ли о со­зда­нии По­ли­цей­ской ака­де­мии. А что еще по­яви­лось или по­явит­ся но­во­го в по­ли­ции?

— Это, кста­ти, то­же один из ша­гов ре­фор­мы. У По­ли­цей­ской ака­де­мии бу­дут функ­ции выс­ше­го учеб­но­го за­ве­де­ния МВД. Но это в бу­ду­щем. А по­ка мы со­зда­ли управ­ле­ние юве­наль­ной пре­вен­ции. Оно бу­дет рас­сле­до­вать пре­ступ­ле­ния про­тив де­тей и со­вер­шен­ные детьми. Так­же со­зда­ли управ­ле­ние спе­ци­аль­ных рас­сле­до­ва­ний. Еще есть во­семь про­ек­тов де­тек­тив­ных управ­ле­ний. Со­зда­ли его и в цен­траль­ном ап­па­ра­те, где у со­труд­ни­ков бы­ли объ­еди­не­ны функ­ции опе­ра и сле­до­ва­те­ля по всем кри­ми­наль­ным на­прав­ле­ни­ям — эко­но­ми­ка, уго­лов­ный ро­зыск, ки­бер­пре­ступ­ность, про­ти­во­дей­ствие тор­гов­ле людь­ми, и да­же по внут­рен­ней без­опас­но­сти. Был со­здан де­пар­та­мент по меж­ду­на­род­ной де­я­тель­но­сти. У нас рань­ше бы­ла ма­лень­кая служ­ба Ин­тер­пол, а де­пар­та­мен­та не бы­ло.

А от­дел ста­ти­сти­ки со­зда­ли? В ее упразд­не­нии по­ли­цию упре­ка­ют скеп­ти­ки ре­фор­мы.

— Мы ухо­дим от сче­то­во­дов. Бы­ло со­зда­но управ­ле­ние кри­ми­наль­но­го анализа, что­бы со­би­рать ин­фор­ма­цию, и па­рал­лель­но ана­ли­зи­ро­вать. Пла­ни­ру­ем со­здать элек­трон­ную ба­зу — это це­лая но­вел­ла. Еще со­зда­ли управ­ле­ние вод­ной по­ли­ции, хо­тим за­ку­пить для них уни­фи­ци­ро­ван­ную тех­ни­ку — а то, кто на бай­дар­ке, кто на ка­я­ке. Сей­час ду­ма­ем о со­зда­нии воз­душ­ной по­ли­ции, что­бы бы­ли вер­то­ле­ты. По­то­му что га­ран­ти­ро­вать эф­фек­тив­ную за­щи­ту толь­ко ло­каль­но нель­зя.

На­ли­чие со­от­вет­ству­ю­щей тех­ни­ки поз­во­лит про­во­дить воз­душ­ную раз­вед­ку и пат­ру­ли­ро­ва­ние тер­ри­то­рий с вы­со­ты, по­мо­гать во вре­мя чрез­вы­чай­ных си­ту­а­ций, до­став­лять по­ли­цей­ских для ис­пол­не­ния за­дач в труд­но­до­ступ­ных ме­стах и про­чее.

Ка­кой сей­час штат по­ли­ции?

— 140 ты­сяч че­ло­век.

До­воль­но боль­шое ко­ли­че­ство. Но со­глас­но со­об­ще­ни­ям в СМИ, за по­след­ний год уве­ли­чи­лось ко­ли­че­ство пре­ступ­ле­ний.

— Есть ре­зуль­та­ты ра­бо­ты по­ли­ции за по­след­ние шесть ме­ся­цев. Ес­ли счи­тать за по­след­ние 18 ме­ся­цев, то на се­го­дняш­ний день в сред­нем ко­ли­че­ство пре­ступ­ле­ний умень­ши­лось на 16%. А рас­кры­ва­е­мость уве­ли­чи­лась на 20%. Так что, не сто­ит ве­рить до­су­жим до­мыс­лам.

Раз все так хо­ро­шо, то по­че­му не про­хо­дит и дня, что­бы не го­во­ри­ли о же­сто­ких раз­бой­ных на­па­де­ни­ях?

— Да, со­об­ще­ний мно­го. Но со­глас­но дан­ным, их ко­ли­че­ство с на­ча­ла 2017 го­да по срав­не­нию с ана­ло­гич­ным пе­ри­о­дом про­шло­го го­да умень­ши­лось на 26 %. В про­шлом го­ду за пол­го­да бы­ло со­вер­ше­но 2070 пре­ступ­ле­ний, в этом — 1526. Это об­щее ко­ли­че­ство раз­бо­ев. А раз­де­ля­ем их по та­ким ква­ли­фи­ка­ци­ям — при­ме­не­ние ог­не­стрель­но­го оружия, при­ме­не­ние взрыв­чат­ки, при­ме­не­ние хо­лод­но­го оружия. Не толь­ко но­жи, но и то­по­ры, ло­па­ты, про­ник­но­ве­ние в жи­лье, бан­ков­ские от­де­ле­ния или улич­ные на­па­де­ния. Я го­тов от­ве­тить на все во­про­сы, но, что­бы нас услы­ша­ли.

Как вы объ­яс­ня­е­те то, что сей­час по­чти в каж­дом го­ро­де на­хо­дят ору­жие? Ска­жем, гра­на­ты во дво­рах, на дет­ских пло­щад­ках?

— В стране идет вой­на. От­кры­лись склады с ору­жи­ем. Рань­ше при СССР был за­мок, пе­чать, вах­та. А те­перь вы­да­ли ору­жие на фронт. А на фрон­те нестабильно. Сре­ди бой­цов есть те, что те­ря­ют, или на­хо­дят, или ре­мон­ти­ру­ют ору­жие. Хо­тя сей­час мы про­во­дим про­фи­лак­ти­че­ские ме­ро­при­я­тия по по­во­ду то­го, что­бы ору­жие не вы­во­зи­ли из зо­ны АТО. Чем боль­ше оста­нав­ли­ва­ем, тем мень­ше шан­сов на то, что оно вы­стре­лит.

А с чем вы свя­зы­ва­е­те то, что не про­хо­дит и дня, как в СМИ не по­яви­лось со­об­ще­ние о на­па­де­нии с ору­жи­ем?

— Ис­то­рия очень про­ста. Мы жи­вем в об­ще­стве, в ко­то­ром на­блю­да­ют­ся раз­ные тен­ден­ции. До­пу­стим, рань­ше один дру­го­му за­дол­жал день­ги и не от­да­вал. Так кре­ди­тор бил долж­ни­ка по го­ло­ве. По­том по­яви­лась тен­ден­ция жечь ма­ши­ны. А сей­час — на­ча­ли стре­лять или взры­вать.

А что на­до сде­лать, что­бы пре­сечь по­доб­ные пре­ступ­ле­ния?

— На­до оста­но­вить по­ток оружия, чем мы и за­ни­ма­ем­ся. За это нам го­су­дар­ство пла­тит день­ги. Сей­час по­сту­па­ет мно­го жа­лоб по по­во­ду то­го, что у во­ен­но­слу­жа­щих на блок­по­стах про­ве­ря­ют лич­ные ве­щи. И пра­виль­но жа­лу­ют­ся. Мы не толь­ко про­ве­ря­ем ве­щи. Мы оста­нав­ли­ва­ем транс­порт, еду­щий из зо­ны АТО. Ко­ман­ду­ем всем на вы­ход, в том чис­ле и по­ли­цей­ским. И про­ве­ря­ем всех на на­ли­чие ору­жие. Ес­ли это слу­жеб­ное ору­жие, то но­мер дол­жен сов­па­дать с тем, ко­то­рый ука­зан в до­ку­мен­тах. Ведь си­ту­а­ции бы­ва­ют раз­ные. До­пу­стим, был бой. Вы­да­ли БК [ бо­е­вой ком­плект]. Там гра­на­ты, шаш­ки тро­ти­ло­вые, па­тро­ны. Часть из­рас­хо­до­ва­ли, а часть оста­лась. И за­бы­ли сдать на склад… А есть еще, ко­гда ро­ди­те­лям по­сы­ла­ют кон­сер­вы и ли­мон­ки. “Ма­мо, та­то! Тобі по­си­лаю, ма­мо, кон­сер­ви [ бое­ком­плек­ты — Кор­ре­спон­дент], а тобі, та­то, лі­мон­ку”. А бы­ва­ет, что ис­поль­зу­ют во­лон­те­ров, ко­то­рые ве­зут ка­кие-то нуж­ные ве­щи на фронт. А что сол­дат мо­жет дать ему вза­мен? Он же не сни­мет с се­бя об­мун­ди­ро­ва­ние. На те­бе пач­ку па­тро­нов.

Там же дол­жен быть учет?

— Схо­ди­те на фронт, и все уви­ди­те.

То есть его — нет?

— Ну что вы из край­но­сти в край­ность. Есть от­чет и учет. Спра­ши­ва­ют, до­пу­стим, сол­да­та. Ты взял БК, был в бою. По­тра­тил столь­ко-то. Часть сдал. А часть — нет. А как про­ве­рить? Вот недав­но бы­ла ата­ка бо­е­ви­ков на Крас­но­го­ров­ку. Все стре­ля­ют. Уби­ты на­ши сол­да­ты. Уби­ты их сол­да­ты. Взя­то тро­фей­ное ору­жие. Кто-то сдаст, кто-то не сдаст. Это и есть че­ло­ве­че­ский фак­тор.

Что де­ла­ет­ся, что­бы умень­шить ко­ли­че­ство оружия в мир­ных го­ро­дах?

— Са­мое глав­ное — это про­ти­во­дей­ствие. Ска­жем, по срав­не­нию с ана­ло­гич­ным пе­ри­о­дом про­шло­го го­да ко­ли­че­ство за­дер­жа­ний с ору­жи­ем уве­ли­чи­лось в 1,6 раз. Вы­во­зить ста­ли не боль­ше. Про­сто мы в про­шлом го­ду мень­ше за­дер­жи­ва­ли — уже есть 3200 фак­тов за­дер­жа­ния с ору­жи­ем. Сей­час мы раз­би­ра­ем­ся, по ка­кой при­чине бой­цы пы­та­лись его про­вез­ти. Это ста­тья УК Укра­и­ны о неза­кон­ном обо­ро­те оружия. И для нас нет раз­ни­цы — ге­не­рал это или граж­дан­ский, мор­пех или во­лон­тер.

А по ка­кой при­чине ста­ли ча­ще за­дер­жи­вать? Мо­жет быть, штат уве­ли­чил­ся?

— Мы из­ме­ни­ли под­ход к ра­бо­те. С дру­гой сто­ро­ны, пре­ступ­ни­ки по­сле то­го, как про­ве­дут несколь­ко дней в изо­ля­то­ре, на­чи­на­ют за­ду­мы­вать­ся над сво­им бу­ду­щим, как это не ба­наль­но зву­чит. Рань­ше та­ко­го не бы­ло, до суда от­пус­ка­ли до­мой. А сей­час в качестве пре­вен­тив­ной ме­ры за­дер­жи­ва­ем на 72 ча­са. По­том де­ло пе­ре­да­ет­ся в суд, где уже от­пус­ка­ют под за­лог. Ска­жем, 100 тыс. гри­вен. Со­бра­ли день­ги по род­ным и дру­зьям, за­пла­ти­ли, за­дер­жан­но­го от­пу­сти­ли. И он уже, побывав в изо­ля­то­ре, со­всем не стре­мит­ся вер­нуть­ся об­рат­но.

Как об­сто­ят де­ла с улич­ны­ми гра­бе­жа­ми?

— На се­го­дняш­ний день их ко­ли­че­ство сни­же­но на 32%. Мно­го это или ма­ло? То­му, ко­го огра­би­ли, все рав­но. У них не спро­сишь, ста­ло ли им луч­ше, от то­го, что у нас ста­ти­сти­ка улуч­ши­лась. Но по­лу­ча­ет­ся, что каж­до­го тре­тье­го от ограб­ле­ния за­щи­ти­ли.

По ка­кой при­чине это ко­ли­че­ство умень­ши­лось?

— Cта­ли боль­ше пре­вен­тив­ных мер при­ме­нять. Вот недав­но к нам об­ра­тил­ся одессит. Его сы­на на Де­ри­ба­сов­ской из­би­ли де­сять че­ло­век и огра­би­ли. Его па­па, быст­рее, чем по­ли­ция, про­бе­жал­ся по ви­део­ка­ме­рам и да­же под­ска­зал по­ли­цей­ским, в ка­кой лом­бард сда­ли те­ле­фон. Де­сять че­ло­век! И он кри­ком кри­чит, мол, за­дер­жа­ли толь­ко тро­их. А на­до же еще се­ме­рых най­ти! И он прав! К сча­стью, что не во всех го­ро­дах та­кие стаи хо­дят. Одес­ский ре­ги­он у нас один из са­мых про­блем­ных по улич­ным и раз­бой­ным на­па­де­ни­ям. Там не про­хо­дит и неде­ли, что­бы в рай­он­ных цен­трах не бы­ло по два­т­ри на­па­де­ния. До­воль­но груст­ная ис­то­рия.

То есть, Одес­ский ре­ги­он на пер­вом ме­сте по пре­ступ­но­сти?

— Нет, но очень зна­ко­вый. А срав­ни­вать ре­ги­о­ны я бы не стал. Но как мож­но срав­нить Тер­но­поль­скую об­ласть с на­се­ле­ни­ем чуть боль­ше мил­ли­о­на и тра­ди­ци­он­но не улич­ной пре­ступ­но­стью и или ска­жем, Сум­скую об­ласть? Это раз­ные уров­ни пре­ступ­но­сти. Не сто­ит огуль­но срав­ни­вать.

В СТРАНЕ ИДЕТ ВОЙ­НА. ОТ­КРЫ­ЛИСЬ СКЛАДЫ С ОРУ­ЖИ­ЕМ. А НА ФРОН­ТЕ  НЕСТАБИЛЬНО

НО­ВЫЕ ПОД­ХО­ДЫ И ВИ­ДЕ­НИЕ: Пра­во­охра­ни­тель­ная си­сте­ма про­шла пе­ре­за­груз­ку

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.