ЗА­МЕ­СТИ­ТЕЛЬ МИ­НИ­СТРА ФИ­НАН­СОВ СЕР­ГЕЙ МАР­ЧЕН­КО — о на­ло­гах, кур­се грив­ны, о рас­хо­дах и до­хо­дах гос­бюд­же­та, о пред­вы­бор­ных по­же­ла­ни­ях и диа­ло­гах с по­лу­ча­те­ля­ми бюд­жет­ных де­нег

За­ме­сти­тель ми­ни­стра фи­нан­сов Сер­гей Мар­чен­ко — о на­ло­гах, кур­се грив­ны, о рас­хо­дах и до­хо­дах гос­бюд­же­та, о пред­вы­бор­ных по­же­ла­ни­ях и диа­ло­гах с по­лу­ча­те­ля­ми бюд­жет­ных де­нег

Korrespondent - - СОДЕРЖАНИЕ - Ва­ле­рий Ли­то­нин­ский

КУРС И ИНФЛЯЦИЯ

Про­ект го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та на сле­ду­ю­щий год сфор­ми­ро­ван ис­хо­дя из сред­не­го­до­во­го кур­са 29,3 грн за дол­лар, 30,1 грн — на ко­нец го­да. По­че­му про­гно­зи­ру­ет­ся до­ста­точ­но вы­со­кая де­валь­ва­ция грив­ны?

— Ми­ни­стер­ство фи­нан­сов не за­ни­ма­ет­ся мак­ро­про­гно­за­ми. Есть Ми­ни­стер­ство эко­но­ми­ки, ко­то­рое про­гно­зи­ру­ет, мы мо­жем толь­ко этот про­гноз ис­поль­зо­вать для на­ших бюд­жет­ных рас­че­тов. Курс ис­поль­зу­ет­ся в ос­нов­ном для рас­че­тов вы­плат по внеш­не­му дол­гу. Нам нуж­но бу­дет по­ку­пать ва­лю­ту, и для это­го мы ста­вим ин­ди­ка­тив кур­са. Этот по­ка­за­тель для нас яв­ля­ет­ся су­гу­бо тех­ни­че­ским. Я под­черк­ну: это не про­гноз, не ка­кой-то ори­ен­тир. Эти циф­ры, воз­мож­но, со­зда­ли сей­час ка­кое-то на­пря­же­ние. Мы из­на­чаль­но за­кла­ды­ва­ем курс до­ста­точ­но пес­си­ми­стич­ный, что­бы вы­пол­нить вы­пла­ты по госдол­гу. Я ду­маю, что го­во­рить, сколь­ко нуж­но бы­ло за­кла­ды­вать Мин­фи­ну — 29,3 или 30,1, или 30,5, — это дис­кус­сия су­гу­бо экс­перт­ная. Да­же у Нац­бан­ка нет и не долж­но быть це­ле­вых ори­ен­ти­ров по кур­су, по­сколь­ку ос­нов­ная за­да­ча НБУ — это це­но­вая и кур­со­вая ста­биль­ность.

Но вы же по­лу­ча­е­те на­ря­ду с рас­хо­да­ми еще и до­хо­ды, при­вя­зан­ные к кур­су. За счет сла­бой грив­ны, ее де­валь­ва­ции бу­дут пы­тать­ся на­пол­нить бюд­жет?

— Да, есть часть до­хо­дов бюд­же­та, ко­то­рые за­вя­за­ны на курс. На­при­мер, су­ще­ствен­ное вли­я­ние на до­хо­ды ока­зы­ва­ет им­порт. Но этот фак­тор ока­зы­ва­ет мень­шее вли­я­ние на бюд­жет по срав­не­нию с дол­го­вы­ми рис­ка­ми.

В бюд­же­те по­ка­за­тель ин­фля­ции на 2018 год — 7%, на этот— 8,1%. Оче­вид­но, что в ито­ге инфляция бу­дет боль­ше. Это как-то по­ме­ша­ет ис­пол­не­нию бюд­же­та или, на­обо­рот, по­мо­жет ему? Ес­ли инфляция бу­дет вы­ше про­гно­зи­ру­е­мой?

— Ес­ли бы инфляция бы­ла за­ло­же­на 7%, а бы­ла — 21%, дей­стви­тель­но, ка­кое-то ин­фля­ци­он­ное вли­я­ние на бюд­жет бы­ло бы ока­за­но. В этом [2017] го­ду по­ка мы не пре­вы­си­ли по­ка­за­тель ин­фля­ции. Сред­не­го­до­вой по­ка­за­тель пре­вы­шен, но по­ка­за­тель к де­каб­рю нет, по­то­му что за­ло­жен по­ка­за­тель к де­каб­рю — 11,2%. На се­го­дня — око­ло 8%. По­это­му го­во­рить, что по это­му го­ду мы пре­вы­си­ли по­ка­за­тель ин­фля­ции, нет ос­но­ва­ний. Я не ду­маю, что нас ожи­да­ют це­но­вые всплес­ки к кон­цу го­да.

Ну как в этом го­ду, вы же пре­вы­си­ли по­ступ­ле­ния?

— Пре­вы­си­ли, но за счет им­порт­но­го НДС.

Де­валь­ва­ция по­мог­ла?

— Ну ка­кая де­валь­ва­ция, по­смот­ри­те: ес­ли срав­ни­вать курс на на­ча­ло го­да и сей­час — это незна­чи­тель­ная де­валь­ва­ция. Это не бы­ло ос­нов­ным по­ка­за­те­лем. Нуж­но ко­пать глуб­же, посмот­реть струк­ту­ру им­пор­та, по­че­му у нас им­порт­ный НДС пре­вы­сил по­ка­за­те­ли по срав­не­нию с про­шлым го­дом.

И по­че­му?

— Есть несколь­ко от­ве­тов на этот во­прос. Пер­вый — при под­го­тов­ке про­ек­та бюд­же­та на 2017 год мы мак­ро­по­ка­за­те­ли бра­ли по со­сто­я­нию на лето 2016 го­да. Си­ту­а­ция к кон­цу го­да несколь­ко из­ме­ни­лась, по­ка­за­тель им­пор­та мож­но бы­ло под­кор­рек­ти­ро­вать. Минэко­но­ми­ки до­ста­точ­но пес­си­ми­стич­но по­ста­вил по­ка­за­те­ли им­пор­та. В свою оче­редь мы недо­оце­ни­ли ожи­да­ния по им­порт­но­му НДС. Вто­рой — это та­мо­жен­ный экс­пе­ри­мент. Та­мо­жен­ни­ки се­го­дня остав­ля­ют 10% пе­ре­вы­пол­не­ния по та­можне на свое раз­ви­тие, а 50% — на раз­ви­тие мест­ных до­рог. Это был

фак­тор как де­те­ни­за­ции, так и до­пол­ни­тель­ной мо­ти­ва­ции с точ­ки зре­ния поступлений в бюд­жет.

Но там еще боль­шое пе­ре­вы­пол­не­ние по по­ступ­ле­ни­ям от налога на до­хо­ды фи­зи­че­ских лиц (са­мое боль­шое) и боль­шое пе­ре­вы­пол­не­ние по ЕСВ?

— Это исто­рия о по­вы­ше­нии ми­ни­маль­ной зар­пла­ты до 3200 грн, а так­же су­ще­ству­ю­щие эко­но­ми­че­ские фак­то­ры, ко­то­рые поз­во­ля­ют мо­ти­ви­ро­вать платить зар­пла­ту “в бе­лую”. В част­но­сти, мест­ные ор­га­ны вла­сти за­ин­те­ре­со­ва­ны смот­реть за тем, что­бы зар­пла­та пла­ти­лась в боль­ших объ­е­мах, — это их ос­нов­ной ис­точ­ник поступлений. По­это­му я бы свя­зы­вал рост НДФЛ и ЕСВ так­же с де­цен­тра­ли­за­ци­ей и улуч­ше­ни­ем ад­ми­ни­стри­ро­ва­ния на­ло­гов.

ДО­ХО­ДЫ БЮД­ЖЕ­ТА По­ступ­ле­ния в бюд­жет бо­лее чем на 27 % бу­дут уве­ли­че­ны в 2018 го­ду. За счет че­го?

— Свод­ный бюд­жет рас­тет на 14,9%, в том чис­ле и гос­бюд­жет — на 13,2%, мест­ные бюд­же­ты — на 21%. В первую оче­редь за счет налога на до­хо­ды фи­зи­че­ских лиц. В мест­ных бюджетах планируется рост на 20% поступлений от это­го налога. Мы смот­рим на ди­на­ми­ку это­го го­да, у нас мест­ные бюд­же­ты пе­ре­вы­пол­ня­ют­ся в сред­нем на 50%. Рас­тет ми­ни­маль­ная зар­пла­та на 500 грн — это до­ста­точ­но су­ще­ствен­но, ес­ли брать в пе­ре­рас­че­те на НДФЛ. Еще во­прос фон­да опла­ты тру­да [сум­мар­ный по эко­но­ми­ке фонд опла­ты тру­да на­ем­ных ра­бот­ни­ков, от его ве­ли­чи­ны за­ви­сит объ­ем поступлений НДФЛ и ЕСВ]: его рост в 2017 го­ду поз­во­ля­ет го­во­рить, что он про­дол­жит­ся и в сле­ду­ю­щем го­ду.

Планируется ли по­вы­ше­ние в 2018 го­ду ста­вок на­ло­гов, ак­ци­зов?

— Бу­дут из­ме­не­ния в На­ло­го­вый ко­декс, но речь идет о при­ве­де­нии ста­вок ак­циз­но­го сбо­ра к по­ка­за­те­лям ин­фля­ции. Воз­мож­но, по ак­ци­зам бу­дет ка­кое-то уве­ли­че­ние, по на­шим обя­за­тель­ствам, ко­то­рые мы на се­бя бе­рем пе­ред ЕС. Для ме­ня во­прос та­ба­ка и ал­ко­го­ля очень про­стой: тут глав­ное — дер­жать ба­ланс ак­ци­зов, что­бы не до­пу­стить пе­ре­то­ков кон­тра­бан­ды в стра­ну, а так мож­но мак­си­маль­но их по­вы­шать.

Тра­ди­ци­он­но боль­шие на­деж­ды воз­ла­га­ют­ся на при­ва­ти­за­цию. В 2017 го­ду ожи­да­ли по­лу­чить 17 млрд грн от при­ва­ти­за­ции — их нет и близ­ко. В но­вом бюд­же­те за­кла­ды­ва­ют еще боль­ше — 22,5 млрд грн. От­ку­да их возь­мут? По­че­му дол­жен со­сто­ять­ся про­рыв в при­ва­ти­за­ции?

— По при­ва­ти­за­ции в этом го­ду мы име­ем су­ще­ствен­ные по­ступ­ле­ния, ес­ли срав­ни­вать с преды­ду­щи­ми тре­мя го­да­ми. Уже по­сту­пи­ло до 4 млрд грн. Бу­дет еще уве­ли­че­ние поступлений. Есть на­деж­да, что с при­ня­ти­ем но­во­го за­ко­на о при­ва­ти­за­ции этот процесс бу­дет пе­ре­фор­ма­ти­ро­ван. Воз­мож­ное раз­де­ле­ние пред­при­я­тий на груп­пы: стра­те­ги­че­ские, ма­лые, те, ко­то­рые под­ле­жат при­ва­ти­за­ции, те, ко­то­рые мож­но со­хра­нить в гос­соб­ствен­но­сти, — это поз­во­лит раз­бло­ки­ро­вать процесс при­ва­ти­за­ции. Идея в том, что­бы все пред­при­я­тия ма­лой при­ва­ти­за­ции по­да­вать на Pro Zorro. И есть на­деж­да, что до кон­ца го­да за­ко­но­про­ект о при­ва­ти­за­ции в но­вой ре­дак­ции бу­дет при­нят. Это поз­во­лит су­ще­ствен­но про­дви­нуть­ся в во­про­се при­ва­ти­за­ции в сле­ду­ю­щем го­ду.

Го­су­дар­ствен­ные зем­ли бу­дут пы­тать­ся про­дви­нуть к при­ва­ти­за­ции, ведь на них точ­но есть спрос?

— Ми­ни­стер­ство фи­нан­сов уже го­то­вит­ся к зе­мель­ной ре­фор­ме. Мы за­ло­жи­ли опре­де­лен­ные сред­ства в го­бюд­жет-2018 для ин­вен­та­ри­за­ции и про­ве­де­ния оцен­ки и пе­ре­оцен­ки зем­ли, ко­то­рая на­хо­дит­ся в го­су­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти. Это тех­но­ло­ги­че­ские за­да­чи, ко­то­рые мы бу­дем вы­пол­нять в 2018 го­ду. Мы за­ло­жи­ли на это боль­ше 300 млн грн. По­ка бе­не­фи­ци­а­ра­ми это­го бу­дут мест­ные бюд­же­ты, но я ду­маю, что в бу­ду­щем, ко­гда бу­дет при­ня­то по­ли­ти­че­ское ре­ше­ние о за­пус­ке рын­ка зем­ли, это поз­во­лит быть го­то­вым к то­му, что зем­ля у нас уже бу­дет оце­не­на по бо­лее со­вре­мен­ным кри­те­ри­ям.

Ожи­да­ют­ся ли по­ступ­ле­ния в бюд­жет в 2018 го­ду от спец­кон­фис­ка­ции?

— По­ка в бюд­же­те 2018 го­да спец­кон­фис­ка­ция не преду­смот­ре­на, но это не зна­чит, что она не по­явит­ся на эта­пе рас­смот­ре­ния в Вер­хов­ной Ра­де. У нас не бы­ло ос­но­ва­ний ее вклю­чать, мы и не вклю­ча­ли.

Ес­ли не бу­дет вы­пол­нен план по при­ва­ти­за­ции, за счет че­го бу­де­те это ком­пен­си­ро­вать? Бу­де­те ли со­кра­щать ка­кие-то рас­хо­ды?

— На се­го­дняш­ний день есть воз­мож­ность вы­пол­нить план по за­им­ство­ва­ни­ям. Это де­ла­лось в преды­ду­щие го­ды. Как пра­ви­ло, часть рас­хо­дов недо­фи­нан­си­ру­ет­ся. Есть по­ни­ма­ние то­го, что око­ло 5% рас­хо­дов бюд­же­та в раз­ные го­ды просто фи­зи­че­ски недо­фи­нан­си­ру­ет­ся, то есть эти день­ги оста­ют­ся в бюд­же­те. Ка­ких-то рис­ков от то­го, что не бу­дет вы­пол­не­на при­ва­ти­за­ция, мы не ви­дим.

По по­во­ду за­им­ство­ва­ний: пла­ни­ро­ва­лось ли раз­ме­ще­ние тех 3 млрд, о ко­то­рых сей­час ра­пор­ту­ют в бюд­же­те 2017 го­да? Они пла­ни­ро­ва­лись в гос­бюд­же­те, или это бы­ло си­ту­а­тив­ное ре­ше­ние, свя­зан­ное с по­явив­шей­ся воз­мож­но­стью?

— Од­но­знач­но пла­ни­ро­вал­ся вы­ход на внеш­ние рын­ки, ко­гда мы со­став­ля­ли бюд­жет на 2017 год. Это бы­ло за­фик­си­ро­ва­но в са­мом до­ку­мен­те. Кро­ме мак­ро­фи­нан­со­вой по­мо­щи ЕС, кро­ме про­грам­мы со­труд­ни­че­ства со Все­мир­ным бан­ком, есть сред­ства, ко­то­рые бы­ли преду­смот­ре­ны от внеш­них за­им­ство­ва­ний.

На сле­ду­ю­щий год $ 3 млрд уже за­пла­ни­ро­ва­но за­нять че­рез ев­ро­бон­ды, это пре­дель­ная сум­ма, или, воз­мож­но, бу­дет боль­ше?

— Есть опре­де­лен­ная сум­ма на внеш­ние за­им­ство­ва­ния. Ес­ли не бу­дут вы­пол­не­ны внеш­ние за­им­ство­ва­ния, они бу­дут пе­ре­кры­ты внут­рен­ни­ми. Ес­ли бу­дет воз­мож­ность вый­ти на внеш­ние рын­ки, бу­дет хо­ро­шая конъ­юнк­ту­ра, бу­дет спрос, то есть мы смо­жем за­нять по низ­кой до­ход­но­сти, то я ду­маю: пра­ви­тель­ство вос­поль­зу­ет­ся этой воз­мож­но­стью.

РАС­ХО­ДЫ БЮД­ЖЕ­ТА Рас­хо­ды гос­бюд­же­та по­сто­ян­но рас­тут, 2018 год не ис­клю­че­ние. Пра­ви­тель­ство со­би­ра­ет­ся со­кра­щать рас­хо­ды хоть на что-то?

— В на­ча­ле ра­бо­ты в Мин­фине я счи­тал це­ле­со­об­раз­ным со­кра­щать рас­хо­ды. В част­но­сти, по Ака­де­мии на­ук, по Ака­де­мии ме­ди­цин­ских на­ук и по дру­гим на­прав­ле­ни­ям. Но ко­гда ты оп­ти­ми­зи­ру­ешь рас­хо­ды, ба­наль­но их сре­зая, по­па­да­ешь в ло­вуш­ку. Из­на­чаль­но ты ду­ма­ешь, что за­став­ля­ешь лю­дей дви­гать­ся, ше­ве­лить­ся, оп­ти­ми­зи­ро­вать­ся, ис­кать ре­ше­ния и как-то вы­хо­дить из си­ту­а­ции. Это не ра­бо­та­ет, к со­жа­ле­нию, пря­мо. То есть нуж­но при­ду­мы­вать бо­лее слож­ный ме­ха­низм. Ты мо­жешь за­ста­вить их к диа­ло­гу, по­пы­тать­ся по­двиг­нуть к ре­фор­ме пу­тем умень­ше­ния рас­хо­дов. Но мы долж­ны по­ни­мать: сле­ду­ю­щим ша­гом бу­дет уве­ли­че­ние рас­хо­дов на эту сфе­ру в об­щем. Ре­фор­мы че­рез со­кра­ще­ние рас­хо­дов не ве­дут ни к че­му хо­ро­ше­му, кро­ме по­ли-

ти­че­ских дис­кус­сий, шу­ма по те­ле­ви­зо­ру и так да­лее. По­то­му что это лю­ди и зар­пла­ты. На­при­мер, Ака­де­мия ме­ди­цин­ских на­ук, это сей­час мы с ни­ми в парт­нер­стве пи­лот­ный про­ект про­дви­га­ем. И се­го­дня тя­же­ло, но еще в на­ча­ле го­да си­ту­а­ция бы­ла сле­ду­ю­щей — они ска­за­ли: нам де­нег не хва­та­ет, Мин­фин нам де­нег не преду­смот­рел, и мас­со­во по­шли сю­же­ты по ТВ, что вот Мин­фин та­кой плохой, что кон­крет­но я плохой. По­ка­зы­ва­ют лю­дей на боль­нич­ных кой­ках, ко­то­рые го­во­рят, что им не хва­та­ет ме­ди­ка­мен­тов из-за Мин­фи­на.

Ес­ли просто сре­зать рас­хо­ды или где-то за­мо­ро­зить их, это вы­ли­вает­ся в по­сле­ду­ю­щую по­ли­ти­ческую агрес­сию, и этим поль­зу­ют­ся все. Есть дру­гой ме­ха­низм: мы хо­тим по­ку­пать у вас услу­ги. И пу­тем диа­ло­га пы­та­ем­ся скло­нить их к оп­ти­ми­за­ции. Вот че­ты­ре клиники ака­де­мии Мед­на­ук — Ра­ма­да­но­ва, Ша­ли­мо­ва, Ст­ра­жев­ско­го и Амо­со­ва — мы с ни­ми пи­лот­ный про­ект ре­а­ли­зу­ем по по­куп­ке услуг. Все по­ни­ма­ют, что это за за­ве­де­ния, все зна­ют их бюд­же­ты, но ни­кто не ста­вил во­прос, ка­ким об­ра­зом они долж­ны вза­и­мо­дей­ство­вать с го­су­дар­ством. Ба­наль­но им уре­зать день­ги — это пробле­ма, а ко­гда ты го­во­ришь: да­вай­те вы­став­ляй­те па­кет услуг, ко­то­рые мы у вас бу­дем за­ку­пать, услуг, ко­то­рые толь­ко вы мо­же­те предо­ста­вить. По­то­му что мы пре­крас­но по­ни­ма­ем: ес­ли та­кие клиники бу­дут предо­став­лять услу­ги, ко­то­рые лю­бая по­ли­кли­ни­ка мо­жет ре­а­ли­зо­вать, — государство най­дет, где ку­пить их де­шев­ле. Это тя­же­лый во­прос, не все так глад­ко с этим про­ек­том. Но имен­но та­ким об­ра­зом, че­рез от­каз от фи­нан­си­ро­ва­ния со­дер­жа­ния за­ве­де­ний и пе­ре­ход на фи­нан­си­ро­ва­ние услуг, мы мо­жем что-то из­ме­нить.

А как же суб­си­ди­ро­ва­ние круп­но­го аг­ро­биз­не­са, ко­то­рый пре­крас­но се­бя чув­ству­ет, вы­со­ко­до­ход­ный, рен­та­бель­ный, мо­жет при­вле­кать ка­пи­тал на внеш­них рын­ках, за­чем мы его суб­си­ди­ру­ем? Од­но де­ло — суб­си­дии для мел­ких фер­ме­ров, там есть со­ци­аль­ные за­да­чи, но этих за­чем? А там мил­ли­ард­ные сум­мы.

— Ко­гда идет бюд­жет­ная дис­кус­сия, ес­ли да­же вспом­нить про­шлый год, ста­вит­ся во­прос пе­ред Мин­фи­ном очень жест­ко: воз­вра­щай­те нам льгот­ный режим НДС, он с 1 ян­ва­ря 2017 го­да уже не дей­ству­ет. Во­прос ста­вил­ся очень жест­ко, у нас был риск, что мы не прой­дем че­рез пар­ла­мент с бюд­же­том, во­об­ще ни­ка­кая ини­ци­а­ти­ва не прой­дет. По­то­му что тра­ди­ци­он­но аг­рар­ное лоб­би в пар­ла­мен­те очень силь­ное. И то­гда как ком­про­мисс­ный ва­ри­ант был пред­ло­жен ме­ха­низм ква­зи­ак­ку­му­ля­ций, ко­гда те сум­мы НДС, ко­то­рые как бы долж­ны бы­ли вер­нуть­ся на пред­при­я­тие, они их пла­ти­ли, и по­том мы до­ти­ру­ем те сфе­ры, ко­то­рые пла­ти­ли боль­ше НДС. Ска­зать, что этот ме­ха­низм пе­ре­рас­пре­де­ле­ния яв­ля­ет­ся спра­вед­ли­вым, я не мо­гу.

Бу­дет что-то ме­нять­ся в этом ме­ха­низ­ме?

— Уже по­ме­ня­лось на 2018 год — и сум­ма средств, и на­прав­ле­ние рас­пре­де­ле­ния. Речь идет о под­держ­ке ско­то­вод­ства и ма­лых фер­ме­ров. Там пе­ре­рас­пре­де­ле­ние про­изо­шло су­ще­ствен­ное.

По ро­сту рас­хо­дов в гос­бюд­же­те: ка­кие при­о­ри­те­ты у пра­ви­тель­ства на сле­ду­ю­щий год?

— Мы пы­та­ем­ся дер­жать в бюд­же­те хруп­кий ба­ланс меж­ду тем, что со­брать с эко­но­ми­ки в ви­де до­хо­дов и по­тра­тить в ви­де рас­хо­дов. Клю­че­вые при­о­ри­те­ты — это до­ро­ги: 44 млрд грн бу­дет на­прав­ле­но на до­рож­ное хо­зяй­ство. Из них 32 млрд грн — че­рез До­рож­ный фонд, ко­то­рый дол­жен на­чать ра­бо­тать. Не в пол­ной ме­ре, ко­неч­но — по­ка толь­ко 50% топ­лив­ных ак­ци­зов долж­но в него ид­ти. Есть вопросы по эф­фек­тив­но­сти ис­поль­зо­ва­ния средств, вы­де­ля­е­мых на до­рож­ное стро­и­тель­ство. Ес­ли бы ста­ви­лась за­да­ча брать на се­бя обя­за­тель­ства стро­ить кон­крет­ные участ­ки до­рог, несмот­ря на на­ли­чие средств, то это бы­ло бы про­ще и эф­фек­тив­нее. То­гда мы не го­во­ри­ли бы о бюд­же­те на до­ро­ги — 44 млрд грн или 32 млрд. А го­во­ри­ли бы, что у нас на три го­да есть за­да­ча осу­ще­ствить ре­монт та­ких-то

до­рог, ко­то­рые для Укра­и­ны яв­ля­ют­ся клю­че­вы­ми. Это бы поз­во­ли­ло из­бе­жать во­про­сов кор­руп­ции в до­рож­ном хо­зяй­стве.

Бу­дет ли в 2018 го­ду ра­бо­тать та­мо­жен­ный экс­пе­ри­мент, ко­гда часть средств от пе­ре­вы­пол­нен­ных та­мо­жен­ных поступлений на­прав­ля­ют на стро­и­тель­ство до­рог?

— Мы ви­дим опре­де­лен­ные рис­ки в этом, но пар­ла­мент хо­чет про­длить экс­пе­ри­мент. Мы бу­дем дис­ку­ти­ро­вать с де­пу­та­та­ми, на­сколь­ко это це­ле­со­об­раз­но де­лать.

Кро­ме до­рог, ка­кие еще при­о­ри­те­ты по рас­хо­дам в гос­бюд­же­те-2018?

— Кро­ме до­рог, это об­ра­зо­ва­ние: рост зар­плат учи­те­лей на один та­риф­ный раз­ряд и над­бав­ка 30% — это где-то до 7 млрд грн, до­пол­ни­тель­ные сред­ства бу­дут ид­ти на эту от­расль. Уве­ли­че­ние рас­хо­дов на об­ра­зо­ва­ние не свя­за­но с пе­ре­хо­дом на 12-лет­нее обу­че­ние в шко­лах — там рас­хо­ды вы­рас­тут поз­же. Ре­фор­ма ме­ди­ци­ны: мы су­ще­ствен­но уве­ли­чи­ли сред­ства на пер­вич­ную по­мощь и за­ло­жи­ли в про­ект бюд­же­та-2018 око­ло 13,5 млрд грн. Мы по­пы­та­лись, несмот­ря на то что пар­ла­мент до сих пор не при­нял за­ко­ны по мед­ре­фор­ме, сде­лать так, что­бы мож­но бы­ло про­фи­нан­си­ро­вать эту ре­фор­му, ко­гда они бу­дут при­ня­ты.

К во­про­су об об­ра­зо­ва­нии. По­след­нее вре­мя мно­го об­суж­де­ний во­круг уни­вер­си­тет­ских сти­пен­дий. Сто­ит ли ожи­дать со­кра­ще­ния ко­ли­че­ства сту­ден­тов, ко­то­рые бу­дут по­лу­чать сти­пен­дии в 2018 го­ду?

— У нас до сих пор остал­ся план по со­кра­ще­нию по­лу­ча­те­лей ака­де­ми­че­ских сти­пен­дий. Что­бы вы­ве­сти Ми­но­бра­зо­ва­ния на диа­лог, нам нуж­но бы­ло на­чать дис­кус­сию по сти­пен­ди­ям, мы пы­та­лись умень­шить сум­му. От­дель­ную бюд­жет­ную про­грам­му вы­ве­ли для ака­де­ми­че­ских сти­пен­дий. От­дель­ную — для со­ци­аль­ных. Что­бы все ви­де­ли чет­ко, где эти сти­пен­ди­аль­ные день­ги.

Но с Ми­но­бра­зо­ва­ния не все так просто, по­сколь­ку сей­час это уже как процесс иг­ры. Мы пы­та­ем­ся най­ти свои ар­гу­мен­ты, что­бы про­дви­нуть­ся даль­ше. Для нас прин­ци­пи­аль­но, что­бы тренд по умень­ше­нию ко­ли­че­ства ака­де­ми­че­ских сти­пен­дий дви­гал­ся даль­ше. В этом го­ду — 45% сту­ден­тов по­лу­ча­ют сти­пен­дию, да­вай­те го­во­рить 40%, 35% — в сле­ду­ю­щем. При этом воз­рас­тут са­ми раз­ме­ры сти­пен­дий.

Для нас важ­но, что­бы те до­го­во­рен­но­сти, ко­то­рые по это­му во- про­су бы­ли в де­каб­ре 2016 го­да, вы­пол­ня­лись, а они бы­ли, сви­де­те­лей то­му мно­го. Нам обе­ща­ли, что нас услы­ша­ли, что го­то­вы дви­гать­ся к умень­ше­нию, все по­ни­ма­ют, что это пра­виль­но. Но по­ка, су­дя по ри­то­ри­ке Ми­ни­стер­ства об­ра­зо­ва­ния, они не го­то­вы к та­кой по­ста­нов­ке во­про­са. При этом мы не го­во­рим об из­ме­не­нии ко­ли­че­ства сти­пен­ди­а­тов в це­лом. Пробле­ма со­ци­аль­ных сти­пен­дий нам не чуж­да. Ес­ли есть сту­ден­ты, ко­то­рые нуж­да­ют­ся в со­ци­аль­ной под­держ­ке от го­су­дар­ства, не толь­ко де­ти си­ро­ты, ин­ва­ли­ды и так да­лее, да­вай­те рас­ши­рять ка­те­го­рию со­ци­аль­ных сти­пен­ди­а­тов, мы на это го­то­вы. Для нас это бо­лее при­ем­ле­мо, чем просто взять ака­де­ми­че­скую сти­пен­дию, раз­ма­зать на всех и ска­зать: из­ви­ни­те, у нас урав­ни­лов­ка.

На­сколь­ко в бюд­же­те 2018 го­да ощу­ща­ет­ся при­бли­же­ние вы­бо­ров? Есть ли в нем уже тра­ди­ци­он­ные де­пу­тат­ские “хо­тел­ки”?

— Для Ми­ни­стер­ства фи­нан­сов важ­но прой­ти бюд­жет­ный процесс с “ми­ни­маль­ны­ми по­те­ря­ми”. В про­шлом го­ду по­те­ри бы­ли ми­ни­маль­ны­ми. Боль­шая за­слу­га в этом пре­мьер-ми­ни­стра, ко­то­рый был спи­ке­ром Ра­ды и сей­час очень пра­виль­но ве­дет ком­му­ни­ка­цию с пар­ла­мен­том в поль­зу пра­ви­тель­ства. Бу­дут ли ка­кие-то пред­вы­бор­ные из­ме­не­ния — мне слож­но по­ка ска­зать. Мы толь­ко на­ча­ли диа­лог с пар­ла­мен­том. Бы­ло пред­став­ле­ние про­ек­та на бюд­жет­ном ко­ми­те­те — де­пу­та­ты уже недо­воль­ны. Мне ска­за­ли, что так просто в этом го­ду мы уже не от­де­ла­ем­ся. Де­пу­та­ты сей­час ста­ли ум­нее и луч­ше раз­би­ра­ют­ся в де­та­лях бюд­жет­но­го про­цес­са [сме­ет­ся].

С дру­гой сто­ро­ны, тя­же­ло дис­ку­ти­ро­вать с людь­ми, с ко­то­ры­ми не со­всем оди­на­ко­вые ин­те­ре­сы. У нас ин­те­рес сба­лан­си­ро­вать все, для нас при­о­ри­те­ты рас­хо­дов вто­рич­ны по срав­не­нию с тем, что­бы иметь ба­ланс и ре­а­ли­стич­ный бюд­жет. А для де­пу­тат­ско­го кор­пу­са ва­жен не так ба­ланс, как кон­крет­ные ста­тьи рас­хо­дов и при­о­ри­тет­ные на­прав­ле­ния. В по­прав­ках к бюд­же­ту все бу­дет чет­ко про­сле­жи­вать­ся. А кто-то бу­дет ба­наль­но сби­вать бюд­жет мил­ли­о­на­ми со­ци­аль­но-по­пу­ляр­ных по­пра­вок…

О НА­ЛО­ГАХ И ПЕРСПЕКТИВАХ

А исто­рия с на­ло­гом на вы­ве­ден­ный ка­пи­тал по­вис­ла?

— За­ко­но­про­ект от­ра­бо­тан, Мин­фин свою часть ис­то­рии за­вер­шил. В бли­жай­шее вре­мя за­ко­но­про­ект мо­жет быть вы­не­сен на рас­смот­ре­ние Ка­би­не­та Ми­ни­стров.

Бу­дет ли как-то ме­нять­ся си­ту­а­ция с ла­ви­но­об­раз­ным вы­бро­сом бюд­жет­ных рас­хо­дов в кон­це го­да? Ее на­ко­нец-то как-то сгла­дят, ведь она каж­дый год воз­ни­ка­ет, де­ста­би­ли­зи­ру­ет курс? Ко­гда вы­бра­сы­ва­ют­ся в по­след­ний мо­мент сред­ства, нет воз­мож­но­сти нор­маль­но про­ве­сти тен­де­ры, по­яв­ля­ют­ся воз­мож­но­сти для кор­руп­ции. Как решать эту про­бле­му?

— Да, есть пробле­ма, я ее на­зы­ваю”декабрьская лихорадка”. Это пробле­ма всех стран с пе­ре­ход­ной эко­но­ми­кой, ко­то­рые име­ют од­но­го­дич­ный го­ри­зонт пла­ни­ро­ва­ния, и где нет воз­мож­но­сти пе­ре­но­са средств, рас­тя­ги­ва­ния их во вре­ме­ни. Ес­ли бы бы­ла воз­мож­ность по ка­пи­таль­ным стро­и­тель­ствам или по ка­ким-то дли­тель­ным ин­ве­сти­ци­он­ным про­ек­там рас­тя­нуть го­ри­зонт на три го­да… То есть вы по­ни­ма­е­те, что вам для ре­ше­ния про­бле­мы нуж­на та­кая-то сум­ма на три го­да. И бы­ла бы воз­мож­ность пе­ре­но­са с бюд­же­та од­но­го го­да на дру­гой. Да, это воз­мож­но де­фи­цит, но ес­ли огра­ни­чить его в рам­ках ка­ко­го-то ли­ми­та — это сня­ло бы мно­го про­блем. По­ка, на­вер­ное, мно­го к че­му мы не го­то­вы, в том чис­ле МВФ смот­рит на то, на­сколь­ко мы го­то­вы к та­ким но­ва­ци­ям. С че­го мож­но на­чать, на­при­мер, с Фон­да ре­ги­о­наль­но­го раз­ви­тия. Мы сей­час от­ра­ба­ты­ва­ем за­ко­но­про­ект, ко­то­рым хо­тим сде­лать его на­пол­не­ние че­рез спе­ц­фонд и на­лог на при­быль, — это поз­во­лит нам не ис­поль­зо­вать день­ги ли­хо­ра­доч­но в де­каб­ре, а пе­ре­но­сить на сле­ду­ю­щий год.

По­ка мы толь­ко де­ла­ем первые ша­ги в трех­лет­нем пла­ни­ро­ва­нии. К со­жа­ле­нию, нем­но­гие ми­ни­стер­ства го­то­вы бы­ли к дис­кус­сии о бюд­же­те на три го­да. При­чи­на — по­сто­ян­ная кад­ро­вая ро­та­ция. Но мы впер­вые внес­ли бюд­жет­ную ре­зо­лю­цию на три го­да в пар­ла­мент. Там так­же бы­ли не го­то­вы об этом го­во­рить. И это то­же нуж­но учи­ты­вать.

Но все рав­но нуж­но дви­гать эти из­ме­не­ния. Мы чет­ко сто­им на сво­ем: мы по­да­ли Бюд­жет­ную ре­зо­лю­цию на три го­да в пар­ла­мент и прак­ти­че­ски от нее не от­кло­ни­лись, ко­гда по­да­ва­ли про­ект бюд­же­та 2018 го­да.

Для нас важ­но, что мы уже сей­час име­ем ба­ланс на 2019-2020 го­ды, у нас есть по­ни­ма­ние, что де­лать в сле­ду­ю­щие три го­да, то есть чер­но­вую ра­бо­ту мы про­де­ла­ли.

В ГОС­БЮД­ЖЕТ-2018 УЖЕ ЗАЛОЖЕНЫ СРЕД­СТВА ДЛЯ ИН­ВЕН­ТА­РИ­ЗА­ЦИИ И ПРО­ВЕ­ДЕ­НИЯ ОЦЕН­КИ ЗЕМ­ЛИ

ДЕКАБРЬСКАЯ ЛИХОРАДКА:

Мы от­ра­ба­ты­ва­ем за­ко­но­про­ект, ко­то­рый поз­во­лит не ис­поль­зо­вать день­ги су­до­рож­но в кон­це го­да, а пе­ре­но­сить на сле­ду­ю­щий год

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.