Ев­ге­ний Ка­ра­ман,

Korrespondent - - ТЕМА НОМЕРА -

вла­де­лец та­ун­ха­у­са в клуб­ном доме Struetinsky

Для ме­ня соб­ствен­ное жи­лье — это преж­де все­го при­ват­ность. На Пе­чер­ске во­об­ще до­ста­точ­но боль­шое скоп­ле­ние элит­ных до­мов. Но я, на­при­мер, не был го­тов жить в вы­сот­ке на 50 с лиш­ним квар­тир. А в Struetinsky все­го де­вять та­ун­ха­у­сов, со­от­вет­ствен­но, де­вять со­се­дей. Нет это­го по­сто­ян­но­го ощу­ще­ния, что кто-то за­гля­ды­ва­ет к те­бе в ок­на, как это обыч­но бы­ва­ет в плот­но за­стро­ен­ных жи­лых мас­си­вах. “Фиш­ки”, из-за ко­то­рых оста­но­вил­ся имен­но на этом ва­ри­ан­те, — пер­со­наль­ный лифт с ну­ле­во­го эта­жа на чет­вер­тый и тер­ра­са на кры­ше. Тер­ра­са — от­дель­ная исто­рия. Это твоя пер­со­наль­ная часть кры­ши, ко­то­рую ты мо­жешь обу­стро­ить по сво­е­му усмот­ре­нию. У каж­до­го та­ун­ха­у­са от­дель­ный вы­ход на тер­ра­су. Ни со­се­ди, ни тем бо­лее по­сто­рон­ние лю­ди по­пасть ту­да не мо­гут. Во­об­ще кон­цеп­ция имен­но это­го клуб­но­го до­ма “за­то­че­на” на со­зда­ние мак­си­маль­ной при­ват­но­сти — от­дель­ный вход, ограж­ден­ная тер­ри­то­рия, до­пол­ни­тель­ная шу­мо­изо­ля­ция, что­бы жиль­цам бы­ло мак­си­маль­но ком­форт­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.