ЗА­ЧЕМ ПРИЕЗЖАЛ ЭРДОГАН:

Korrespondent - - СОДЕРЖАНИЕ -

Пуб­лич­ные и за­ку­лис­ные ито­ги ви­зи­та ту­рец­ко­го пре­мьер-ми­ни­стра

Ше­стое за­се­да­ние Стра­те­ги­че­ско­го со­ве­та выс­ше­го уров­ня Укра­и­ны и Тур­ции, ко­то­рое про­шло 9 ок­тяб­ря в Ки­е­ве, при­нес­ло не толь­ко по­ли­ти­че­ские за­яв­ле­ния. Ре­джеп Эрдоган со­об­щил о вы­со­кой по­став­лен­ной це­ли: уве­ли­чить то­ва­ро­обо­рот меж­ду на­ши­ми стра­на­ми до $ 10 млрд еже­год­но. По ито­гам 2016 го­да то­ва­ро­обо­рот со­став­лял око­ло $ 3,148 млрд. При этом Укра­и­на экс­пор­ти­ро­ва­ла по­чти вдвое боль­ше, чем вво­зи­ла ту­рец­ких то­ва­ров, — $ 2,049 млрд про­тив $ 1,099 млрд.

К день­гам мы вер­нем­ся чуть ни­же. А в по­ли­ти­че­ском смыс­ле Ре­джеп Эрдоган сде­лал в Ки­е­ве не толь­ко при­выч­ное для него за­яв­ле­ние о непри­зна­нии ан­нек­сии Кры­ма Рос­си­ей, но и дал по­нять, что го­тов по­хло­по­тать за крым­ских та­тар, аре­сто­ван­ных и осуж­ден­ных на ок­ку­пи­ро­ван­ном Рос­си­ей по­лу­ост­ро­ве. Мил­ли­о­ны крым­ских та­тар про­жи­ва­ют в Тур­ции и яв­ля­ют­ся мощ­ным фак­то­ром внут­рен­ней по­ли­ти­ки стра­ны. По­нят­но, что у Ан­ка­ры и Моск­вы есть своя иг­ра, вклю­ча­ю­щая не толь­ко крым­ские пробле­мы, но и от­ме­ну рос­сий­ских санк­ций, вве­ден­ных по­сле уни­что­же­ния бом­бар­ди­ров­щи­ка Су-24 ту­рец­ки­ми ВВС в но­яб­ре 2015 го­да, га­зо­про­вод Ту­рец­кий по­ток и внеш­не­по­ли­ти­че­ские ма­нев­ры во­круг Кур­ди­ста­на.

Но по­мощь со сто­ро­ны Эр­до­га­на в усло­ви­ях, ко­гда фак­то­ров дав­ле­ния на Рос­сию по крым­ским во­про­сам от­кро­вен­но немно­го, опре­де­лен­но не бу­дет лиш­ней. Петр По­ро­шен­ко, при­ни­мая ува­жа­е­мо­го го­стя, вся­че­ски де­мон­стри­ро­вал осо­бый ха­рак­тер парт­нер­ства с Ан­ка­рой. Это и трех­ча­со­вые пе­ре­го­во­ры с гла­зу на глаз, и со­об­ще­ние о ли­нии кон­фи­ден­ци­аль­ной свя­зи меж­ду ним и Эр­до­га­ном, и вы­ка­зан­ная го­тов­ность за­пу­стить но­вые па­ром­ные и авиа­марш­ру­ты меж­ду Укра­и­ной и Тур­ци­ей. Пред­ста­ви­тель­ная ту­рец­кая де­ле­га­ция, в ко­то­рой бы­ли не толь­ко граж­дан­ские ми­ни­стры, но и шеф во­ен­но­го ве­дом­ства, поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить, что и на ту­рец­ком бе­ре­гу Чер­но­го мо­ря от­но­ше­ния с Укра­и­ной вос­при­ни­ма­ют все­рьез. Эрдоган по­бы­вал в Ки­е­ве ак­ку­рат во вре­мя за­мет­но­го ослож­не­ния от­но­ше­ний с Со­еди­нен­ны­ми Шта­та­ми, ко­то­рое при­ве­ло к обо­юд­но­му пре­кра­ще­нию вы­да­чи неим­ми­гра­ци­он­ных виз. Борь­ба ту­рец­кой вла­сти с по­сле­до­ва­те­ля­ми Фет­хул­ла­ха Гю­ле­на за­мет­но ослож­ня­ет от­но­ше­ния Ан­ка­ры с За­па­дом, ко­то­рый не со­би­ра­ет­ся спо­кой­но ре­а­ги­ро­вать на про­ис­хо­дя­щее мас­со­вое пре­сле­до­ва­ние ту­рец­ких граж­дан, став­ших ле­том 2016 го­да дис­си­ден­та­ми. Хо­тя Эрдоган уже кон­ста­ти­ро­вал от­сут­ствие необ­хо­ди­мо­сти вступ­ле­ния в ЕС, но вряд ли он со­би­ра­ет­ся ини­ци­и­ро­вать пре­кра­ще­ние член­ства в НАТО. Тес­ные кон­так­ты с Укра­и­ной на­по­ми­на­ют окру­жа­ю­ще­му ми­ру о ста­ту­се Тур­ции как ли­де­ра Чер­но­мор­ско­го ре­ги­о­на и ре­ги­о­наль­ной сверх­дер­жа­вы. На­пом­ним, что на­се­ле­ние юж­но­го со­се­да вдвое боль­ше, а но­ми­наль­ный ВВП вде­ся­те­ро боль­ше, чем у Укра­и­ны.

И в этом кон­тек­сте за­яв­ка на по­вы­ше­ние то­ва­ро­обо­ро­та меж­ду на­ши­ми стра­на­ми прак­ти­че­ски втрое — бо­лее чем ам­би­ци­оз­на. Се­го­дня Укра­и­на име­ет ве­со­мое по­ло­жи­тель­ное саль­до в тор­го­вых от­но­ше­ни­ях с Тур­ци­ей, од­на­ко рез­ко на­рас­тить объ­ем по­ста­вок в Укра­и­ну то­ва­ров и услуг ис­клю­чи­тель­но за счет ту­риз­ма, про­дук­ции АПК, лег­про­ма и ав­то­про­ма бу­дет крайне непро­сто. Под­пи­са­ние со­гла­ше­ния о вза­им­ном сти­му­ли­ро­ва­нии ин­ве­сти­ций и про­то­ко­ла к со­гла­ше­нию о недо­пу­ще­нии двой­но­го на­ло­го­об­ло­же­ния вы­гля­дят ло­гич­ны­ми, но клю­чик к утро­е­нию то­ва­ро­обо­ро­та ле­жит в ин­тен­си­фи­ка­ции по­ста­вок вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ных то­ва­ров. По­это­му на по­вест­ке дня укра­ин­ско-ту­рец­ких от­но­ше­ний — за­мет­ная ак­ти­ви­за­ция во­ен­но­тех­ни­че­ско­го со­труд­ни­че­ства, для ко­то­ро­го есть и по­ли­ти­че­ские пред­по­сыл­ки, и прак­ти­че­ский ин­те­рес. Оста­вим в сто­роне на­деж­ды на по­лу­че­ние от Ан­ка­ры ле­таль­но­го ору­жия (на­столь­ко пор­тить от­но­ше­ния с Пу­ти­ным у Эр­до­га­на нет объ­ек­тив­ных при­чин), но воз­мож­ная ко­опе­ра­ция для ис­поль­зо­ва­ния по­тен­ци­а­ла укра­ин­ско­го ОПК, бе­з­услов­но, воз­мож­на. Уже за­яв­ле­но о по­став­ке ту­рец­ких спе­ци­аль­ных средств свя­зи для укра­ин­ских си­ло­ви­ков в 2018 го­ду на сум­му $43,6 млн. Ви­зит Эр­до­га­на в Ки­ев про­изо­шел на­ка­нуне об­на­ро­до­ва­ния ини­ци­а­тив от­но­си­тель­но кон­сти­ту­ци­он­но­го ста­ту­са Кры­ма в кон­тек­сте но­вых по­ли­ти­че­ских ре­а­лий. Крым­ских та­тар в Ки­е­ве до 2014 го­да счи­та­ли ед­ва ли не по­тен­ци­аль­ны­ми пе­ре­беж­чи­ка­ми на сто­ро­ну Тур­ции, а се­го­дня они — ед­ва ли не клю­че­вые ком­му­ни­ка­то­ры с ав­то­ри­тар­ным и вли­я­тель­ным Эр­до­га­ном. Не сто­ит ожи­дать от Укра­и­ны “ту­рец­ко­го (де) мар­ша” в от­но­ше­ни­ях с Ев­ро­пей­ским Со­ю­зом да­же на фоне тре­ний с Вен­гри­ей по по­во­ду укра­ин­ско­го за­ко­на об об­ра­зо­ва­нии. Ди­а­лог с Ан­ка­рой — парт­не­ром жест­ким и неуступ­чи­вым — дол­жен из­бав­лять от ил­лю­зий и по­мо­гать в на­пол­не­нии кон­крет­ным смыс­лом мно­го­чис­лен­ных за­яв­ле­ний об “уни­каль­ных воз­мож­но­стях Укра­и­ны”. Ну и со­всем не лиш­ним бу­дет от­ка­зать­ся от идей от­но­си­тель­но го­тов­но­сти Ан­ка­ры сде­лать став­ку на Ки­ев в ее диа­ло­ге с Моск­вой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.