КЛУБНИКА И КАПУСТА? СКО­РЕЕ, БИЗ­НЕС И IT:

Korrespondent - - СОДЕРЖАНИЕ - Еле­на Гор­де­е­ва

По­че­му вполне успеш­ные укра­ин­цы от­прав­ля­ют­ся устра­и­вать свою судь­бу в Поль­шу?

Поль­ша — это Укра­и­на, у ко­то­рой все по­лу­чи­лось”, — так го­во­рят на­ши, уехав­шие ту­да. По дан­ным ми­ни­стер­ства се­мьи, тру­да и со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки Поль­ши, толь­ко за про­шлый год в Ре­чи Пос­по­ли­той осе­ло свы­ше 1 млн укра­ин­цев. Что же но­во­го в этом трен­де: на сме­ну по­то­ку низ­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бот­ни­ков идет по­ток биз­не­сме­нов и вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных спе­ци­а­ли­стов. По­че­му укра­ин­цы ме­ня­ют ро­ди­ну на со­сед­нюю стра­ну, вы­яс­нял Кор­ре­спон­дент.

НО­ВОЕ МЕ­СТО ДЛЯ ДЕ­ЛА

Харь­ков­ский пред­при­ни­ма­тель Ан­дрей Ав­до­шин уехал в Поль­шу в 2011 го­ду. Сна­ча­ла пе­ре­брал­ся в Ки­ев, неко­то­рое вре­мя ра­бо­тал в сто­ли­це. Но по­том воз­ник­ли слож­но­сти с ре­ги­стра­ци­ей фир­мы, и Ав­до­шин по­ду­мал: ес­ли его стра­на ни­чем не мо­жет по­мочь, на­до по­пы­тать сча­стья в дру­гой. В тот мо­мент на слу­ху бы­ла Ев­ро­па с хва­ле­ны­ми ев­ро­пей­ски­ми цен­но­стя­ми, и Ан­дрей ре­шил: уез­жаю. В Вар­ша­ве он ку­пил фир­му, за­нял­ся IT-биз­не­сом с при­ло­же­ни­я­ми в раз­ных об­ла­стях, сей­час за­ни­ма­ет­ся ре­а­ли­за­ци­ей кон­церт­ных би­ле­тов. Соб­ствен­но, этот биз­нес

ему был хо­ро­шо зна­ком еще в Укра­ине.

“Сна­ча­ла я ку­пил фир­му, по­том на­чал узна­вать, как пра­виль­но она долж­на функ­ци­о­ни­ро­вать. Дол­го ду­мал, на ка­ком ос­но­ва­нии мне пе­ре­ехать. По со­ве­там зна­ю­щих лю­дей про­сто взял се­бя на ра­бо­ту в свою фир­му и аб­со­лют­но за­кон­но пе­ре­ехал в Поль­шу как на­ем­ный ра­бот­ник. Че­рез год за­брал с со­бой се­мью…” — вс­по­ми­на­ет Ав­до­шин. Поль­ша ему по­нра­ви­лась сра­зу, в осо­бен­но­сти кар­ди­наль­ной раз­ни­цей с Укра­и­ной.

“Пер­вое, что бро­си­лось в гла­за, — это боль­шое ко­ли­че­ство ра­дост­ных лиц. Ви­ди­мо, жить в Поль­ше про­ще, по­это­му лю­ди бо­лее счаст­ли­вы, на ули­цах мень­ше мрач­ных лиц. Вто­рое, что при­ят­но уди­ви­ло пря­мо на ули­це, — это обу­строй­ство каж­до­го мик­ро­рай­о­на, каж­дой ули­цы. Все про­ду­ма­но: тро­туар, пар­ков­ка, ла­воч­ки, зо­ны от­ды­ха, де­ре­вья — все это сде­ла­но с тол­ком, за это кто-то от­ве­ча­ет, и ни­ка­кой ха­о­тич­но­сти, все очень ор­га­ни­зо­ва­но. От это­го жизнь ка­жет­ся на­мно­го про­ще. Поль­ша — до сих пор оплот ми­ро­во­го ка­то­ли­циз­ма, и это вли­я­ет на по­ве­де­ние лю­дей, на их тра­ди­ции, устои”, — вс­по­ми­на­ет свои пер­вые впе­чат­ле­ния Ав­до­шин. Бы­ли и непри­ят­ные мо­мен­ты — на­при­мер, ин­тер­нет. “В лю­бом го­су­дар­стве, ко­то­рое кон­сер­ва­тив­но, ка­кие-то ве­щи раз­ви­ва­ют­ся мед­лен­но. Тот же ин­тер­нет в Укра­ине раз в 10 де­шев­ле и быст­рее. Но это, как раз свя­за­но с го­су­дар­ствен­ны­ми огра­ни­че­ни­я­ми. Про­сто в Укра­ине мож­но бро­сить ка­бель как угод­но и при­со­еди­нить­ся к Все­мир­ной па­у­тине, а вот в Поль­ше нуж­ны раз­ре­ше­ния да­же для то­го, что­бы про­сто бро­сить ка­бель”, — рас­ска­зы­ва­ет Ав­до­шин.

Ан­дрей уехал из Укра­и­ны из-за огром­но­го ко­ли­че­ства раз­ре­ши­тель­ных до­ку­мен­тов — от на­ло­го­вой до ГСЧС и сан­стан­ции, ко­то­рые неиз­мен­но что-то хо­тят иметь от биз­не­са. Сей­час он на 90% до­во­лен тем, как идет биз­нес в Поль­ше. “С кор­руп­ци­ей я здесь не стал­ки­вал­ся ни ра­зу. Со штра­фа­ми и ра­бо­той го­сор­га­нов при­шлось. У нас бы­ла си­ту­а­ция, ко­гда в фир­ме ра­бо­тал со­труд­ник на ис­пы­та­тель­ном сро­ке, а мы не успе­ли его офи­ци­аль­но тру­до­устро­ить. По­лу­чи­лось, что зар­пла­ту мы ему вы­пла­ти­ли неза­кон­но. Нас при­гла­си­ли в мест­ное ве­дом­ство и про­ве­ли бе­се­ду. Пред­ло­жи­ли: ли­бо за­пла­тить штраф, ли­бо от­прав­лять­ся в суд, рас­ска­зать свою вер­сию, и, воз­мож­но, по­сле на­ших объ­яс­не­ний, суд при­мет на­шу сто­ро­ну, и мы не бу­дем пла­тить штраф или же по ре­ше­нию су­да мо­жем за­пла­тить в три ра­за боль­ше. Мы вы­бра­ли за­пла­тить штраф без су­да, и на этом все за­кон­чи­лось”, — го­во­рит Ав­до­шин. Есть и про­бле­мы — на­при­мер, с воз­вра­том НДС. До недав­не­го вре­ме­ни жи­вые день­ги воз­вра­ща­ли в срок, сей­час с этим за­держ­ки. Ска­зы­ва­ет­ся уже­сто­че­ния пра­вил ра­бо­ты на рын­ке.

“В стране зар­плат­ные на­ло­ги, без­услов­но, боль­шие, где-то на уровне 45% [в Укра­ине — по­чти столь­ко же]. А стан­дарт­ные на­ло­ги как вез­де — 18-25%. Но часть сво­их на­ло­гов мож­но вер­нуть. Каж­дый че­ло­век мо­жет по­дать на­ло­го­вую декла­ра­цию и вер­нуть 5-7% от по­тра­чен­но­го. На­при­мер, на со­дер­жа­ние де­тей, или вер­нуть свои день­ги, по­тра­чен­ные на ин­тер­нет, — так как несколь­ко лет на­зад в Поль­ше бы­ла при­ня­та про­грам­ма ин­тер­не­ти­за­ции на­се­ле­ния, и го­су­дар­ство на про­тя­же­нии го­да ком­пен­си­ро­ва­ло под­клю­че­ние ин­тер­не­та и пер­вые два го­да воз­вра­ща­ло опла­ту за ин­тер­нет”, — со­об­ща­ет Ав­до­шин.

Вме­сте с се­мьей Ан­дрей по­се­лил­ся в Вар­ша­ве, по­ка сни­ма­ет жи­лье. Име­ет вид на жи­тель­ство на пять лет, граж­да­ни­ном Поль­ши мож­но стать, про­жив в стране 10 лет.

“Здесь прак­ти­че­ски вез­де и на все есть счет­чи­ки. Че­ло­век пла­тит стро­го за то, что он по­тре­бил. Ни­кто не бу­дет опла­чи­вать про­рван­ный во­до­про­вод или ре­монт теп­ло­трасс. Во мно­гом та­кая си­сте­ма об­ра­зо­ва­лась из-за то­го, что ис­чез­ли мо­но­по­лии. Есть несколь­ко по­став­щи­ков га­за или элек­тро­энер­гии, каж­дый из них за­ин­те­ре­со­ван в том, что­бы имен­но у него бы­ло боль­ше по­тре­би­те­лей, по­это­му кон­ку­ри­ру­ют в сни­же­нии цен, бо­ну­сах, предо­став­ле­нию бо­лее ка­че­ствен­ных услуг”, — рас­ска­зы­ва­ет Ав­до­шин.

Хо­тя про­дук­ты в по­след­нее вре­мя и по­до­ро­жа­ли, но все рав­но они од­ни из са­мых де­ше­вых в Ев­ро­пе. Це­ны по­вы­ша­ют­ся из-за со­ци­аль­ных про­грамм. На­при­мер, поль­ское пра­ви­тель­ство вы­де­ля­ет по 500 зло­тых в ме­сяц се­мьям, у ко­то­рых боль­ше од­но­го ре­бен­ка. Это уве­ли­чи­ва­ет пла­те­же­спо­соб­ность на­се­ле­ния, и, как след­ствие, це­ны по­вы­ша­ют­ся. Сей­час це­ны на ос­нов­ные груп­пы то­ва­ров та­кие же, как и в Укра­ине. “Мо­гу сра­зу сдать две от­лич­ные ни­ши — здесь нет зе­фи­ра и вя­ле­ной ры­бы. А мне это­го здо­ро­во не хва­та­ет”, — при­зна­ет­ся Ав­до­шин. Зар­пла­ты в Поль­ше за­ви­сят преж­де все­го от ре­ги­о­на, как и в Укра­ине. Вар­ша­ва и Ки­ев ли­ди­ру­ют. “Учи­тель, док­тор, по­ли­цей­ский мо­жет рас­счи­ты­вать в Вар­ша­ве на зар­пла­ту в рай­оне 1 тыс. ев­ро. А вот зар­пла­ты укра­ин­цев мож­но сме­ло де­лить на­двое. Мно­гие при­ез­жа­ют и устра­и­ва­ют­ся здесь че­рез по­сред­ни­ков, нуж­но вре­мя, что­бы укра­ин­цы на­шли ра­бо­ту, на­шли се­бя и свое за­ня­тие. Хо­тя уже за­мет­но, что кон­тин­гент “за­ро­бит­чан” рез­ко ме­ня­ет­ся. Ес­ли рань­ше еха­ли на за­ра­бот­ки, то сей­час при­ез­жа­ют уже мас­со­во ин­же­не­ры, про­грам­ми­сты, вра­чи, кре­а­тив­ные лю­ди. В об­щем, кон­тин­гент ме­ня­ет­ся”, — го­во­рит Ав­до­шин. По­сте­пен­но ме­ня­ет­ся и от­но­ше­ние к укра­ин­цам и Укра­ине в це­лом. Ес­ли во вре­ме­на Май­да­на под­держ­ка и сим­па­тия по­ля­ков бы­ла на сто­роне про­стых укра­ин­цев, то сей­час они слег­ка по­дуста­ли от сво­их со­се­дей. У Поль­ши есть своя ис­то­рия борь­бы и пе­ре­мен, по­это­му они так впе­чат­ли­лись Май­да­ном и все­ми свя­зан­ны­ми с ним со­бы­ти­я­ми. Но с го­да­ми пе­ре­мен у нас со­се­ди не за­ме­ти­ли. Мно­гим уже по­ряд­ком под­на­до­е­ли раз­го­во­ры об Укра­ине, и те­перь здесь пред­по­чи­та­ют об этом мол­чать.

“А вот бе­жен­цев в Поль­ше еди­ни­цы. Глав­ная идея по­ля­ков: вой­на идет не на всей тер­ри­то­рии, есть мир­ные ре­ги­о­ны, и бе­же­нец спо­кой­но мо­жет эми­гри­ро­вать внут­ри сво­ей стра­ны. Мно­гие из тех, ко­му не да­ли убе­жи­ще в Поль­ше, го­во­ри­ли о том, что поль­ское пра­ви­тель­ство де­ла­ло за­прос к офи­ци­аль­ной Укра­ине и по­лу­ча­ло от­вет: на­ши бе­жен­цы из ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий пол­но­стью всем обес­пе­че­ны на тер­ри­то­рии под­кон­троль­ной Укра­ине. И поль­ское пра­ви­тель­ство про­сто от­сы­ла­ли их на­зад. Несколь­ко де­сят­ков че­ло­век по­лу­чи­ли убе­жи­ще, ско­рее, по по­ли­ти­че­ским мо­ти­вам. А вот ре­аль­ные бе­жен­цы из ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий ни на ка­кие осо­бые при­ви­ле­гии пре­тен­до­вать здесь не мо­гут”, — объ­яс­ня­ет ре­а­лии Ав­до­шин. Как жи­те­лю Поль­ши ему при­шлось столк­нуть­ся и с мест­ной ме­ди­ци­ной, и с си­сте­мой об­ра­зо­ва­ния. Обе сей­час на­хо­дят­ся в ста­дии ре­фор­ми­ро­ва­ния.

Свою ме­ди­ци­ну по­ля­ки по­стро­и­ли по ев­ро­пей­ско­му прин­ци­пу. Быст­рая и неот­лож­ная по­мощь — на са­мом выс­шем уровне. Осталь­ное ле­че­ние толь­ко по­сле док­то­ра пер­во­го кон­так­та. Он при­мет по тре­бо­ва­нию и от­пра­вит к бо­лее уз­ко­му спе­ци­а­ли­сту, оче­ре­ди к ко­то­ро­му мож­но ждать ме­ся­цы. “Боль­ни­цы обо­ру­до­ва­ны хо­ро­шо, но со спе­ци­а­ли­ста­ми есть боль­шие про­бле­мы. В ЕС вра­чам пред­ла­га­ют ку­да бо­лее вы­со­кую зар­пла­ту, чем в Поль­ше, так что док­то­ра, как толь­ко вста­ют на но­ги, ищут се­бя где-то на за­па­де ЕС. Я слы­шал, что го­то­вит­ся про­грам­ма для то­го, что­бы убрать но­стри­фи­ка­цию ди­пло­ма вра­ча для укра­ин­ских спе­ци­а­ли­стов. Так что, ду­маю, вско­ре укра­ин­ские док­то­ра бу­дут под­твер­ждать свои ди­пло­мы и ра­бо­тать в Поль­ше”, — рас­ска­зы­ва­ет Ав­до­шин.

Школь­ное об­ра­зо­ва­ние здесь до­воль­но по­сред­ствен­ное. Каж­дый при­е­хав­ший сю­да обя­зан от­дать ре­бен­ка в шко­лу. Неко­то­рые при­е­хав­шие умуд­ря­ют­ся вы­хо­дить из си­ту­а­ции, под­твер­ждая обу­че­ние он­лайн в укра­ин­ской шко­ле. Но все-та­ки 99% при­е­хав­ших от­да­ют де­тей в мест­ные шко­лы для быст­рой ин­те­гра­ции. “Мои де­ти хо­дят в поль­скую шко­лу. От­лич­ное обо­ру­до­ва­ние, хо­ро­шие зда­ния, ста­ди­о­ны, мно­го вы­ез­дов на экс­кур­сии — есть все для учеб­но­го про­цес­са. Поль­ская шко­ла луч­ше в пси­хо­ло­ги­че­ском плане для ре­бен­ка — здесь не по­вы­ша­ют го­лос, не за­да­ют мно­го, не кри­ти­ку­ют, не трав­ми­ру­ют ре­бен­ка оцен­ка­ми. Кро­ме то­го, в каж­дой шко­ле есть ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный пси­хо­лог. Но вот школь­ная про­грам­ма сла­бо­ва­тая. У ме­ня та­кое ощу­ще­ние, что она под­стро­е­на под ро­ди­те­лей, что­бы они мог­ли ра­бо­тать. Да­же лет­ние ка­ни­ку­лы на ме­сяц мень­ше, чем в Укра­ине, что­бы ро­ди­те­ли мог­ли ра­бо­тать”, — де­лит­ся Ав­до­шин. “Пен­си­он­ный во­прос для Поль­ши, как и для боль­шин­ства стран ми­ра, — боль­ной. Пен­сия есть, она до­воль­но скром­ная, но не срав­нить с Укра­и­ной, и на ба­зо­вые нуж­ды ее хва­та­ет. В ос­нов­ном же стра­на по­сте­пен­но пе­ре­хо­дит на на­ко­пи­тель­ную пен­си­он­ную си­сте­му. Офи­ци­аль­но она уже есть, но ши­ро­кой по­пу­ляр­но­сти по­ка не по­лу­чи­ла”, — го­во­рит Ав­до­шин.

Что ра­ду­ет укра­ин­цев в Поль­ше, так это на­ша диас­по­ра. На­ших мно­го и они об­ща­ют­ся меж­ду со­бой: со­би­ра­ют­ся на ве­че­рин­ки, пик­ни­ки и дру­гие ме­ро­при­я­тия. “Очень ско­ро укра­ин­ская диас­по­ра бу­дет иметь со­ци­аль­ное и по­ли­ти­че­ское вли­я­ние в стране: при та­ком ко­ли­че­стве на­ших это ра­но или позд­но долж­но слу­чить­ся”, — уве­рен Ав­до­шин.

КУЛЬТУРА НА ДВЕ СТРА­НЫ

Имя Ти­му­ра Ящен­ко в Укра­ине сей­час на слу­ху: мо­ло­дой ре­жис­сер имен­но здесь сни­ма­ет свою де­бют­ную кар­ти­ну Чер­кас­сы о со­бы­ти­ях вес­ны 2014 го­да в бух­те До­нуз­лав, где во вре­мя агрес­сии рос­сий­ские вой­ска за­бло­ки­ро­ва­ли 13 ко­раб­лей укра­ин­ских ВМС.

Немно­гие зна­ют, что Ти­мур жи­вет и ра­бо­та­ет на две стра­ны — здесь у него съем­ки, а в Поль­ше — се­мья. “Уехал учить­ся в Поль­шу еще в 2010 го­ду. По­сту­пил в ки­но­шко­лу в го­ро­де Лодзь, три го­да учил­ся там ре­жис­су­ре. Так слу­чи­лось, что, бу­дучи еще сту­ден­том, у ме­ня за­вя­зал­ся ро­ман с ак­три­сой из на­шей же ки­но­шко­лы. Из­на­чаль­но пла­нов оста­вать­ся в Поль­ше у ме­ня не бы­ло, все­гда меч­тал сни­мать ки­но в Укра­ине, но так вы­шло, что “мы” за­бе­ре­ме­не­ли и я ре­шил остать­ся”, — рас­ска­зал о сво­ей ис­то­рии Ящен­ко. Он остал­ся граж­да­ни­ном Укра­и­ны, но с поль­ским ви­дом на жи­тель­ство и поль­ской се­мьей. От меч­ты он не от­ка­зы­вал­ся — как толь­ко в на­шей стране на­ча­ли сни­мать ки­но и Го­с­ки­но ста­ло вы­де­лять на это день­ги, Ти­мур от­пра­вил­ся ра­бо­тать в Укра­и­ну.

“Го­род Лодзь, в ко­то­ром я учил­ся, до­воль­но спе­ци­фи­че­ский. Я бы ска­зал, да­же мрач­ный, хоть и ста­рин­ный. На ули­цах бы­ло мно­го гоп­ни­ков, бом­жей и ал­ко­го­ли­ков. С твор­че­ской сто­ро­ны го­род, ко­неч­но, очень ин­те­рес­ный, но же­ла­ния жить у ме­ня там не воз­ни­ка­ло. Кон­флик­тов ни­ка­ких не бы­ло, из­на­чаль­но у ме­ня бы­ли толь­ко язы­ко­вые труд­но­сти с мест­ны­ми”, — де­лит­ся Ящен­ко сво­и­ми пер­вы­ми впе­чат­ле­ни­я­ми.

За­тем уже сту­дент на­чал за­ме­чать, что в воз­ду­хе здесь на­мно­го мень­ше стрес­са, чем в Укра­ине, а жизнь бо­лее струк­ту­ри­ро­ва­на. “Где-то до 2004 го­да Поль­ша бы­ла в худ­шей си­ту­а­ции, чем Укра­и­на. За­тем по­ля­ки сде­ла­ли су­ще­ствен­ный ры­вок “из гря­зи в кня­зи”. Мог­ли, ко­неч­но, остать­ся на уровне Ру­мы­нии, Бол­га­рии, но, мне ка­жет­ся, они по­ни­ма­ли, что нуж­но что-то сроч­но де­лать. Они всту­пи­ли в Ев­ро­со­юз и все ин­ве­сти­ции вло­жи­ли в свою стра­ну, с кор­руп­ци­ей здесь на­мно­го луч­ше об­сто­ят де­ла, чем в Укра­ине, как и с по­ня­ти­ем го­су­дар­ствен­но­сти. Хо­тя се­го­дня по­ля­ки очень недо­воль­ны пар­ти­ей у вла­сти, мно­го про­те­стов, был свой Май­дан по по­во­ду вли­я­ния вла­сти на кон­сти­ту­ци­он­ный суд, но пре­зи­дент усту­пил. Прав­да мно­гие мои зна­ко­мые го­во­рят, что еще чуть-чуть и бу­дут уез­жать. Есть здесь и свои ра­ди­ка­лы, утвер­жда­ю­щие, что Поль­ша — для по­ля­ков, так же как и у нас. Но ни в Укра­ине, ни в Поль­ше я не встре­чал­ся с та­ки­ми, раз­ве что ра­зок в Вар­ша­ве был диа­лог, но до дра­ки не до­шло. Мо­жет быть, по­то­му, что я под два мет­ра ро­стом… В об­щем, мо­гу ска­зать, что мен­таль­ных про­блем с по­ля­ка­ми не воз­ни­ка­ло ни­ко­гда”, — при­зна­ет­ся Ящен­ко.

Что ха­рак­тер­но, по­ля­ки пик пат­ри­о­тиз­ма уже пе­ре­жи­ли, сей­час это бо­лее уме­рен­ная лю­бовь к сво­ей стране и на­род­ный кон­троль де­мо­кра­тии. Укра­ине до та­ко­го необ­хо­ди­мо еще лет 10-15 ид­ти, по­ка на сме­ну пост­со­вет­ским лю­дям не при­дут те, для ко­то­рых стра­на важ­нее ко­шель­ка.

“Сей­час это [ре­зуль­та­ты пе­ре­мен] здо­ро­во ощу­ща­ет­ся: здесь все сде­ла­но со вку­сом и ком­фор­том, есть мно­го про­грамм по­мо­щи мо­ло­де­жи и та­лант­ли­вым лю­дям. Мо­гу да­же по се­бе су­дить: я от­учил­ся в ки­но­шко­ле и без про­блем имел все усло­вия для на­ча­ла ка­рье­ры. Пе­ред де­бю­том по­ля­ки да­ют воз­мож­ность сде­лать свой ко­рот­ко­мет­раж­ный фильм, вы­де­ля­ют на это день­ги. Я свою ко­рот­ко­ме-

траж­ку снял в Укра­ине за поль­ские день­ги, но без их твор­че­ско­го уча­стия, ме­ня под­дер­жа­ли с поль­ской сто­ро­ны, и не бы­ло ка­ких-то огра­ни­че­ний. Мно­го мо­их од­но­курс­ни­ков сни­ма­ют пол­но­мет­раж­ные кар­ти­ны в Поль­ше: у них ко­лос­саль­ная под­держ­ка, как и кон­ку­рен­ция, но очень здо­ро­вая. У нас же сей­час един­ствен­ная струк­ту­ра, ко­то­рая се­рьез­но на­ча­ла ра­бо­тать, — это Го­с­ки­но”, — го­во­рит Ящен­ко.

“Здесь нет кор­руп­ции, но счи­та­ет­ся нор­маль­ным, ко­гда что-то где-то устра­и­ва­ет­ся че­рез лич­ные кон­так­ты. То есть свя­зи иг­ра­ют не по­след­нюю роль”, — объ­яс­ня­ет ре­жис­сер. Для куль­ту­ры яв­но де­ла­ет­ся боль­ше. “Я ре­жис­сер, моя же­на ак­три­са, так что та­кие ве­щи мы за­ме­ча­ем сра­зу. В Поль­ше в каж­дом го­род­ке до 20 те­ат­ров — и част­ных, и го­су­дар­ствен­ных. Мно­го сни­ма­ют ки­но, при­чем по гол­ли­вуд­ской си­сте­ме — де­ла­ют из по­ля­ков звезд, за­тем пред­по­чи­та­ют сни­мать од­ни и те же ли­ца, что мне лич­но не очень им­по­ни­ру­ет”, — при­зна­ет­ся ре­жис­сер. Ящен­ко вме­сте с се­мьей оби­та­ет в Вар­ша­ве. “По срав­не­нию с дру­ги­ми го­ро­да­ми в сто­ли­це жизнь немно­го до­ро­же. Здесь все ра­за в два до­ро­же. Я ча­сто бы­ваю в Ки­е­ве, так что мо­гу срав­ни­вать. Про­дук­ты немно­го до­ро­же, чем в Укра­ине, одеж­да то­же, но за­то ка­че­ствен­нее. Хо­тя мож­но де­лать по­куп­ки очень бюд­жет­но, а мож­но по­ужи­нать в хо­ро­шем ре­сто­ране и це­ны бу­дут от­ли­чать­ся, как и в Ки­е­ве. Мы жи­вем в “двуш­ке” в хо­ро­шем рай­оне Вар­ша­вы — ком­му­наль­ные, на укра­ин­ские день­ги, зи­мой нам об­хо­дят­ся в 3,5 тыс. грн”, — срав­ни­ва­ет две стра­ны Ящен­ко. Да­же ес­ли Укра­и­на сде­ла­ет эко­но­ми­че­ский ры­вок, воз­вра­щать­ся на ро­ди­ну вме­сте с поль­ской се­мьей Ти­мур не го­тов. “Же­на и ре­бе­нок по­ля­ки, я не ви­жу смыс­ла тя­нуть их за со­бой. Им здесь ком­форт­но и уют­но, они до­ма. Хо­тя я пат­ри­от, но тя­нуть се­мью, де­лать их жизнь дис­ком­форт­ной из-за это­го я про­сто не смо­гу. Я и так 80% вре­ме­ни про­во­жу в Укра­ине, сни­маю там, как и меч­тал. Хо­тя очень устаю от стрес­са и ха­о­са в сво­ей стране, каж­дый раз тра­чу очень мно­го энер­гии. Так что по­лу­ча­ет­ся так, что ра­бо­таю там, а от­ды­хаю и жи­ву здесь”, — при­зна­ет­ся Ящен­ко.

Ки­ев­лян­ка Ека­те­ри­на То­лоч­ко

жи­вет в Поль­ше уже пять лет. В ин­тер­не­те по­зна­ко­ми­лась с по­ля­ком, а че­рез год они по­же­ни­лись, и она пе­ре­еха­ла к му­жу в ку­рорт­ный го­ро­док За­ко­пане на юге стра­ны. “Сна­ча­ла я по­лу­чи­ла кар­ту на вре­мен­ное пре­бы­ва­ние на два го­да, за­тем кар­ту по­сто­ян­но­го пре­бы­ва­ния. Че­рез семь лет мож­но бу­дет по­да­вать до­ку­мен­ты на граж­дан­ство”, — рас­ска­зы­ва­ет Ека­те­ри­на. Поль­ша ей нра­вит­ся. То­лоч­ко го­во­рит, что эта стра­на на­по­ми­на­ет ей бу­ду­щую Укра­и­ну, где уже про­шли ос­нов­ные ре­фор­мы, Укра­и­на во­шла в Ев­ро­пу, и жизнь по­не­мно­гу на­ла­ди­лась. Эда­кая Укра­и­на спу­стя лет 20-30.

“Сна­ча­ла бы­ло труд­но и непри­выч­но. Но, про­жив не один год, я по­ни­маю, что ста­ла боль­ше по­ни­мать мест­ных жи­те­лей, их мен­та­ли­тет. За­ме­чаю за со­бой, что неволь­но на­чи­наю пе­ре­ни­мать при­выч­ки и ме­нять соб­ствен­ную мо­дель по­ве­де­ния. Это и есть ин­те­гра­ция. Ко­гда ты по­ти­хонь­ку вли­ва­ешь­ся в но­вую куль­ту­ру. Со вре­ме­нем на­чи­на­ешь осва­и­вать­ся в со­ци­у­ме. По­яв­ля­ют­ся лю­ди, ко­то­рые здо­ро­ва­ют­ся с то­бой в го­ро­де, зна­ко­мые, с кем мож­но вы­пить ко­фе, дру­зья-по­ля­ки. По­том ока­зы­вать­ся, что у те­бя есть лю­би­мые ме­ста в го­ро­де”, — рас­ска­зы­ва­ет па­ни То­лоч­ко о впе­чат­ле­ни­ях от Поль­ши. Ека­те­ри­на ра­бо­та­ет ма­сте­ром в мест­ном са­лоне кра­со­ты. У су­пру­га — соб­ствен­ная ав­то­ма­стер­ская. “Рань­ше по­сто­ян­но тя­ну­ло до­мой — к ро­ди­те­лям, дру­зьям. Ез­ди­ла по воз­мож­но­сти. Те­перь тя­нет все ре­же. Бы­ли боль­шие на­деж­ды на Май­дан, на пе­ре­ме­ны в стране, сей­час ни­че­го это­го уже нет. Об­ща­юсь с ро­ди­те­ля­ми по Скай­пу, знаю о си­ту­а­ции не по­на­слыш­ке. Сей­час хо­чу за­брать млад­ше­го бра­та к се­бе. Воз­мож­но, бу­дет в Поль­ше учить­ся и под­ра­ба­ты­вать, жить пер­вое вре­мя бу­дет у ме­ня. В об­щем, есть все пер­спек­ти­вы, что­бы он здесь за­це­пил­ся и остал­ся”, — пла­ни­ру­ет То­лоч­ко.

РУ­КИ ТО­ЖЕ НУЖ­НЫ

Дмит­рий Ба­ры­люк, ру­ко­во­ди­тель агент­ства по тру­до­устрой­ству Ума­нь­Пер­со­нал, го­во­рит о том, что се­го­дня в Поль­ше не хва­та­ет пер­со­на­ла на всех уров­нях и этот де­фи­цит стра­на пе­ре­кры­ва­ет за счет ми­гран­тов. В боль­шин­стве слу­ча­ев — укра­ин­ских. Кто-то едет на несколь­ко ме­ся­цев на чер­но­вую ра­бо­ту, а кто-то за­ни­ма­ет­ся вполне ква­ли­фи­ци­ро­ван­ным тру­дом и пе­ре­во­зит се­мью. “В Поль­ше сей­час очень низ­кая рож­да­е­мость — как пра­ви­ло, один ре­бе­нок на се­мью, хо­тя для раз­ви­ва­ю­щей­ся стра­ны необ­хо­ди­мо хо­тя бы бо­лее двух де­тей. Поль­ша да­же внед­ри­ла про­грам­му, по ко­то­рой до­пла­чи­ва­ет за каж­до­го вто­ро­го или тре­тье­го ре­бен­ка. Воз­мож­но, в пер­спек­ти­ве си­ту­а­ция улуч­шит­ся. Кро­ме то­го, ска­зы­ва­ет­ся тот факт, что по­сле вступ­ле­ния в ЕС из стра­ны вы­еха­ло несколь­ко мил­ли­о­нов тру­до­спо­соб­ных че­ло­век. Ко­неч­но, пра­ви­тель­ство вся­че­ски пы­та­ет­ся мо­ти­ви­ро­вать их вер­нуть­ся на­зад, но по­ка это не при­но­сит ощу­ти­мых ре­зуль­та­тов. Но и тре­тий фак­тор, вли­я­ю­щий на нехват­ку ра­бот­ни­ков всех уров­ней, — сни­же­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та, что в бу­ду­щем еще ска­жет­ся. По­это­му Поль­ше се­го­дня не хва­та­ет ра­бо­чих рук”, — го­во­рит Ба­ры­люк. По его сло­вам, сей­час все агент­ства по тру­до­устрой­ства лю­дей в Поль­ше ис­пы­ты­ва­ют про­бле­мы с на­бо­ром со­труд­ни­ков — все из-за без­ви­зо­во­го ре­жи­ма.

“Ко­гда Укра­ине да­ли без­виз, укра­ин­цы по­лу­чи­ли воз­мож­ность пе­ре­се­кать гра­ни­цу без ви­зы. И по­шли в об­ход офи­ци­аль­ных агентств — до­ста­точ­но стра­хов­ки, но­ме­ра те­ле­фо­на поль­ско­го ра­бо­то­да­те­ля и био­мет­ри­че­ско­го пас­пор­та. Доб­рая по­ло­ви­на тех, кто ре­шил вос­поль­зо­вать­ся без­ви­зом в це­лях тру­до­устрой­ства, про­сто “ки­да­ла” поль­ских ра­бо­то­да­те­лей. За­ра­нее до­го­ва­ри­ва­лись, работодатель в Поль­ше ждал, а че­ло­век, пе­ре­пра­вив­шись че­рез гра­ни­цу, неле­галь­но ехал даль­ше — в ту же Гер­ма­нию или Ита­лию неле­га­лом, про­сто по­то­му, что там за­ра­бот­ки вы­ше”, — рас­ска­зал ру­ко­во­ди­тель агент­ства по тру­до­устрой­ству. Так что меч­ты по­ля­ков о де­ше­вой ра­бо­чей си­ле раз­би­ва­ют­ся в пух и прах.

По­нят­но, что без­ви­зо­вый ре­жим не дал пра­ва на тру­до­устрой­ство. По­это­му та­кие “ту­ри­сты” едут по био­мет­ри­че­ско­му пас­пор­ту, что­бы ра­бо­тать неле­галь­но. И, есте­ствен­но, ни­ка­ких на­ло­гов не пла­тят. Как и работодатель, бе­ру­щий их на ра­бо­ту. Но эта “ша­ра” — нена­дол­го. “Мне ка­жет­ся, еще год-пол­то­ра, и стра­ны ЕС под­счи­та­ют, сколь­ко на­ло­гов они недо­по­лу­чи­ли из-за та­ких

неле­галь­ных ра­бот­ни­ков”, — уве­рен Ба­ры­люк.

Вме­сте с тем по­ля­ки яв­но по­ни­ма­ют, что этим трен­дом мож­но вос­поль­зо­вать­ся, ес­ли на­пра­вить его в ра­зум­ное рус­ло: они го­то­вы обу­чать бу­ду­щие кадры и ле­га­ли­зо­вать укра­ин­цев.

“Есть нема­ло пред­ло­же­ний, ко­гда по­ля­ки при­гла­ша­ют ра­бо­тать к се­бе и од­но­вре­мен­но осва­и­вать но­вые про­фес­сии, по­вы­шать ква­ли­фи­ка­цию. Не­ред­ки слу­чаи, ко­гда поль­ские пред­ста­ви­те­ли или по­сред­ни­ки при­ез­жа­ют в укра­ин­ские шко­лы и де­ла­ют пред­ло­же­ние вы­пуск­ни­кам учить­ся у них, а за­тем и остать­ся. Та­кое обу­че­ние для неграж­дан Поль­ши обыч­но бес­плат­ное, хо­тя ро­ди­те­ли несут рас­хо­ды за жи­лье, пи­та­ние и по­ку­па­ют учеб­ни­ки сво­е­му ча­ду. Глав­ное, знать поль­ский язык”, — от­ме­ча­ет Ба­ры­люк.

По его сло­вам, сей­час по­ля­ки ищут вра­чей, мед­се­стер, ве­те­ри­на­ров, есть боль­шой спрос на аг­ро­спе­ци­аль­но­сти.

И как от­ме­ча­ет Ана­ста­сия Ка­мин­ская, ре­кру­тер из Вроц­ла­ва: “Боль­шая часть укра­ин­цев, ко­то­рые хоть раз бы­ва­ли в Поль­ше на за­ра­бот­ках, за­ду­мы­ва­ет­ся о том, что­бы на­чать свой биз­нес и остать­ся здесь жить. В Укра­ине сей­час и ма­лый, и сред­ний биз­нес по­став­лен в жест­кие рам­ки. А в Поль­ше с этим про­ще. Она от­ли­ча­ет­ся от Укра­и­ны ста­биль­ной эко­но­ми­кой, хо­ро­ши­ми усло­ви­я­ми тру­да, вы­со­ки­ми со­ци­аль­ны­ми стан­дар­та­ми и, что са­мое важ­ное, зар­пла­та­ми. По­лу­чить вид на жи­тель­ство здесь неслож­но, а вот с ПМЖ воз­мож­ны труд­но­сти. Но мно­гих вполне устра­и­ва­ет вид на жи­тель­ство с даль­ней­ши­ми пер­спек­ти­ва­ми”.

По­сле Укра­и­ны Поль­ша мно­гим ка­жет­ся про­сто бес­про­блем­ной стра­ной. “Но это толь­ко на пер­вый взгляд. Да, жить здесь ком­форт­нее, по­ля­ки очень от­ли­ча­ют­ся от укра­ин­цев, уро­вень жиз­ни вы­ше, ин­фра­струк­ту­ра луч­ше. Но кто хоть ме­сяц про­жи­вет в этой стране, пой­мет, что лег­ко здесь толь­ко при опре­де­лен­ном уровне до­хо­да, ко­то­рый сред­не­ста­ти­сти­че­ско­му эми­гран­ту или “за­ро­бит­ча­ни­ну” и не снил­ся. Це­ны здесь нема­лые, а на­ло­ги боль­шие. Не все справ­ля­ют­ся с труд­но­стя­ми”, — рас­ска­зы­ва­ет Ка­мин­ская. Пер­вым де­лом укра­и­нец, при­ез­жа­ю­щий в Поль­шу, ищет ра­бо­ту. Ко­неч­но же, зар­пла­ты укра­ин­ских спе­ци­а­ли­стов в Поль­ше пре­вы­ша­ют 10 тыс. грн в эк­ви­ва­лен­те, а в неко­то­рых слу­ча­ях и 20 тыс. грн в ме­сяц. До­хо­ды су­ще­ствен­но за­ви­сят от сфе­ры за­ня­то­сти. У поль­ских ра­бо­то­да­те­лей ча­сто воз­ни­ка­ют про­бле­мы с по­ис­ком со­труд­ни­ков, по­то­му что по­ля­ки не осо­бо охот­но идут на ра­бо­ту, где ну­жен неква­ли­фи­ци­ро­ван­ный труд. По­это­му 40% пред­при­ни­ма­те­лей из сек­то­ра про­даж и сфе­ры услуг пред­по­чи­та­ют на­ни­мать укра­ин­цев.

“Ес­ли рас­смот­реть ос­нов­ные сфе­ры за­ня­то­сти укра­ин­цев в Поль­ше, то по ито­гам 2016 го­да мень­ше все­го они за­ра­ба­ты­ва­ли в сек­то­ре предо­став­ле­ния услуг на до­му — око­ло 1.826 зло­тых (410 ев­ро). Ра­бот­ни­ки тор­го­вой от­рас­ли по­лу­ча­ли в сред­нем 2.000 зло­тых (450 ев­ро), а до­хо­ды укра­ин­цев, ко­то­рые на­шли ра­бо­ту в стро­и­тель­ной сфе­ре, со­ста­ви­ли 2.729 зло­тых (613 ев­ро)”, — го­во­рит Ка­мин­ская.

Экс­перт так­же от­ме­ча­ет, что укра­ин­цы ин­те­ре­су­ют­ся немец­ким рын­ком, где мо­гут за­ра­бо­тать в че­ты­ре ра­за боль­ше, чем в Поль­ше. По­это­му поль­ские ра­бо­то­да­те­ли те­перь ча­сто пред­ла­га­ют укра­ин­цам раз­лич­ные фор­мы по­ощ­ре­ния. На­при­мер, предо­став­ля­ют жи­лье, за ко­то­рое они не бу­дут пла­тить, а это уже эко­но­мит ра­бот­ни­кам от 300 до 500 зло­тых в ме­сяц.

На пор­та­лах по­ис­ка ра­бо­ты по­яв­ля­ет­ся все боль­ше объ­яв­ле­ний о на­бо­ре укра­и­но- и рус­ско­го­во­ря­ще­го пер­со­на­ла. Это мно­же­ство ва­кан­сий — от сан­тех­ни­ков и по­ва­ров до ри­ел­то­ров и про­грам­ми­стов. Все лишь для то­го, что­бы удо­вле­тво­рить по­треб­ность кли­ен­тов из Укра­и­ны, чис­ло ко­то­рых по­сто­ян­но рас­тет. “До со­бы­тий на во­сто­ке стра­ны и в Кры­му са­мым по­пу­ляр­ным для ра­бо­тяг на­прав­ле­ни­ем бы­ла Рос­сия. По­след­ние го­ды боль­шин­ство тру­до­вых ми­гран­тов вы­би­ра­ют Поль­шу. И это ожи­да­е­мо. Укра­ин­цы, по су­ти, под­ни­ма­ют поль­скую эко­но­ми­ку. По ин­фор­ма­ции га­зе­ты Rzeczpospolita, свы­ше 80 % всех раз­ре­ше­ний на ра­бо­ту сей­час вы­да­ют укра­ин­цам. На­ших в ос­нов­ном бе­рут на строй­ки, сбор уро­жая, в при­слу­ги и си­дел­ки. Но тен­ден­ция ме­ня­ет­ся. Сей­час бе­рут не толь­ко чер­но­ра­бо­чих, но и ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных со­труд­ни­ков — про­грам­ми­стов, ме­ди­ков, вра­чей, ко­то­рые об­жи­ва­ют­ся здесь”, — го­во­рит ди­рек­тор ком­па­нии Work Service Ма­цей Ви­туц­кий.

ПЯТЬ МИЛ­ЛИ­О­НОВ РА­БО­ЧИХ МЕСТ

В поль­ском ми­ни­стер­стве се­мьи, тру­да и со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки под­счи­та­ли, что в 2017 го­ду в Поль­ше бу­дет наи­мень­ший уро­вень без­ра­бо­ти­цы с 1991 го­да. Толь­ко за ав­густ он умень­шил­ся с 7% до 6,9%, и в сен­тяб­ре в стране на­счи­ты­ва­лось чуть боль­ше 117 тыс. без­ра­бот­ных. Поль­ские ком­па­нии не скры­ва­ют, что на­ни­ма­ют ино­стран­цев, — к их по­мо­щи при­бе­га­ет 40% биз­не­са. 60% ком­па­ний го­то­вы тру­до­устра­и­вать со­труд­ни­ков из дру­гих стран из-за от­сут­ствия ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной ра­бо­чей си­лы сре­ди мест­но­го на­се­ле­ния.

Из Поль­ши укра­ин­цы еже­год­но пе­ре­чис­ля­ют в Укра­и­ну свы­ше 5 млрд ев­ро. Но лишь 15% из пре­бы­ва­ю­щих там име­ют со­ци­аль­ные га­ран­тии, со­по­ста­ви­мые с те­ми, что есть у поль­ских граж­дан. Меж­ду­на­род­ная ор­га­ни­за­ция по ми­гра­ции вы­яс­ни­ла, что каж­дый пя­тый укра­и­нец, ра­бо­та­ю­щий в Поль­ше, не име­ет до­го­во­ра и ра­бо­та­ет неле­галь­но. А это свы­ше 200 тыс. че­ло­век. И еще од­на циф­ра: 22% укра­ин­цев уже ста­ли жерт­ва­ми нечест­ных ра­бо­то­да­те­лей. Сов­па­де­ние не слу­чай­но, это по­нят­но. Имен­но по­это­му укра­ин­ская диас­по­ра 1 ян­ва­ря 2017 го­да со­зда­ла Меж­от­рас­ле­вой проф­со­юз укра­ин­ских ра­бот­ни­ков в Поль­ше. “На­ши пред­ста­ви­тель­ства ра­бо­та­ют во всех круп­ных го­ро­дах Поль­ши — Вар­ша­ве, Лод­зи, Ка­то­ви­це, Вроц­ла­ве. По­мо­га­ем сту­ден­там, “заробитчанам” и тем, кто при­е­хал сю­да на по­сто­ян­ное ме­сто жи­тель­ства. Со­труд­ни­ча­ем с по­соль­ством Укра­и­ны, проф­со­ю­за­ми, мно­ги­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми”, — го­во­рит гла­ва проф­со­ю­за Юрий Ка­ря­гин. В проф­со­ю­зе под­счи­та­ли, что сей­час в Поль­ше при­мер­но 1 млн укра­ин­цев, но в бли­жай­шие го­ды стра­на мо­жет при­нять еще 5 млн ра­бот­ни­ков раз­ных спе­ци­аль­но­стей из раз­ных стран — от са­мых низ­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных до топ-ме­не­дже­ров выс­ше­го зве­на. Бу­дут ли это укра­ин­цы, по­ка­жет вре­мя. Но, ско­рее все­го, боль­шин­ство ва­кан­сий бу­дет за­пол­не­но все-та­ки укра­ин­ца­ми. Пре­зи­дент Со­ю­за пред­при­ни­ма­те­лей и ра­бо­то­да­те­лей Поль­ши Це­за­рий Каз­мер­чак так­же уве­рен, что в бли­жай­шие го­ды Поль­ше по­на­до­бит­ся несколь­ко мил­ли­о­нов до­пол­ни­тель­ных ра­бо­чих рук. “Мы за­ин­те­ре­со­ва­ны в ми­гран­тах из Укра­и­ны, Бе­ла­ру­си и Вьет­на­ма — ра­бот­ни­ки из этих стран хо­ро­шо се­бя по­ка­за­ли, с ни­ми по­чти нет про­блем, они за­ко­но­по­слуш­ные, хо­ро­шо ин­те­гри­ру­ют­ся в Поль­ше. Мы не за­ин­те­ре­со­ва­ны при­ни­мать ми­гран­тов из Аф­ри­ки, ко­то­рые не ра­бо­та­ют и рас­счи­ты­ва­ют на по­со­бия”, — го­во­рит Каз­мер­чак.

НО­ВЫЙ ТРЕНД: НА СМЕ­НУ “ЗАРОБИТЧАНАМ” ПРИ­ХО­ДЯТ УКРА­ИН­СКИЕ СПЕ­ЦИ­А­ЛИ­СТЫ И БИЗНЕСМЕНЫ

ПОЛЬ­ША — ЭТО УКРА­И­НА, У КО­ТО­РОЙ ВСЕ ПО­ЛУ­ЧИ­ЛОСЬ:

За про­шлый год здесь осе­ло свы­ше 1 млн укра­ин­цев

СПРОС ПО­КА ЕЩЕ ЕСТЬ: На неква­ли­фи­ци­ро­ван­ную ра­бо­ту поль­ские ра­бо­то­да­те­ли на­ни­ма­ют укра­ин­цев за мень­шие день­ги

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.