ИС­ТО­РИЯ СВЕТЛАНЫ ИЗ ТОРЕЗА:

Korrespondent - - СОДЕРЖАНИЕ -

По­ехать до­мой да­же на один день не мо­гу — ме­ня объ­яви­ли в ро­зыск ....................................................................

До то­го как на­ча­лась рос­сий­ская агрес­сия в До­нец­кой об­ла­сти, Свет­ла­на Олей­ни­ко­ва вме­сте с се­мьей про­жи­ва­ла на про­тя­же­нии 10 лет в То­ре­зе До­нец­кой об­ла­сти. Ра­бо­та­ла в ин­сти­ту­те и за­ни­ма­лась об­ще­ствен­ной жиз­нью гро­ма­ды. Но в 2014 го­ду жизнь рез­ко пе­ре­ме­ни­лась. Ей при­хо­ди­лось не толь­ко скры­вать­ся, а фак­ти­че­ски вме­сте с детьми бе­жать в дру­гой го­род и кру­то из­ме­нить свою жизнь. Спу­стя три го­да Свет­ла­на — соб­ствен­ник кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии Synergy Development Consulting. Сво­ей ис­то­ри­ей она по­де­ли­лась с Кор­ре­спон­ден­том

До то­го как на­ча­лось про­ти­во­сто­я­ние, мы с детьми жи­ли в То­ре­зе До­нец­кой об­ла­сти. Это неболь­шой го­ро­док, на­хо­дя­щий­ся чуть ли не в пя­ти ки­ло­мет­рах от рос­сий­ской гра­ни­цы. Я ра­бо­та­ла в ин­сти­ту­те, за­ни­ма­лась биз­не­сом и па­рал­лель­но об­ще­ствен­ной де­я­тель­но­стью. Как сей­час мод­но го­во­рить — раз­ви­ти­ем гро­ма­ды. Де­ти хо­ди­ли в шко­лу. Жизнь шла сво­им че­ре­дом. В об­щем, ни что не пред­ве­ща­ло бе­ды.

Но уже осе­нью 2013 го­да, ко­гда в Ки­е­ве на­чал­ся Май­дан, у нас по­ве­я­ло се­па­ра­тиз­мом. Несмот­ря на это, мы с дру­зья­ми вплоть до се­ре­ди­ны мар­та ор­га­ни­зо­вы­ва­ла про­укра­ин­ские ми­тин­ги. С фев­ра­ля 2014 го­да ме­ня на­ча­ли пре­сле­до­вать тер­ро­ри­сти­че­ские груп­пи­ров­ки. Мне по­сто­ян­но зво­ни­ли, при­хо­ди­ли эс­эм­эс­ки с угро­за­ми, угро­жа­ли фи­зи­че­ской рас­пра­вой, сле­ди­ли за мной. Это бы­ло ужас­но. И в ап­ре­ле, опа­са­ясь за жизнь де­тей, мне при­шлось от­вез­ти и спря­тать их в на­деж­ное ме­сто. Я про­дол­жа­ла ра- бо­тать. Си­ту­а­ция очень на­ка­ли­лась в мае, ко­гда в Укра­ине го­то­ви­лись к про­ве­де­нию пре­зи­дент­ских вы­бо­ров, а нам не да­ва­ли про­во­дить ме­ро­при­я­тия, свя­зан­ные с из­би­ра­тель­ной кам­па­ни­ей. На­обо­рот, всех лю­дей, име­ю­щих от­но­ше­ние к ма­те­ри­аль­ным ре­сур­сам и со­ци­аль­но­му ка­пи­та­лу, вся­че­ски пре­сле­до­ва­ли. И то­гда у ме­ня воз­ник­ло же­ла­ние уехать в дру­гой го­род. Так мы с детьми ока­за­лись в Ки­е­ве. При­е­ха­ли с до­ку­мен­та­ми и ми­ни­му­мом ве­щей.

ЗВО­НИ­ЛИ ИЗ ПОДВАЛОВ, ГДЕ ЛЮДИ СИ­ДЕ­ЛИ ПО ТРИ-ЧЕ­ТЫ­РЕ ДНЯ БЕЗ ЕДЫ

Сна­ча­ла бы­ла на­деж­да, что в Ки­ев мы при­е­ха­ли на две неде­ли. Мак­си­мум на ме­сяц. Или до кон­ца ле­та. Сня­ли жи­лье. Де­ти ра­до­ва­лись, ведь для них все бы­ло но­во. А я устро­и­лась ра­бо­тать в Крым. SOS по­мо­гать пе­ре­се­лен­цам. У нас же все хо­ро­шо. Зна­чит, на­до по­мо­гать дру­гим. У них то­гда по­явил­ся про­ект по­мо­щи пе­ре­се­лен­цам в раз­ви­тии биз­не­са. Им необ­хо­ди­мо бы­ло пред­ста­вить свой биз­не­сплан, и по­бе­ди­тель мог по­лу­чить грант. В этом про­ек­те я и ра­бо­та­ла. Но па­рал­лель­но я еще от­ве­ча­ла на звон­ки, по­сту­па­ю­щие на го­ря­чую ли­нию, ра­бо­та спе­ци­а­ли­ста по раз­ви­тию гро­ма­ды за­клю­ча­лась в юри­ди­че­ском и со­ци­аль­ном со­про­вож­де­нии пе­ре­се­лен­цев. По­рой это бы­ло страш­но. Зво­ни­ли из подвалов, где люди си­де­ли по три-че­ты­ре дня и рас­ска­зы­ва­ли, что их бом­бят. Кри­чат — спа­си­те, по­мо­ги­те. Что в под­ва­ле си­дят 20 де­тей и пять взрос­лых. Что им страш­но и что три дня не ели, из еды толь­ко сы­рая кар­тош­ка. Это бы­ло тя­же­ло и мо­раль­но, и пси­хо­ло­ги­че­ски, хо­тя сна­ча­ла я ду­ма­ла, что по срав­не­нию с ни­ми у ме­ня все хо­ро­шо. Ра­бо­чий день был ненор­ми­ро­ван­ный. Бы­ва­ло, что до­мой я ухо­ди­ла око­ло трех ча­сов но­чи.

НА­ДО ПО­МО­ГАТЬ СЕ­БЕ

Че­рез год и во­семь ме­ся­цев я по­ня­ла, что сил уже не оста­лось. Мои фи­нан­со­вые за­па­сы то­же за это вре­мя ис­то­щи­лись. И я ре­ши­ла, что на­до по­мо­гать се­бе. Сна­ча­ла ра­бо­та­ла как ФЛП, ока­зы­вая пред­при­ни­ма­те­лям кон­сал­тин­го­вые услу­ги. А в июле 2016 го­да

ре­ши­лась на от­кры­тие кон­сал­тин­го­во­го агент­ства Synergy Development Consulting. Это уда­лось с по­мо­щью парт­не­ров. На­чи­на­ла я с по­ис­ков фи­нан­си­ро­ва­ния для об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций. По­том спектр де­я­тель­но­сти был рас­ши­рен, и сей­час мы за­ни­ма­ем­ся ока­за­ни­ем раз­лич­ных услуг. Ра­бо­та­ем с аг­ро­сек­то­ром, де­цен­тра­ли­за­ци­ей, со­ци­аль­ным пред­при­ни­ма­тель­ством, про­во­дим тре­нин­ги, стра­те­ги­че­ские сес­сии, участ­ву­ем в раз­лич­ных вы­став­ках.

К нам об­ра­ща­ют­ся не толь­ко со всех угол­ков Укра­и­ны, а и меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции. На дан­ный мо­мент я един­ствен­ный соб­ствен­ник ком­па­нии. Так сло­жи­лось, что боль­шая часть на­шей де­я­тель­но­сти свя­за­на с мо­ей род­ной До­нец­кой об­ла­стью. Не­дав­но к нам об­ра­ти­лись нем­цы, ко­то­рые по­про­си­ли про­ве­сти ис­сле­до­ва­ния о го­тов­но­сти пе­ре­се­лен­цев брать кре­ди­ты для по­куп­ки жи­лья, а так­же по­треб­но­сти в со­ци­аль­ном жи­лье.

Бы­ли так­же про­ек­ты по вос­ста­нов­ле­нию це­по­чек до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти в До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стях. До­пу­стим, на на­шей тер­ри­то­рии оста­лось про­из­вод­ство сы­рья, а на непод­кон­троль­ной — пе­ре­ра­бот­ка. Мы с парт­не­ра­ми про­во­ди­ли ком­плекс­ное ис­сле­до­ва­ние, как мож­но это вос­ста­но­вить, и раз­ра­бо­та­ли ре­ко­мен­да­ции для про­ек­тов меж­ду­на­род­ной тех­ни­че­ской по­мо­щи и бан­ков.

О БУ­ДУ­ЩЕМ

Что ка­са­ет­ся де­тей, то за это вре­мя мы по­ме­ня­ли три шко­лы. К со­жа­ле­нию, не най­дя об­ра­зо­ва­ния нор­маль­но­го ка­че­ства, вы­нуж­де­ны бы­ли пе­рей­ти на ди­стан­ци­он­ную фор­му обу­че­ния. Та­кая про­грам­ма есть при шко­ле №328. Они, ко­неч­но, дру­жат меж­ду со­бой, но пе­ре­ход­ный воз­раст есть пе­ре­ход­ный воз­раст, и вся­кое бы­ва­ет меж­ду все­ми бра­тья­ми и сест­ра­ми.

У ме­ня гран­ди­оз­ные пла­ны — уже по­ста­ви­ла как лич­ные, так и про­фес­си­о­наль­ные це­ли. Для на­ча­ла хо­чу ку­пить жи­лье. Мы до сих пор сни­ма­ем квар­ти­ру. Еще хо­чу от­крыть офис в Ев­ро­пе и Аме­ри­ке. Ку­пить ав­то­мо­биль.

ЕСТЬ ЛИ О ЧЕМ ЖА­ЛЕТЬ?

О чем жа­лею? Я хо­чу до­мой! Где есть дом, квар­ти­ра, где мы бы­ли счаст­ли­вы всей се­мьей. Там оста­лись 10 лет жиз­ни и пол­жиз­ни мо­их сил. Там моя ба­буш­ка, ей уже 80 лет, сей­час она в боль­ни­це. К ней по­сто­ян­но при­ез­жа­ет моя ма­ма, и ее на­ве­ща­ет мой дя­дя. Но все рав­но хо­чет­ся об- нять­ся, по­го­во­рить с ней, я не ви­де­ла род­ствен­ни­ков уже три с по­ло­ви­ной го­да. Хо­чет­ся встре­тить­ся с дру­зья­ми, ко­то­рые там жи­вут. Со сво­ей гро­ма­дой. Но по­ка по­ехать да­же на один день я не мо­гу, по­то­му что там ме­ня объ­яви­ли в ро­зыск. На пер­вом же блок­по­сту мо­ей жиз­ни мо­жет угро­жать опас­ность. Так что во­прос от­па­да­ет сам со­бой. Хо­те­лось бы иметь воз­мож­ность ту­да ез­дить. Фак­ти­че­ски в род­ном го­ро­де оста­лась часть мо­е­го серд­ца, так без него и жи­ву. ■

Оль­га Бай­ви­до­вич ХО­ЧУ ДО­МОЙ:

“Там оста­лось 10 лет жиз­ни и пол­жиз­ни мо­их сил”

10% ПРИ­БЫ­ЛИ: Synergy Development Consulting пе­ре­чис­ля­ет на раз­ви­тие об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций Меж­ду­на­род­ное агент­ство пе­ре­мен и Центр управ­ле­ния раз­ви­ти­ем Кайт для раз­ви­тия об­щин (гро­мад) и неком­мер­че­ско­го сек­то­ра

ТО­РЕЗ-2014: Да­же то­гда Свет­ла­на Олей­ни­ко­ва бы­ла уве­ре­на, что То­рез — это Укра­и­на

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.