ГОД КРИПТОВАЛЮТ:

Кор­ре­спон­дент вы­яс­нял, чем вы­зван ажи­о­таж на рын­ке криптовалют и что за всем этим сто­ит

Korrespondent - - СОДЕРЖАНИЕ - Па­вел Хар­ла­мов

Крип­то­ва­лю­ты ста­ли глав­ным со­бы­ти­ем 2017 го­да. Особенно бит­ко­ин, хо­тя, как ви­дим, он по тем­пам ро­ста от­нюдь не лидер. Эта крип­то­ва­лю­та, созданная в 2008 году та­ин­ствен­ным че­ло­ве­ком (а по од­ной из вер­сий — груп­пой лиц), скры­ва­ю­щим­ся под псевдонимом Са­тоши На­ко­мо­то, спустя по­чти де­ся­ти­ле­тие пре­вра­ти­лась чуть ли не в са­мый же­лан­ный на пла­не­те ак­тив.

Рост ин­те­ре­са к бит­ко­и­ну спро­во­ци­ро­вал стре­ми­тель­ный вз­лет его сто­и­мо­сти. Ес­ли в на­ча­ле января 2017 го­да за “би­ток” давали око­ло $ 1 тыс., то в пер­вых чис­лах января 2018-го его цена на­хо­ди­лась в пре­де­лах $ 13,7-18 тыс. При этом в се­ре­дине де­каб­ря 2017 го­да бит­ко­ин до­стиг сво­е­го ис­то­ри­че­ско­го мак­си­му­ма и пе­ре­шаг­нул от­мет­ку в $ 20 тыс., а его сум­мар­ная ка­пи­та­ли­за­ция пре­вы­си­ла $ 300 млрд. Мно­гие эксперты и ин­ве­сто­ры счи­та­ют, что в 2018 году не ис­клю­чен рост кур­са бит­ко­и­на до $ 50 и да­же $ 100 тыс. Но у криптовалют есть не толь­ко по­клон­ни­ки, но и кри­ти­ки. Они уве­ре­ны, что бит­ко­ин и его со­бра­тья — это оче­ред­ной “пу­зырь”, ко­то­рый вот-вот лоп­нет.

В ПАМЯТЬ О ТЮЛЬПАНАХ

Сто­рон­ни­ки тео­рии “крип­то­пу­зы­ря” при­во­дят до­воль­но вес­кие ар­гу­мен­ты, с ко­то­ры­ми по­рой сложно спо­рить. Один из них — ана­ло­гия с тюль­па­но­ма­ни­ей в 1636-1637 го­дах в Ни­дер­лан­дах. Тогда про­изо­шел ажи­о­таж­ный всплеск спро­са на лу­ко­ви­цы тюль­па­нов, ко­то­рые при­влек­ли вни­ма­ние спе­ку­лян­тов. За год сто­и­мость цве­тов мно­го­крат­но воз­рос­ла, а в на­ча­ле 1637 го­да пе­ре­гре­тый ры­нок рух­нул, так как це­ны на са­жен­цы тюль­па­нов бы­ли мно­го­крат­но и совершенно необос­но­ван­но за­вы­ше­ны.

Нечто по­хо­жее происходит и с крип­то­ва­лю­та­ми. Рост це­ны бит­ко­и­на, как и луковиц тюль­па­нов, про­изо­шел имен­но тогда, ко­гда эту ва­лю­ту на­ча­ли мас­со­во ску­пать непрофессиональные ин­ве­сто­ры. Про­сто по­то­му, что это “мод­но и необыч­но”. Еще один упрек в ад­рес “бит­ка” — отсутствие ре­аль- ных ак­ти­вов, ко­то­рые под­кре­пи­ли бы его сто­и­мость. На­при­мер, тот же дол­лар на пер­вых по­рах был при­вя­зан к зо­ло­ту. По­чти сто­ле­тие сво­бод­но кон­вер­ти­ро­вал­ся в зо­ло­то и фунт стер­лин­гов, ко­то­рый вплоть до 1914 го­да имел ста­тус ре­зерв­ной ва­лю­ты. Бит­ко­ин же, на первый взгляд, растет толь­ко на ожи­да­ни­ях ин­ве­сто­ров, ко­то­рые вкла­ды­ва­ют в него деньги и ве­рят в то, что крип­то­ва­лю­та должна до­ро­жать. При этом ар­гу­мент, что бит­ко­ин необ­хо­ди­мо до­бы­вать (май­нить) с помощью вы­чис­ли­тель­ных мощ­но­стей ком­пью­те­ров, что де­ла­ет его вви­ду слож­но­сти до­бы­чи и ма­ло­до­ступ­но­сти очень по­хо­жим на зо­ло­то, под­вер­га­ют до­воль­но рез­кой кри­ти­ке. Все-та­ки драг­ме­тал­лы — это ма­те­ри­аль­ный и ося­за­е­мый ак­тив, ко­то­рый давно при­знан че­ло­ве­че­ством и го­ря­чо лю­бим мно­ги­ми ин­ве­сто­ра­ми. Хо­тя зо­ло­то за по­след­ние 30 лет до­ро­жа­ло и де­ше­ве­ло мно­го­крат­но. Лик­вид­ность? Тра­ди­ци­он­ные (фи­ат­ные) ва­лю­ты — это за­кон­ные пла­теж­ные сред­ства, ко­то­рые мож­но кон­вер­ти­ро­вать между со-

бой, опла­чи­вать то­ва­ры, услу­ги, на­ло­ги, на­кап­ли­вать в них сбе­ре­же­ния. Крип­то­ва­лю­ты же на го­су­дар­ствен­ном уровне при­зна­ны лишь в некоторых стра­нах: в Япо­нии, Гер­ма­нии, Хо­рва­тии и Швей­ца­рии. Но да­же там они не все­гда мо­гут ис­поль­зо­вать­ся на­равне с обыч­ны­ми банк­но­та­ми. А в та­ких стра­нах, как Кыр­гыз­стан, Са­у­дов­ская Ара­вия, Эк­ва­дор и Бан­гла­деш, крип­то­ва­лю­ты и во­все вне за­ко­на.

Вый­ти из то­го же бит­ко­и­на или эфи­ра в дол­ла­ры, евро или грив­ны — от­но­си­тель­но неслож­но. Раз­ни­ца между кур­са­ми про­да­жи и по­куп­ки в об­мен­ни­ках обычно не пре­вы­ша­ет 5 %. В Укра­ине за 20-30 ми­нут в обмен на несколь­ко со­тых бит­ко­и­на при­шлют несколь­ко ты­сяч гри­вен на бан­ков­скую кар­ту част­ным пе­ре­во­дом — без про­блем. Ес­ли продавать/по­ку­пать де­ся­тые до­ли бит­ко­и­на, это по­тре­бу­ет чуть большего ожи­да­ния. Да и зна­ю­щие лю­ди не ре­ко­мен­ду­ют вести ра­зо­вые опе­ра­ции на сум­му боль­ше 15-20 тыс. грн, что эк­ви­ва­лент­но при­мер­но 0,03-0,045 бит­ко­и­нов.

21 МЛН НА ВСЕХ

И все же счи­тать ры­нок криптовалют однозначно фи­нан­со­вой пи­ра­ми­дой или “пу­зы­рем” некор­рект­но. Да, та­кие вло­же­ния действительно несут рис­ки для ин­ве­сто­ров. Падение кур­са бит­ко­и­на во вто­рой половине де­каб­ря 2017 го­да по­чти на 30% лишний раз это под­твер­ди­ло. Но по­хо­жие си­ту­а­ции происходят и на клас­си­че­ских бир­же­вых рын­ках, где ко­ле­ба­ние кур­сов ва­лют, ак­ций и об­ли­га­ций — яв­ле­ние при­выч­ное. По­это­му ло­гич­но, что веч­ным рост криптовалют то­же быть не может. И по­сле взле­та ра­но или позд­но происходит падение и “от­кат”. Прав­да, у бит­ко­и­на есть важ­ная осо­бен­ность, которая по­тен­ци­аль­но играет на его удо­ро­жа­ние и защищает от ин­фля­ции. Объ­ем эмис­сии этой крип­то­ва­лю­ты огра­ни­чен 21 млн мо­нет. То есть эмис­сия бит­ко­и­на — ве­ли­чи­на ко­неч­ная. И ко­гда все бит­ко­и­ны будут до­бы­ты (хо­тя, по разным оцен­кам, это про­изой­дет не рань­ше 2140 го­да), они станут де­фи­цит­ным ак­ти­вом, ко­то­рый бла­го­да­ря вы­со­ко­му спро­су будет рас­ти в цене. Или по край­ней ме­ре не па­дать. Но для то­го, что­бы этот спрос су­ще­ство­вал и до­бы­тая ва­лю­та не пре­вра­ти­лась в пыль, она должна ис­поль­зо­вать­ся на прак­ти­ке как средство пла­те­жа и на­коп­ле­ния.

Причем воз­мож­ность бес­пре­пят­ствен­но опла­чи­вать крип­то­ва­лю­та­ми то­ва­ры и услу­ги как раз и станет тем за­щит­ным ме­ха­низ­мом, ко­то­рый убе­ре­жет циф­ро­вые деньги от ка­та­стро­фи­че­ских последствий, с ко­то­ры­ми столк­ну­лись про­дав­цы тюль­па­нов в XVII ве­ке.

НАМ НЕ СТРАШЕН НБУ

Но вот здесь возникает ди­лем­ма. Одно из главных пре­иму­ществ криптовалют за­клю­ча­ет­ся в де­цен­тра­ли­за­ции. В от­ли­чие от дол­ла­ра, евро или грив­ны, эмис­сию и об­ра­ще­ние ко­то­рых кон­тро­ли­ру­ют цен­траль­ные бан­ки, циф­ро­вые деньги может вы­пус­кать (до­бы­вать) любой же­ла­ю­щий при на­ли-

чии мощ­но­го ком­пью­те­ра. Де­цен­тра­ли­за­ция защищает крип­то­ва­лю­ты от фи­нан­со­вых и по­ли­ти­че­ских кри­зи­сов, а та­к­же ис­клю­ча­ет вли­я­ние на их сто­и­мость со сто­ро­ны вла­стей.

При этом данные об опе­ра­ци­ях с крип­то­ва­лю­та­ми от­кры­ты, но в то же вре­мя кон­крет­ные участ­ни­ки тран­сак­ций за­шиф­ро­ва­ны и ано­ним­ны. То есть по­сто­рон­ние ли­ца не мо­гут увидеть, кто осу­ществ­ля­ет пе­ре­во­ды, но мо­гут на­блю­дать сам факт пе­ре­во­да. Толь­ко вот ано­ним­ность од­но­вре­мен­но яв­ля­ет­ся и недо­стат­ком. Отсутствие кон­тро­ля и, как след­ствие, при­зна­ния криптовалют на за­ко­но­да­тель­ном уровне практически не остав­ля­ет для бит­ко­и­на и дру­гих ва­лют шансов за­нять ме­сто тра­ди­ци­он­ных де­нег.

Хо­тя уже за­пу­ще­ны на бир­жах в США фью­черсы на бит­ко­и­ны. А цен­тро­бан­ки рас­смат­ри­ва­ют воз­мож­ность часть ре­зер­вов дер­жать имен­но в крип­то­ва­лю­тах. И то и другое — сиг­нал о том, что цен­тро­бан­ки при­ни­ма­ют крип­то­ва­лю­ты вполне все­рьез.

Но по­ка что каж­дая страна при­ду­мы­ва­ет свой “ве­ло­си­пед” в смыс­ле ре­гу­ли­ро­ва­ния об­ра­ще­ния криптовалют. В Но­р­ве­гии, на­при­мер, бит­ко­ин счи­та­ет­ся бир­же­вым ак­ти­вом, вла­сти Ки­тая и Фин­лян­дии при­зна­ли крип­то­ва­лю­ты то­ва­ром, а в Укра­ине Национальный банк и дру­гие кон­тро­ли­ру­ю­щие ор­га­ны про­дол­жа­ют дис­ку­ти­ро­вать на те­му, что же та­кое крип­то­ва­лю­ты: де­неж­ные сред­ства, ва­лют­ные ценности, ценные бу­ма­ги или де­неж­ные сур­ро­га­ты. По­это­му по­ка вме­сто та­ко­го “ка­лей­до­ско­па” не будет при­нят еди­ный свод пра­вил в от­но­ше­нии криптовалют, не сто­ит рас­счи­ты­вать на то, что они станут пол­но­цен­ным сред­ством пла­те­жа.

НА ТЕМ­НОЙ СТО­РОНЕ

Ано­ним­ность операций с циф­ро­вы­ми день­га­ми по­рож­да­ет еще од­ну про­бле­му — уход от упла­ты на­ло­гов, ле­га­ли­за­цию те­не­вых до­хо­дов и фи­нан­си­ро­ва­ние тер­ро­риз­ма. В де­каб­ре 2017 го­да На­ци­о­наль­ное по­ли­цей­ское агентство Япо­нии со­об­щи­ло, что с ап­ре­ля по сен­тябрь про­шло­го го­да за­фик­си­ро­ва­но 170 со­мни­тель­ных операций с крип­то­ва­лю­та­ми, ко­то­рые име­ют при­зна­ки от­мы­ва­ния де­нег. Тогда же, в де­каб­ре, пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны Бол­га­рии рас­кры­ли груп­пи­ров­ку кон­тра­бан­ди­стов, изъ­яв у них око­ло 200 тыс. бит­ко­и­нов, что на тот мо­мент бы­ло эк­ви­ва­лент­но $ 3 млрд.

В сен­тяб­ре 2017 го­да против трех рос­сий­ских пред­при­ни­ма-

те­лей бы­ло воз­буж­де­но уго­лов­ное де­ло о неза­кон­ном об­на­ли­чи­ва­нии че­рез крип­то­ва­лю­ту бо­лее чем 0,5 млрд руб­лей. А еще в на­ча­ле 2014 го­да в США был аре­сто­ван за­ме­сти­тель гла­вы благотворительного фон­да Bitcoin Foundation Чар­ли Шрем, ко­то­ро­го пра­во­охра­ни­те­ли об­ви­ни­ли в от­мы­ва­нии де­нег и осо­знан­ном по­соб­ни­че­стве в ано­ним­ной про­да­же нар­ко­ти­ков. От­дель­ные страны вместе с по­пыт­ка­ми при­дать крип­то­ва­лю­там за­кон­ный ста­тус все-та­ки вы­ра­ба­ты­ва­ют ме­ха­низм на­ло­го­об­ло­же­ния операций с циф­ро­вы­ми день­га­ми. В Бол­га­рии, на­при­мер, На­ци­о­наль­ное агентство по до­хо­дам при­рав­ни­ва­ет до­хо­ды от сде­лок с крип­то­ва­лю­та­ми к до­хо­дам от фи­нан­со­вых ак­ти­вов, ко­то­рые об­ла­га­ют­ся на­ло­гом по став­ке 10%. А ми­ни­стер­ство фи­нан­сов Рос­сии в октябре 2017 го­да опуб­ли­ко­ва­ло пись­мо-разъ­яс­не­ние, в ко­то­ром ука­за­ло, что с до­хо­дов, воз­ни­ка­ю­щих в ре­зуль­та­те куп­ли-про­да­жи бит­ко­и­нов, дол­жен упла­чи­вать­ся по­до­ход­ный на­лог (НДФЛ) на об­щих ос­но­ва­ни­ях. Но опять-та­ки это все част­но­сти и чет­ко­го по­ни­ма­ния, как под­ве­сти крип­то­ва­лю­ты под нор­мы на­ло­го­во­го за­ко­но­да­тель­ства, по-преж­не­му нет. Но для Укра­и­ны лучше бы при­смот­реть­ся к опы­ту Бе­ла­ру­си — там с конца де­каб­ря действует де­крет пре­зи­ден­та, ко­то­рым все опе­ра­ции с крип­то­ва­лю­той не об­ла­га­ют­ся на­ло­га­ми, а об­ла­га­ют­ся толь­ко до­хо­ды от их реализации, вы­ве­ден­ные в тра­ди­ци­он­ные ва­лю­ты — бе­ло­рус­ский рубль и дру­гие.

АЛЬТКОИНЫ. НЕДОРОГО.

Ко­неч­но же, эн­ту­зи­а­сты криптовалют не дрем­лют и успешно за­щи­ща­ют свою вот­чи­ну. От­ве­том на ожив­лен­ный ин­те­рес со сто­ро­ны вла­стей и кон­тро­ли­ру­ю­щих органов ста­ло по­яв­ле­ние огром­но­го чис­ла так на­зы­ва­е­мых “альт­ко­и­нов”. Это аль­тер­на­тив­ные бит­ко­и­ну крип­то­ва­лю­ты, од­на из задач ко­то­рых — преодолеть за­ло­жен­ные в “би­ток” огра­ни­че­ния. Речь идет о воз­мож­но­сти эми­ти­ро­вать бес­ко­неч­ное число мо­нет, уси­лить ско­рость, шиф­ро­ва­ние и ано­ним­ность операций, а та­к­же уде­ше­вить май­нинг. Ведь до­бы­ча бит­ко­и­нов требует все больших мощ­но­стей, и, как результат, эф­фек­тив­ность май­нин­га па­да­ет. С января 2014-го по январь 2018 го­да до­ход­ность от май­нин­га бит­ко­и­нов сни­зи­лась при­бли­зи­тель­но в 150 раз. До­бы­вать альткоины го­раз­до про­ще, особенно на пер­вых эта­пах. А учи­ты­вая, что в течение 2017 го­да по­яви­лось по­ряд­ка 700 но­вых криптовалют, май­не­рам есть где раз­вер­нуть­ся. Прав­да, неко­то­рые крип­то­ва­лю­ты не про­жи­ва­ют и нескольких месяцев. Но от­дель­ные из них по сво­ей по­пу­ляр­но­сти уже мо­гут по­тя­гать­ся с бит­ко­и­ном — Ripple, Ethereum, Bitcoin Cash и дру­гие (см. таб­ли­цу).

ПРИВЕТ, БУ­ДУ­ЩЕЕ!

По боль­шо­му счету са­мое цен­ное в крип­то­ва­лю­тах в це­лом и в бит­ко­ине в част­но­сти — от­нюдь не спе­ку­ля­тив­ный рост сто­и­мо­сти, а воз­мож­но­сти блок­чей­на. Это тех­но­ло­гия, на ко­то­рой зи­ждет­ся весь ры­нок криптовалют. Имен­но она обес­пе­чи­ва­ет шиф­ро­ва­ние, ано­ним­ность и безопасность операций, ми­ни­ми­зи­руя рис­ки взло­ма и кра­жи циф­ро­вых де­нег. Блок­чейн га­ран­ти­ру­ет необ­ра­ти­мость тран­сак­ций. То есть, ес­ли од­на сторона про­ве­ла пла­теж, она его не смо­жет от­ме­нить. При опе­ра­ци­ях с крип­то­ва­лю­та­ми нет огра­ни­че­ний по сум­мам пе­ре­во­дов и пла­те­жей, а ко­мис­сии в ра­зы ни­же, чем у бан­ков. Крип­то­ва­лют­ны­ми ко­шель­ка­ми мож­но пользоваться на любом устрой­стве, будь то смарт­фон, план­шет или но­ут­бук. Для операций нет ре­ги­о­наль­ной при­вяз­ки: пе­ре­вод или опла­ту мож­но осу­ще­ствить из любой точки ми­ра без вся­ких кон­вер­та­ций, кур­со­вых по­терь и огра­ни­че­ний. По­ми­мо это­го, блок­чейн от­кры­ва­ет боль­шие воз­мож­но­сти и пер­спек­ти­вы для биз­не­са и го­су­дар­ства в сфе­ре элек­трон­но­го пра­ви­тель­ства, ре­ги­стра­ции различных сде­лок, со­зда­ния си­стем уче­та. Ины­ми сло­ва­ми, блок­чейн позволяет повысить безопасность, зна­чи­тель­но уде­ше­вить и упро­стить предо­став­ле­ние услуг со сто­ро­ны го­су­дар­ствен­ных органов и но­та­ри­усов, лик­ви­ди­ро­вать бю­ро­кра­тию.

Вопрос лишь в том, ка­кую пра­во­вую по­зи­цию по от­но­ше­нию к циф­ро­вым день­гам зай­мут в дру­гих стра­нах. По­ка что пол­но­цен­ным пла­теж­ным сред­ством крип­то­ва­лю­ты счи­та­ют­ся лишь в Япо­нии. И эксперты ожи­да­ют, что в 2018 году опла­ту в бит­ко­и­нах будут принимать уже несколь­ко сот ты­сяч япон­ских ком­па­ний. Но оче­вид­но, что призна­ние криптовалют будет до­воль­но дол­гим и непро­стым про­цес­сом, на фоне ко­то­ро­го мы еще не раз уви­дим взле­ты и па­де­ния как бит­ко­и­на, так и осталь­ных альт­ко­и­нов, а та­к­же оже­сто­чен­ную кри­ти­ку в их ад­рес. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.