РЕИНТЕГРАЦИЯ С ИН­ТЕ­РЕ­СОМ:

Korrespondent - - СОДЕРЖАНИЕ -

По­че­му ми­нистр внут­рен­них дел ак­тив­но пред­ла­га­ет свое ви­де­ние пер­спек­тив уре­гу­ли­ро­ва­ния кон­флик­та на Дон­бас­се

На пя­том го­ду ги­брид­но­го про­ти­во­сто­я­ния с Рос­си­ей у Укра­и­ны все так же нет внят­ной стра­те­гии ре­ин­те­гра­ции ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий. Не­по­нят­на роль тех или иных го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов. Не ви­дят сво­е­го ме­ста пред­ста­ви­те­ли экс­перт­ной сре­ды и про­сто нерав­но­душ­ные граж­дане. Все это раз­вя­зы­ва­ет ру­ки вы­со­ко­по­став­лен­ным го­су­дар­ствен­ным му­жам, они мо­гут не огля­ды­вать­ся ни на об­ще­ствен­ное мне­ние, ни да­же друг на дру­га. Пре­зи­дент Петр По­ро­шен­ко раз за ра­зом по­вто­ря­ет те­зис о без­аль­тер­на­тив­но­сти мин­ских до­го­во­рен­но­стей, на­шед­ший от­ра­же­ние да­же в ито­го­вом ком­мю­ни­ке сам­ми­та Боль­шой се­мер­ки. Ар­сен Ава­ков, на­про­тив, по­ла­га­ет, что мин­ский про­цесс мертв, а вос­ста­нав­ли­вать тер­ри­то­ри­аль­ную це­лост­ность нуж­но с по­мо­щью по­ли­цей­ской опе­ра­ции.

Идея “мин­ский про­цесс мертв” са­ма по се­бе не так уж да­ле­ка от ре­аль­но­сти, но вы­гля­дит все же уто­пич­но. С мая, по­сле на­ча­ла опе­ра­ции объ­еди­нен­ных сил на во­сто­ке стра­ны, на­блю­да­ет­ся уси­ле­ние об­стре­лов, все ча­ще гиб­нут и по­лу­ча­ют ра­не­ния и во­ен­но­слу- жа­щие, и мир­ные граж­дане. Ес­ли ми­ни­стру внут­рен­них дел хо­чет­ся най­ти оправ­да­ние су­ще­ство­ва­нию хо­ро­шо во­ору­жен­ной и осна­щен­ной На­ци­о­наль­ной гвар­дии. Ес­ли он тор­же­ствен­но от­кры­вал в мае по­ли­цей­ский уча­сток в Ста­ни­це Лу­ган­ской. Это все рав­но не по­вод счи­тать ре­а­ли­стич­ной “так­ти­ку, ко­то­рой все ап­ло­ди­ру­ют”, тем бо­лее что “ля­гу­ша­чьи прыж­ки” для воз­вра­ще­ния кон­тро­ля над “се­рой зо­ной” все рав­но осу­ществ­ля­ют имен­но во­ен­ные.

Ава­ков пре­тен­ду­ет на са­мо­сто­я­тель­ную роль и стре­мит­ся про­де­мон­стри­ро­вать свое ви­де­ние си­ту­а­ции, в ко­то­рой на­хо­дит­ся стра­на уже пя­тый год. По­пыт­ка по­хваль­ная, но толь­ко в том слу­чае, ес­ли она вый­дет на уро­вень ши­ро­кой и эф­фек­тив­ной дис­кус­сии с уча­сти­ем на­ших внеш­не­по­ли­ти­че­ских парт­не­ров. Вот толь­ко та­кой по­во­рот со­бы­тий пред­став­ля­ет­ся ма­ло­ре­аль­ным. Тем бо­лее се­год­ня, ко­гда стар­то­ва­ла пре­зи­дент­ская кам­па­ния, ко­то­рая непре­мен­но пе­ре­те­чет в пар­ла­мент­скую. На­род­ный фронт (по­ли­ти­че­ская си­ла, в ко­то­рой Ава­ков яв­ля­ет­ся од­ним из клю­че­вых бе­не­фи­ци­а­ров) пре­тен­ду­ет на пе­ре­за­груз­ку: он про­дол­жа­ет тор­ги с гла­вой го­су­дар­ства о фор­ма­те бу­ду­ще­го по­ли­ти­че­ско­го аль­ян­са, а еще пред­ла­га­ет при­нять за­кон о кол­ла­бо­ра­ци­о­низ­ме. Идея с за­ко­ном не ли­ше­на здра­во­го смыс­ла, хо­тя ми­нистр внут­рен­них дел при­зна­ет, что по­доб­но­го за­ко­на се­год­ня нет ни в од­ной стране ми­ра. Тем бо­лее что вой­на с Рос­си­ей де-юре не объ­яв­ле­на, она но­сит ги­брид­ный ха­рак­тер, и опре­де­лить в ней кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов до­воль­но непро­сто. Све­жень­кий при­мер: как ни воз­му­ща­ют­ся вы­зы­ва­ю­щим спи­чем де­пу­та­та Ев­ге­ния Му­ра­е­ва, а к кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стам при­чис­лить его ох как непро­сто. Впро­чем, в по­зи­ции Ава­ко­ва по по­во­ду за­ко­на о кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стах есть ра­ци­о­наль­ное зер­но: он пред­ла­га­ет опре­де­лить ме­ру ком­про­мис­са об­ще­ства с те­ми, кто со­труд­ни­чал с ок­ку­па­ци­он­ной ад­ми­ни­стра­ци­ей, со­сре­до­то­чив­шись на уго­лов­ном на­ка­за­нии тех, кто со­вер­шил во­ен­ные пре­ступ­ле­ния или при­ни­мал уча­стие в ор­га­ни­за­ции неза­кон­ных “ре­фе­рен­ду­мах” и “вы­бо­рах”.

Ам­ни­стия? А она в прин­ци­пе воз­мож­на толь­ко по­сле ре­ше­ния су­дов. Но су­ды-то вряд ли прой­дут до вос­ста­нов­ле­ния кон­тро­ля над ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­ри­ей Дон­бас­са. По­ра­же­ние в из­би­ра­тель­ных пра­вах для быв­ших жи­те­лей ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий? Это оче­вид­но по­льстит пат­ри­о­ти­че­ским чув­ствам. Но воз­му­тит “глу­бо­ко оза­бо­чен­ных” ев­ро­пей­ских парт­не­ров. Ка­кую по­зи­цию по дан­но­му во­про­су зай­мет Ев­ро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка — от­дель­ный во­прос.

Да, в Бер­лине 11 июня про­шла встре­ча ми­ни­стров ино­стран­ных дел стран Нор­манд­ской чет­вер­ки, но ди­пло­ма­ти­че­ско­го про­ры­ва в во­про­се уре­гу­ли­ро­ва­ния кон­флик­та на Дон­бас­се не слу­чи­лось. Германия и Франция не рвут­ся вы­кру­чи­вать ру­ки Москве. А Пу­тин внят­но дал по­нять, что не рас­стал­ся с иде­ей пе­ре­ло­па­тить укра­ин­ский по­ли­ти­че­ский ланд­шафт, тем бо­лее что в 2019 го­ду — вы­бо­ры. Пред­ло­же­ния Ава­ко­ва мог­ли бы за­ин­те­ре­со­вать спец­пред­ста­ви­те­ля аме­ри­кан­ско­го Го­сде­пар­та­мен­та Кур­та Вол­ке­ра, за­ни­ма­ю­ще­го­ся Укра­и­ной. Ве­ро­ят­но, ми­нистр внут­рен­них дел смог пре­зен­то­вать вы­со­ко­по­став­лен­но­му за­оке­ан­ско­му ди­пло­ма­ту свое ви­де­ние по по­во­ду про­це­ду­ры уре­гу­ли­ро­ва­ния на Дон­бас­се. Вот толь­ко у Вол­ке­ра сей­час вы­нуж­ден­ный тайм-аут: Кремль по­ста­вил об­суж­де­ние си­ту­а­ции на Дон­бас­се на па­у­зу, сде­лав вид, что его пред­ста­ви­те­ля на пе­ре­го­во­рах с аме­ри­кан­ским ди­пло­ма­том — Вла­ди­сла­ва Сур­ко­ва — во­твот сме­нят на ко­го-то ино­го. Но так и не сме­ни­ли.

Тем не ме­нее у бур­ной ак­тив­но­сти Ава­ко­ва есть ра­ци­о­наль­ное объ­яс­не­ние: Укра­ине необ­хо­ди­ма кри­стал­ли­за­ция на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов, сре­ди ко­то­рых клю­че­вы­ми яв­ля­ют­ся вос­ста­нов­ле­ние тер­ри­то­ри­аль­ной це­лост­но­сти и су­ве­ре­ни­те­та. И толь­ко по­сле это­го мож­но раз­во­ра­чи­вать ши­ро­кую дис­кус­сию о ме­то­дах воз­вра­ще­ния ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий, усло­вий ре­ин­те­гра­ции и про­чих очень важ­ных, но не пер­во­оче­ред­ных за­дач.

Ев­ге­ний Маг­да, Ин­сти­тут ми­ро­вой по­ли­ти­ки

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.