PR ЗДО­РО­ВО­ГО ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА

Korrespondent - - СОДЕРЖАНИЕ -

За эту ини­ци­а­ти­ву и вот эти сло­ва Вла­ди­мир Грой­сман еще по­лу­чит пач­ку упре­ков в по­пу­лиз­ме и еще невесть в чем. Но, со­гла­сим­ся, на то и пуб­лич­ная по­ли­ти­ка, что­бы по­ли­ти­ки вре­мя от вре­ме­ни вспо­ми­на­ли об обя­за­тель­ствах пе­ред из­би­ра­те­ля­ми-на­ло­го­пла­тель­щи­ка­ми

На за­се­да­нии Кабмина 13 июня пре­мьер-ми­нистр за­явил: “…О на­шей ини­ци­а­ти­ве “мас­ки-шоу стоп”. У нас есть ре­ги­о­ны, в ко­то­рых все ре­ше­ния су­да об обыс­ках и по­лу­че­нии до­ку­мен­тов про­ис­хо­дят в со­от­вет­ствии с за­ко­ном. То есть ве­дет­ся ауди­о­за­пись за­се­да­ния, ис­сле­ду­ют­ся тща­тель­но де­ла — не пач­ка­ми под­пи­сы­ва­ют пред­став­ле­ния, а ис­сле­ду­ют. А в неко­то­рых ре­ги­о­нах лишь при вы­не­се­нии 20-30% ре­ше­ний со­блю­да­ют про­це­ду­ру, а осталь­ное — под­ко­вер­но. Это дис­кре­ди­ти­ру­ет су­деб­ную си­сте­му Укра­и­ны. Мы го­то­вы вне­сти из­ме­не­ния в за­ко­но­да­тель­ство от­но­си­тель­но уси­ле­ния от­вет­ствен­но­сти пра­во­охра­ни­те­лей за непра­во­мер­ные дей­ствия”.

Пре­мьер разо­шел­ся не на шут­ку, по­то­му что со­от­вет­ству­ю­щий за­кон “мас­ки-шоу стоп” был при­нят еще осе­нью 2017 го­да, но кар­ди­наль­но си­ту­а­цию, как ви­дим, не улуч­шил: “Я пре­зи­раю тех, кто раз­ру­ша­ет ос­но­ву на­шей эко­но­ми­ки, кто кры­шу­ет неле­галь­ный биз­нес, кон­тра­бан­ду, до­ступ то­ва­ров к укра­ин­ским рын­кам. Они но­сят по­го­ны и яв­ля­ют­ся ра­бот­ни­ка­ми пра­во­охра­ни­тель­ной си­сте­мы. Я знаю, что вы об­суж­да­е­те мои сло­ва и мои по­зи­ции по это­му по­во­ду, и мою непре­клон­ность. Знаю, что вы го­то­ви­те про­во­ка­ции про­тив пре­мьер-ми­ни­стра и пра­ви­тель­ства. Но под­чер­ки­ваю, что вы все долж­ны слу­жить го­су­дар­ству и на­пол­нять го­су­дар­ствен­ную каз­ну”.

То есть Грой­сман пре­дал оглас­ке “внут­ри­ви­до­вую борь­бу”, ко­гда од­ни си­ло­ви­ки сра­жа­ют­ся про­тив дру­гих за сфе­ры вли­я­ния и “кор­мо­вую ба­зу”. Ес­ли уж де­ло до­шло до дав­ле­ния на пре­мье­ра и его ко­ман­ду, зна­чит — си­ту­а­ция ре­аль­но ста­ла ре­во­лю­ци­он­ной. На пя­том го­ду по­сле Революции до­сто­ин­ства.

Пре­мьер-ми­нистр за­явил, что он об­ра­ща­ет­ся в Ра­ду с тем, что­бы де­пу­та­ты рас­смот­ре­ли и при­ня­ли под­го­тов­лен­ный пра­ви­тель­ством за­ко­но­про­ект, ко­то­рым про­бле­му “мас­ки­шоу” ре­шат окон­ча­тель­но и ра­ди­каль­но. Речь идет о за­ко­но­про­ек­те, ко­то­рый утвер­жден Ка­б­ми­ном и ко­то­рый преду­смат­ри­ва­ет внед­ре­ние пер­со­наль­ной от­вет­ствен­но­сти пра­во­охра­ни­те­лей за неза­кон­ные след­ствен­ные дей­ствия.

“Мы от­хо­дим от прин­ци­па кол­лек­тив­ной без­от­вет­ствен­но­сти за неза­кон­ные след­ствен­ные дей­ствия, — про­ком­мен­ти­ро­вал ини­ци­а­ти­ву пра­ви­тель­ства ми­нистр юс­ти­ции Па­вел Пет­рен­ко. — По ре­зуль­та­там рас­сле­до­ва­ния пра­во­охра­ни­тель мо­жет быть при­вле­чен к дис­ци­пли­нар­ной и иму­ще­ствен­ной от­вет­ствен­но­сти. За ущерб, при­чи­нен­ный пред­при­ни­ма­те­лю, бу­дет пла­тить кон­крет­ный пра­во­охра­ни­тель”.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.