БА­ЛАНС МЕЖ­ДУ РА­БО­ТОЙ И ЖИЗ­НЬЮ:

Korrespondent - - СОДЕРЖАНИЕ - Оль­га Бай­ви­до­вич

Как не сго­реть в по­гоне за за­ра­бот­ком и из стра­ха по­те­рять ме­сто

Тру­до­го­лизм, по­го­ня за ка­рье­рой, тер­мин “яп­пи” (мо­ло­дые про­фес­си­о­на­лы) — это все ро­дом из 80-х. Уже то­гда бы­ло до­ка­за­но, что несо­блю­де­ние ба­лан­са меж­ду ра­бо­той и жиз­нью чре­ва­то де­прес­си­я­ми, пси­хи­че­ски­ми рас­строй­ства­ми и да­же за­бо­ле­ва­ни­я­ми. Но чу­жой опыт нам ни­по­чем — и укра­ин­цы про­дол­жа­ют сго­рать на ра­бо­те. По­че­му это про­ис­хо­дит?

РА­БО­ТА ЗА­НИ­МА­ЕТ ВСЕ ОТВЕДЕННОЕ ВРЕ­МЯ. И СВЕРХ НЕГО

Глав­ная при­чи­на — ненор­ми­ро­ван­ный гра­фик: на ра­бо­ту при­хо­дишь во­вре­мя, а ухо­дишь — по­сле то­го как пе­ре­де­ла­ешь все де­ла. Лад­но, ес­ли это по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве, но ес­ли ру­ко­вод­ство на­ста­и­ва- ет? А ес­ли овер­тайм не опла­чи­ва­ет­ся под угро­зой уволь­не­ния? Со­глас­но опро­су, про­ве­ден­но­му в фев­ра­ле 2018 го­да пор­та­лом rabota.ua, пе­ре­ра­ба­ты­вать при­хо­дит­ся бо­лее 90% со­труд­ни­кам. При­том 25% де­ла­ют это по­сто­ян­но, 35% — ча­сто, 31% — ред­ко и лишь 9% — все­гда при­хо­дят и ухо­дят с ра­бо­ты во­вре­мя. По­след­ним, мож­но ска­зать, по­вез­ло. Но сто­ит за­ме­тить, что не все­гда на по­доб­ных пред­при­я­ти­ях есть вы­со­кие за­ра­бот­ки. И ча­ще все­го это гос­пред­при­я­тия или гос­учре­жде­ния.

Но, мо­жет, хо­тя бы пе­ре­ра­бот­ки опла­чи­ва­ют­ся? Как бы не так: со­глас­но все то­му же опро­су, лишь 8% ра­бот­ни­ков опла­чи­ва­ют­ся пе­ре­ра­бот­ки, 17% — ком­пен­си­ру­ют­ся от­гу­лом или пре­ми­ей, 17% — не все­гда и 58% — ни­ко­гда. Толь­ко 29% опро­шен­ных “пе­ре­ра­бот­чи- ков” при­зна­ют, что пе­ре­ра­бот­ки опла­чи­ва­ют­ся со­глас­но за­ко­но­да­тель­ству, 25% — ни­же, чем преду­смот­ре­но Тру­до­вым ко­дек­сом, и еще 12% — за пе­ре­ра­бот­ки по­лу­ча­ют по бо­лее вы­со­кой став­ке. Вы­ход? Что де­лать, ес­ли ад­ми­ни­стра­ция втор­га­ет­ся в лич­ное вре­мя ра­бот­ни­ка? Ре­зон­нее все­го неспеш­но ис­кать дру­гую ра­бо­ту — ту, где бу­дут боль­ше ува­жать ра­бо­чее вре­мя. Или про­дол­жать тер­петь про­ис­хо­дя­щее, ес­ли уро­вень опла­ты его хоть как-то оправ­ды­ва­ет. Учи­ты­вая, что чет­верть те, кто пе­ре­ра­ба­ты­ва­ет, де­ла­ют это на про­тя­же­нии пя­ти лет, то, на­вер­ное, их это устра­и­ва­ет.

Я  БЕССМЕРТНЫЙ ПОНИ

Еще од­на при­чи­на раз­ба­лан­си­ро­ва­ния ра­бо­ты и лич­но­го про­стран­ства — это спе­ци­фи­ка са­мой ра­бо­ты.

От­но­сит­ся это боль­ше к твор­че­ским про­фес­си­ям, а так­же к про­фес­си­ям, где ва­жен ре­зуль­тат и неоче­вид­на це­на его до­сти­же­ния. Со­гла­сим­ся, что вряд ли сле­сарь-сбор­щик на за­во­де или бе­тон­щик на стро­и­тель­стве небо­скре­ба смо­гут от­сто­ять две сме­ны без по­те­ри качества и рис­ка по­лу­чить уве­чье. По­это­му, к при­ме­ру, у во­ди­те­лей-даль­но­бой­щи­ков в раз­ви­тых стра­нах сто­ят ре­ги­стра­то­ры ра­бо­че­го вре­ме­ни. И на­ру­ше­ние норм ка­ра­ет­ся же­сто­чай­ше, по­то­му что рис­ки вы­со­ки и воз­мож­ные по­те­ри огром­ны.

А вот сверх­экс­плу­а­та­ция ди­зай­не­ра или про­грам­ми­ста — са­мое то. И пес­ня, в ко­то­рой по­ет­ся о ма­лень­кой ло­шад­ке, несу­щей свою но­шу, как раз об этом. Осо­бен­но это ка­са­ет­ся тех, кто ра­бо­та­ет в но­вых про­ек­тах или ве­дет по несколь­ко за­дач од­но­вре­мен­но. Кто-то, по мо­ло­до­сти об­ла­дая же­лез­ным здо­ро­вьем, взва­ли­ва­ет на се­бя су­пер­на­груз­ки. И го­ре ему, ес­ли он со вре­ме­нем не об­за­ве­дет­ся уме­ни­ем раз­гра­ни­чи­вать ра­бо­ту и лич­ное про­стран­ство.

Но есть и те, кто, про­дер­жав­шись в со­сто­я­нии жест­ко­го цейт­но­та и мно­го­за­дач­но­сти, про­сто ока­зы­ва­ют­ся на гра­ни то­го, что­бы вы­пасть из ре­аль­но­сти. И при этом ино­гда да­же не по­ни­ма­ют до кон­ца, что с ни­ми про­ис­хо­дит. Как рас­ска­за­ла кре­а­тив­ный про­дю­сер од­но­го из укра­ин­ских те­ле­ка­на­лов На­та­лья Ко­но­ва, несколь­ко лет на­зад с ней как раз и при­клю­чи­лась по­доб­ная ис­то­рия. Ее ни­кто не за­став­лял ра­бо­тать на из­нос, про­сто она, бу­дучи тру­до­го­ли­ком и че­ло­ве­ком от­вет­ствен­ным, не мог­ла по­ки­нуть ра­бо­чий пост, по­сколь­ку ду­ма­ла, что без нее ра­бо­та оста­но­вит­ся. На­та­лье по­вез­ло: она во­вре­мя об­ра­ти­лась к пси­хо­ло­гу, а по­том про­шла ле­че­ние от де­прес­сии в од­ной из сто­лич­ных част­ных кли­ник, так что эта ис­то­рия за­кон­чи­лась бо­лее или ме­нее бла­го­по­луч­но. Те­перь, не­смот­ря на ее лю­бовь к но­вым ам­би­ци­оз­ным про­ек­там, На­та­лья ста­ра­ет­ся со­блю­дать ба­ланс меж­ду ра­бо­той и лич­ной жиз­нью. По­ка это ей уда­ет­ся.

РА­БО­ТА И ТРЕ­ВО­ГА

Яв­ле­ние, на­зы­ва­е­мое “тру­до­го­лизм”, проч­но за­кре­пи­лось в сти­ле жиз­ни успеш­но­го го­ро­жа­ни­на. Как утвер­жда­ет пси­хо­лог, ге­штальт-те­ра­певт Свет­ла­на Скар­лош, с од­ной сто­ро­ны — это со­ци­аль­но одоб­ря­е­мый фе­но­мен, ко­гда лю­ди про­сто го­рят на ра­бо­те: “Счи­та­ет­ся, что они — мо­лод­цы, со­сто­яв­ши­е­ся лю­ди. Но на са­мом де­ле ча­ще все­го го­рит на ра­бо­те че­ло­век, пло­хо ор­га­ни­зо­вы­ва­ю­щий свое вре­мя, не очень хо­ро­шо вы­стра­и­ва­ю­щий свои гра­ни­цы и нечув­стви­тель­ный к се­бе и сво­им по­треб­но­стям. К то­му же чем боль­ше го­род, тем это яв­ле­ние бо­лее рас­про­стра­не­но”. От­че­го? Преж­де все­го, чем боль­ше че­ло­век ис­поль­зу­ет воз­мож­но­стей, тем мень­ше шан­сов оста­но­вить­ся или от­ка­зать­ся от че­го-то, по­сколь­ку здесь уже сра­ба­ты­ва­ют сле­ду­ю­щие фак­то­ры: низ­кая са­мо­оцен­ка, чув­ство вос­тре­бо­ван­но­сти, со­сто­я­тель­но­сти и ил­лю­зия кон­тро­ля, что в свою оче­редь сни­жа­ет нев­ро­ти­че­скую тре­во­гу.

По сло­вам Скар­лош, тру­до­го­лизм тес­но свя­зан с са­мо­оцен­кой и тре­во­гой. “Ра­бо­та ста­но­вит­ся сверх­цен­но­стью, по­то­му что пред­став­ля­ет­ся бо­лее на­деж­ной, чем все осталь­ное: она не пре­даст, не уй­дет в за­пой, не ста­нет скан­да­лить. Это то, на что мож­но опе­реть­ся, бла­го­да­ря че­му мож­но по­чув­ство­вать, что “со мной все в по­ряд­ке”, и от­но­ше­ния с ра­бо­той пред­став­ля­ют­ся бо­лее пред­ска­зу­е­мы­ми, чем с людь­ми”, — го­во­рит она. Ино­гда это страш­но вы­гля­дит: ко­гда че­ло­век не счи­та­ет, что он це­нен сам по се­бе, но “за­слу­жи­ва­ет пра­во жить” толь­ко тя­же­лым тру­дом, бу­дучи эф­фек­тив­ным каж­дую ми­ну­ту. Сю­да же цен­ность то­го, “что до­ста­лось кро­вью”, и “празд­ность — рав­но по­рок”. Это при­вет от во­ен­но­го и по­сле­во­ен­но­го по­ко­ле­ния. То­гда был необ­хо­дим тяж­кий труд, что­бы все вос­ста­но­вить. Но, не­смот­ря на то что дав­но на­сту­пи­ло дру­гое вре­мя, уста­нов­ки оста­лись. По­доб­ных со­труд­ни­ков на­зы­ва­ют “тре­вож­ны­ми”, и они счи­та­ют­ся до­воль­но цен­ны­ми, по­сколь­ку у них не бы­ва­ет ни­ка­ких осе­чек по при­чине то­го, что они ста­ра­ют­ся за­пол­нять свое вре­мя пол­но­стью ра­бо­той и мак­си­маль­но его струк­ту­ри­ру­ют. Ко­неч­но, бы­ва­ют пе­ри­о­ды в жиз­ни, ко­гда на­до по­ра­бо­тать в по­доб­ных усло­ви­ях, что­бы про­рвать­ся ли­бо за­пу­стить про­ект, по­лу­чив при этом до­стой­ное воз­на­граж­де­ние. Но нель­зя в та­ких усло­ви­ях ра­бо­тать по­сто­ян­но, по­сколь­ку то­гда мо­жет на­сту­пить и рас­пла­та. Хо­ро­шо, ес­ли де­ло огра­ни­чит­ся обыч­ной де­прес­си­ей, ко­то­рую, ес­ли она за­ме­че­на во­вре­мя, мож­но ку­пи­ро­вать в за­чат­ке при по­мо­щи пси­хо­ло­га и/или лег­ких ан­ти­де­прес­сан­тов. Но бы­ва­ет, что при та­ком сго­ра­нии на ра­бо­те че­ло­век про­сто не за­ме­ча­ет бо­лез­ней, ко­то­рые ино­гда мо­гут за­кон­чить­ся и жиз­нен­ным кра­хом.

ПРЕССИНГ НА РА­БО­ТЕ

Ря­дом с тру­до­го­лиз­мом про­гу­ли­ва­ет­ся под руч­ку та­кое яв­ле­ние, как прессинг. Это ко­гда ру­ко­вод­ство по тем или иным при­чи­нам тре- бу­ет от со­труд­ни­ков “жить на ра­бо­те”. По­доб­ное слу­чи­лось с Ви­та­ли­ем Фе­до­ро­ви­чем на преды­ду­щем ме­сте ра­бо­ты, ко­гда еще на со­бе­се­до­ва­нии его пре­ду­пре­ди­ли, что ра­бо­тать при­дет­ся чуть ли не 24 ча­са в сут­ки. “Я был пресс-сек­ре­та-

рем, но при­хо­ди­лось па­рал­лель­но вы­пол­нять обя­зан­но­сти и по при­вле­че­нию кли­ен­тов к нам в ор­га­ни­за­цию, и ре­шать во­про­сы с до­го­во­ра­ми и сче­та­ми. Се­мьи по­чти не ви­дел, по­сколь­ку ста­ви­лось по 20 за­дач, и был лишь один выходной — по­не­дель­ник”, — го­во­рит Фе­до­ро­вич. В ито­ге, ко­гда по­сле уволь­не­ния неко­то­рых со­труд­ни­ков их обя­зан­но­сти сва­ли­ли на него, и он еже­днев­но стал воз­вра­щать­ся по­сле 22:00, за­ста­вая сво­е­го ре­бен­ка спя­щим, Фе­до­ро­вич ре­шил уво­лить­ся. Прав­да, пе­ред этим на­шел дру­гое ме­сто ра­бо­ты. Фе­до­ро­вич по­шел на ра­ди­каль­ный шаг. А что де­лать тем, кто не го­тов на та­кие рез­кие дви­же­ния? Как рас­ска­зы­ва­ет HR-экс­перт пор­та­ла rabota.ua Та­тья­на Паш­ки­на, ино­гда со­труд­ни­ки при­бе­га­ют к хит­ро­стям. “Они устра­и­ва­ют се­бе неболь­шой от­дых, объ­яс­няя это бо­лез­нью или ка­ки­ми-то дру­ги­ми при­чи­на­ми. Глав­ное — этим не зло­упо­треб­лять”. Ес­ли же ре­шать­ся на уволь­не­ние, то луч­ше все­го под­го­то­вить за­пас­ную пло­щад­ку — де­неж­ный за­пас или но­вую ра­бо­ту. “По­че­му в Укра­ине те­ку­честь кад­ров с каж­дым го­дом все боль­ше?

По­то­му что лю­ди ищут но­вую ра­бо­ту, по­то­му что ста­рая их не устра­и­ва­ет”, — го­во­рит она.

ЧЕМ ГРО­ЗИТ

Как утвер­жда­ет пси­хо­лог, от пе­ре­груз­ки на ра­бо­те мо­гут раз­вить­ся лю­бые бо­лез­ни, в за­ви­си­мо­сти от фи­зи­че­ских осо­бен­но­стей кон­крет­но­го че­ло­ве­ка: “Ко­гда че­ло­век се­бя до­во­дит до ис­то­ще­ния, лю­бая си­сте­ма, ко­то­рая ока­жет­ся са­мой сла­бой в ор­га­низ­ме (ге­не­ти­че­ски или вслед­ствие ра­нее пе­ре­не­сен­но­го за­бо­ле­ва­ния), мо­жет дать сбой”. И это мо­жет слу­чить­ся до то­го, как он нач­нет стра­дать от де­прес­сии — как при­ня­то счи­тать, са­мой рас­про­стра­нен­ной ре­ак­ции на “вы­го­ра­ние”. Хо­тя и де­прес­сия сей­час уже вы­хо­дит на уро­вень эпи­де­мии. По дан­ным ВОЗ, от нее стра­да­ет бо­лее 300 млн че­ло­век всех воз­раст­ных групп — по­чти каж­дый 25 жи­тель Зем­ли. И, на­при­мер, по сло­вам хи­рур­га, зав­от­де­ле­ни­ем об­щей и аб­до­ми­наль­ной хи­рур­гии кли­ни­ки Оберіг Ни­ко­лая Мен­де­ля, по­доб­ное со­сто­я­ние мо­жет при­ве­сти к до­воль­но се­рьез­ным за­бо­ле­ва­ни­ям. “Нев­ро­зы плав­но пе­ре­хо­дят в син­дром раз­дра­жен­но­го ки­шеч­ни- ка, что несет за со­бой как за­бо­ле­ва­ния ки­шеч­ни­ка, так и язву же­луд­ка, что неред­ко за­кан­чи­ва­ет­ся опе­ра­тив­ным вме­ша­тель­ством. Ес­ли же че­ло­век вы­нуж­ден по­сто­ян­но си­деть на ра­бо­чем ме­сте, это по­вле­чет за со­бой та­кие за­бо­ле­ва­ния, как осте­о­хонд­роз и ги­по­ди­на­мия. Ес­ли же че­ло­век ис­пы­ты­ва­ет при этом стресс от ав­то­ри­тар­но­го на­чаль­ства, то мо­гут воз­ник­нуть сер­деч­ные за­бо­ле­ва­ния или бо­лез­ни, свя­зан­ные с дав­ле­ни­ем. Ино­гда и до ин­суль­тов до­хо­дит”, — от­ме­ча­ет врач. Как из­бе­жать по­доб­но­го? Как со­ве­ту­ет Мен­дель, по­чув­ство­вав при­зна­ки на­дви­га­ю­щей­ся де­прес­сии, сле­ду­ет об­ра­тить­ся к пси­хо­ло­гу, ко­то­рый по­мо­жет разо­брать­ся в се­бе и най­ти при­чи­ну та­ко­го со­сто­я­ния. Имен­но пси­хо­ло­ги по­мо­гут ее уста­но­вить, ведь тру­до­го­лизм — это лишь симп­том, и на­до не его ле­чить, а то, что к это­му при­во­дит. По­том необ­хо­ди­мо рас­ста­вить при­о­ри­те­ты, учи­ты­вая при пла­ни­ро­ва­нии ра­бо­че­го вре­ме­ни и воз­мож­ность от­ды­ха. Но ес­ли уже на­ча­лись ка­кие-то бо­лез­нен­ные про­яв­ле­ния в ор­га­низ­ме, то то­гда луч­ше прой­ти пол­ное об­сле­до­ва­ние, что­бы вы­явить очаг за­бо­ле­ва- ния. “Бы­ва­ет, что яз­ва, тре­бу­ю­щая хи­рур­ги­че­ско­го ле­че­ния, на­чи­на­ет кро­вить. Кро­во­те­че­ния мож­но оста­но­вить кон­сер­ва­тив­ны­ми ме­то­да­ми ле­че­ния, и опе­ри­ро­вать при этом необя­за­тель­но. Глав­ное — уста­но­вить при­чи­ну, а по­том уже ле­чить­ся”, — ре­зю­ми­ру­ет врач.

Кто вне зо­ны рис­ка? Те лю­ди, ко­то­рые бо­лее или ме­нее пси­хо­ло­ги­че­ски здо­ро­вы, уме­ют пра­виль­но рас­став­лять при­о­ри­те­ты и счи­та­ют, что они име­ют пра­во жить свою жизнь, при этом оста­ва­ясь не ме­нее цен­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми.

БА­ЛАНС МЕЖ­ДУ РА­БО­ТОЙ И ЖИЗ­НЬЮ: Не сго­реть на ра­бо­те в по­гоне за за­ра­бот­ком и из стра­ха по­те­рять ме­сто

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.