Певица ONUKA: «Глав­ное мое достижение - по­бе­да над де­прес­си­ей»

В гостях у «КП» в Укра­ине» по­бы­ва­ла од­на из самых яр­ких звезд со­вре­мен­ной укра­ин­ской му­зы­ки

KP in Ukraine (Thursday) - - Первая страница - Ок­са­на ГОНЧАРУК.

ONUKA, она же 32-лет­няя На­та Жиж­чен­ко, рас­ска­за­ла о сво­ей му­зы­ке, об от­но­ше­нии к соц­се­тям и да­же о се­мей­ной жизни, ко­то­рая длит­ся чуть боль­ше го­да (23 июня 2016-го На­та вы­шла за­муж за со­ли­ста груп­пы The Maneken Ев­ге­ния Фи­ла­то­ва).

«Ев­ро­ви­де­ние» аму­зы­каль­ный конкурс, но это чу­до ка­кое-то!»

- На­та, вас не рас­стра­и­ва­ет, что ва­ша му­зы­ка непо­нят­на до­ста­точ­но боль­шо­му ко­ли­че­ству лю­дей в этой стране? Или вы из­на­чаль­но за­ду­мы­ва­ли ONUKA как «элит­ный про­ект»?

- Меж­ду элит­ной му­зы­кой и непо­нят­ной есть боль­шая раз­ни­ца. Ме­ня ра­ду­ет, что боль­шое ко­ли­че­ство лю­дей все-та­ки нас по­ни­ма­ет. Я ни­ко­гда не ори­ен­ти­ро­ва­лась на мас­со­вость, и ONUKA уже пе­ре­гна­ла то, что я пла­ни­ро­ва­ла, раз в 10-20.

- В какой-то ме­ре мас­со­вость при­шла к вам по­сле бле­стя­ще­го вы­ступ­ле­ния на «Евровидении-2017».

- Это чу­до ка­кое-то! Я все­гда скеп­ти­че­ски от­но­си­лась и от­но­шусь к это­му кон­кур­су. Мне ка­жет­ся, что это аму­зы­каль­ный конкурс. Сколь­ко раз нас при­гла­ша­ли при­нять уча­стие в от­бо­роч­ных ту­рах, и я каж­дый раз го­во­ри­ла «нет». И это ка­те­го­ри­че­ское мое ре­ше­ние: все свои кон­кур­сы я уже отыг­ра­ла в детстве и не счи­таю се­бя во­ка­лист­кой, до­стой­ной пред­ста­вить Укра­и­ну на пе­сен­ном конкурсе. Джа­ма­ла под­ня­ла план­ку вы­со­ко, не ду­маю, что кто-то мо­жет у нас ее пе­ре­петь.

Но все рав­но «Ев­ро­ви­де­ние» ме­ня как-то на­шло. И я очень удив­ле­на, что на­ша му­зы­ка за­шла лю­дям. Мне ка­жет­ся, это­му спо­соб­ство­вал факт, что на­ше вы­ступ­ле­ние не по­ка­за­ли в пря­мом эфи­ре, что на­мно­го уве­ли­чи­ло про­смот­ры на на­шем ка­на­ле в ин­тер­не­те, - ка­жет­ся, за сут­ки тот но­мер око­ло двух миллионов про­смот­ре­ли. И это от­ра­зи­лось на про­дви­же­нии ONUKA в Ев­ро­пе - мы по­па­ли в чар­ты Гер­ма­нии, Гол­лан­дии, где вы­шли на пер­вое ме­сте в элек­тро­ни­ке. Ду­маю, ес­ли бы мы при­ни­ма­ли уча­стие как кон­кур­сан­ты - та­кой ре­ак­ции не было бы.

«Без своего днев­ни­ка я уже жить не мо­гу»

- Ино­гда со­зда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что вы со­бою по­сто­ян­но недовольны, при этом вы не со­зда­е­те впе­чат­ле­ния недо­люб­лен­ной в детстве де­воч­ки...

- С ро­ди­те­ля­ми у ме­ня было все хо­ро­шо. Ме­ня ни­ко­гда не ру­га­ли, не было по­во­дов, кро­ме под­рост­ко­во­го воз­рас­та. Я бы­ла лю­би­мым ре­бен­ком, ко­то­ро­му да­ри­ли мно­го внимания. Ма­ма со мной за­ни­ма­лась, и по срав­не­нию со сверст­ни­ка­ми я очень мно­го зна­ла.

В под­рост­ко­вом воз­расте я кар­ди­наль­но по­ме­ня­лась и ста­ла до­ста­точ­но де­прес­сив­ной. Сей­час по­ни­маю, что это, на­вер­ное, от па­пы пошло. Го­во­рят, что у ме­ня за­ни­жен­ная са­мо­оцен­ка, но я с этим не очень со­глас­на. Я са­мо­со­вер­шен­ству­юсь и ра­бо­таю над со­бой. На­при­мер, в 25 лет на­ча­ла за­ни­мать­ся спор­том. Это на­столь­ко при­коль­но в 25 лет ме­нять про се­бя мне­ние - мне ка­за­лось, что я до смер­ти бу­ду неспор­тив­ным хлю­пи­ком.

Еще я про­дол­жаю учить ан­глий­ский язык, бо­лее углуб­лен­но. За­ни­ма­юсь во­ка­лом, иг­рой на флей­те, хо­чу на­учить­ся иг­рать на те­лин­ке, тер­мен­вок­се…

Все есть в мо­ем днев­ни­ке, без ко­то­ро­го я жить уже не мо­гу, у ме­ня есть пла­ны на день, на неде­лю, на ме­сяц, на год.

Но глав­ное мое достижение - по­бе­да над де­прес­си­ей. Те, кто имел та­кие симп­то­мы, зна­ют, на­сколь­ко это тя­же­ло, это еже­днев­ная работа над со­бой, ти­та­ни­че­ский труд. Это для ме­ня бОль­шее достижение, чем ONUKA, ес­ли срав­ни­вать тру­до­ем­кость это­го про­цес­са.

- А та­кая страсть к пла­ни­ро­ва­нию жизни - это у вас с дет­ства?

- Где-то лет с 27-ми по­яви­лась, и я по­ня­ла, что это мой глав­ный дар ор­га­ни­зо­вы­вать свой тай­минг и тай­минг тех, кто во­круг, мне это нра­вит­ся и у ме­ня это по­лу­ча­ет­ся.

«Соц­се­ти нуж­но за­крыть»

- На­та, что вас в жизни боль­ше все­го ра­ду­ет, а что раз­дра­жа­ет?

- Очень радуют со­ба­ки. Это един­ствен­ная от­ду­ши­на. Моя со­ба­ка и про­сто все со­ба­ки, ко­то­рых я встре­чаю. Я меч­таю за­ра­бо­тать де­нег и по­стро­ить класс­ный при­ют, в ко­то­ром со­ба­ки бу­дут счаст­ли­вы - жи­вот­ные нуж­да­ют­ся в по­мо­щи, они ни­че­го не сде­ла­ли, чтобы им было пло­хо в этой жизни.

А что раз­дра­жа­ет - соц­се­ти, неве­же­ство, неис­крен­ность... - А в соц­се­тях вас что раз­дра­жа­ет? - Ди­ван­ная кри­ти­ка раз­дра­жа­ет, хей­тер­ство (про­яв­ле­ние гру­бо­го неприя-

тия или нена­ви­сти к ко­му-то или че­му

то. - Авт.). Счи­таю, что соц­се­ти нуж­но за­крыть, а му­зы­каль­ные шко­лы от­крыть, и по­боль­ше.

Недав­но об­ща­лась с ин­те­рес­ны­ми людь­ми, ко­то­рые ис­сле­ду­ют соц­се­ти: ока­за­лось, сей­час сре­ди нас живет 30% лю­дей, ро­див­ших­ся в эру соц­се­тей, и у них, в от­ли­чие от нас, об­рат­ная ре­ак­ция на ми­ми­ку. То есть у нас сна­ча­ла ми­ми­ка - по­том лайк. Че­рез ми­ми­ку ты по­ни­ма­ешь ре­ак­цию дру­гих лю­дей на се­бя. А у них сна­ча­ла лайк или диз­лайк, а по­том ми­ми­че­ская ре­ак­ция. Ужас! Треть планеты не зна­ет, как жить без соц­се­тей! И сре­ди них треть с кли­ни­че­ской де­прес­си­ей из-за раз­об­щен­но­сти вир­ту­аль­ной ре­аль­но­сти и ре­аль­ной жизни.

На­при­мер, ты за­хо­дишь че­рез планшет в вир­ту­аль­ную ре­аль­ность, а там у те­бя 10 ты­сяч лай­ков, и ты име­ешь ав­то­ри­тет. За­тем ты вы­хо­дишь на ули­цу, где те­бя ни­кто не зна­ет, и у те­бя да­же нет де­нег на ко­фе. Так ведь ча­сто бы­ва­ет. И эта раз­об­щен­ность двух ре­аль­но­стей - это ужас­но.

Я не знаю, ка­ким об­ра­зом жить с детьми, ко­то­рые тео­ре­ти­че­ски у ме­ня бу­дут. Ведь я не мо­гу за­крыть от них все, по­то­му что это невоз­мож­но.

- Да, се­го­дня де­ти по­чти не иг­ра­ют во дво­ре, как еще ва­ше по­ко­ле­ние.

- Пом­ню, что нам ни­че­го не было нуж­но, толь­ко в прят­ки иг­рать, в «краски», в «же­ла­ния». Это было так кру­то, что нель­зя было никого за­гнать до­мой. И это бы­ли пер­вые на­вы­ки об­ще­ния.

Сей­час все в ай­па­дах, и ино­гда я ви­жу, что наш кон­церт смот­рят че­рез экра­ны те­ле­фо­нов, за­пи­сы­ва­ют. За­чем?! Ведь мож­но по­том по­смот­реть про­фес­си­о­наль­ное ви­део, сня­тое ка­ме­ра­ми?

Ко­гда я ви­жу со сце­ны ты­ся­чу те­ле­фон­ных фо­на­ри­ков, мне ста­но­вит­ся страш­но. Бу­ду­щее, ко­то­ро­го я бо­я­лась, оно на­ста­ло. Это груст­но. - Но ведь вы есть в том же Фейс­бу­ке? - Я бы очень хо­те­ла уда­лить­ся от­ту­да, но не мо­гу, по­то­му что нуж­но мо­ни­то­рить си­ту­а­цию, ина­че я бу­ду асо­ци­аль­ной.

При­зна­юсь, ко­гда за­крыл­ся «ВКон­так­те», я об­ра­до­ва­лась, по­то­му что мне не нуж­но про­ве­рять те­перь две за­клад­ки. Мо­жет, это ту­по ска­за­но, но с ме­ня это сня­ло опре­де­лен­ную от­вет­ствен­ность.

Нет, ко­неч­но, в соц­се­тях удоб­но про­дви­гать му­зы­ку, новости. Сей­час мне нра­вит­ся Telegram, по­то­му что там нет это­го хла­ма: спа­ма, хей­тер­ских ком­мен­тов. Ты про­сто свою му­зы­ку рас­про­стра­ня­ешь, а ко­му ин­те­рес­но - тот про­сто смот­рит. Ту­да я не боюсь за­хо­дить.

Вы­ступ­ле­ние на ки­ев­ском «Евровидении» рез­ко под­ня­ло популярность ONUKA и в Укра­ине,

и в Ев­ро­пе.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.