Что скры­ла со­вет­ская прес­са?

40 лет по­то­пу в Дне­про­пет­ров­ске.

KP in Ukraine (Thursday) - - Первая страница - Ири­на РУДЕНКО.

28 июля 1977 го­да мно­гие за­пом­ни­ли как да­ту страш­но­го за­топ­ле­ния Дне­про­пет­ров­ска. Под ко­нец ра­бо­че­го чет­вер­га город на­по­ми­нал море, хо­тя на силь­ные осад­ки в ме­тео­свод­ках да­же на­ме­ка не бы­ло. Да и на­чав­ший­ся дождь ма­ло чем от­ли­чал­ся от обыч­но­го. Од­на­ко все из­ме­ни­лось уже че­рез ка­ких-то де­сять ми­нут.

Ма­ши­ны по кры­шу за­вяз­ли в гря­зи

Во­да про­дол­жа­ла при­бы­вать и по­сле до­ждя, сте­кая к ре­ке стре­ми­тель­ны­ми по­то­ка­ми с улиц и про­спек­тов, рас­по­ло­жен­ных несколь­ко вы­ше над уров­нем мо­ря.

- Уро­вень во­ды в цен­тре со­став­лял до по­лу­то­ра мет­ров, здесь бы­ли за­топ­ле­ны все по­лу­под­валь­ные по­ме­ще­ния, - рас­ска­зы­ва­ет ис­то­рик Мак­сим Ка­вун. - Де­сят­ки улиц ли­ши­лись ас­фаль­то­во­го по­кры­тия. По сви­де­тель­ствам оче­вид­цев, на цен­траль­ном про­спек­те Кар­ла Марк­са, в рай­оне ЦУМа, слой гря­зи со­став­лял несколь­ко де­сят­ков сан­ти­мет­ров. Осо­бо за­по­ми­на­ю­щу­ю­ся кар­ти­ну пред­став­ля­ла тер­ри­то­рия пе­ред въез­дом на Но­вый мост. Де­сят­ки ма­шин, сто­яв­шие тут, бы­ли за­топ­ле­ны по­чти по са­мую кры­шу, все они за­вяз­ли в тон­нах гря­зи…

До­ста­лось и све­то-му­зы­каль­но­му фон­та­ну воз­ле Те­ат­ра опе­ры и ба­ле­та, ко­то­рый открыли в 1974 го­ду. Про­вод­ка, обес­пе­чи­ва­ю­щая «иг­ру» вод­ных струй, ока­за­лась под во­дой, и по­сле по­то­па ее уже не смог­ли по­чи­нить.

- Мои ро­ди­те­ли и их дру­зья при лю­бом удоб­ном слу­чае рас­ска­зы­ва­ют по­дроб­но­сти со­бы­тий тех лет, - го­во­рит Люд­ми­ла Щег­ло­ва. - Они жи­ли на воз­вы­шен­но­сти и вспо­ми­на­ют, что до­мой при­шлось до­би­рать­ся, сняв обувь, посколь­ку шли по ко­ле­но в во­де. А вот род­ная сест­ра па­пы жи­ла в ни­зине, в рай­оне ЦУМа. Ее квар­ти­ра на­хо­ди­лась на так на­зы­ва­е­мом ну­ле­вом эта­же, то есть в по­лу­под­ва­ле. Ее то­гда пол­но­стью за­то­пи­ло. Вла­сти го­ро­да по­сле до­ждя от­се­ли­ли лю­дей, чьи квар­ти­ры бы­ли пол­но­стью за­топ­ле­ны, на окра­и­ну го­ро­да, где воз­вы­шен­ность.

Не уда­лось из­бе­жать и че­ло­ве­че­ских жертв. Со­глас­но слу­хам, ко­то­рые пе­ре­ска­зы­ва­ют и ныне, несколь­ких лю­дей за­тя­ну­ло в ка­на­ли­за­ци­он­ные лю­ки. К со­жа­ле­нию, точ­ные дан­ные неиз­вест­ны. В мест­ной прес­се опуб­ли­ко­ва­ли лишь… ре­пор­та­жи о суб­бот­ни­ках по рас­чист­ке го­ро­да.

О жерт­вах га­зе­ты мол­ча­ли

Од­на­ко рас­ска­зы о че­ло­ве­че­ских жерт­вах не вы­дум­ки. Вот что вспо­ми­на­ет про­фес­сор Ин­сти­ту­та жур­на­ли­сти­ки Ки­ев­ско­го на­ци­о­наль­но­го уни­вер­си­те­та им. Та­ра­са Шев­чен­ко Ал­ла Бой­ко, ко­то­рая ро­ди­лась в Дне­пре. На 70-е вы­па­ли ее школь­ные и сту­ден­че­ские го­ды:

- Я воз­вра­ща­лась до­мой, на про­спек­те Кар­ла Марк­са во­да под­ня­лась мне по грудь. Лю­ди шли, дер­жась под ру­ки, по пять-шесть че­ло­век. Воз­ни­ка­ли ка­кие-то во­до­во­ро­ты, но мне бы­ло ве­се­ло, по­ка не уви­де­ла, как спи­ной вверх про­плы­ва­ет жен­щи­на. Поз­же до­шло - она мерт­ва, уто­ну­ла. Как ока­за­лось, во вре­мя это­го по­то­па по­гиб­ли сот­ни лю­дей - в по­лу­под­валь­ных квар­ти­рах, част­ных до­мах, ав­то­мо­би­лях, про­сто на ули­цах. Ока­за­лось, на Дне­пре про­рва­ло дам­бу, и во­да хлы­ну­ла на степ­ной город. По­мощь ока­за­ли не во­вре­мя, по­топ на­чал­ся в кон­це ра­бо­че­го дня, и все чи­нов­ни­ки уже разъ­е­ха­лись. При­ни­мать ре­ше­ние о спа­се­нии го­ро­жан ни­кто не спе­шил.

На сле­ду­ю­щий день в про­грам­ме «Вре­мя» вскользь упо­мя­ну­ли - в Дне­про­пет­ров­ске вы­па­ло огром­ное ко­ли­че­ство осад­ков - и все! Моя ма­ма вспо­ми­на­ла, что в го­ро­де го­во­ри­ли о страш­ном со­бы­тии: вос­пи­та­тель­ни­ца в дождь за­ве­ла груп­пу де­тей в под­зем­ный пе­ре­ход, их на­кры­ло во­дой. И вот че­рез три дня по­сле по­то­па два­дцать ма­лень­ких гро­бов с те­ла­ми этих ма­лы­шей про­нес­ли ми­мо об­ко­ма Ком­пар­тии. Эту про­цес­сию ни­кто не ре­шил­ся оста­но­вить. Ко­неч­но, га­зе­ты про­мол­ча­ли.

Дне­про­пет­ровск в ту по­ру был за­кры­тым го­ро­дом, по­это­му ка­кую-ли­бо ин­фор­ма­цию о точ­ном ко­ли­че­стве жертв най­ти труд­но. Да и в це­лом, как го­во­рит Мак­сим Ка­вун, ни­ка­ких офи­ци­аль­ных до­ку­мен­тов по по­во­ду по­то­па в мест­ных ар­хи­вах най­ти не уда­лось. Бо­лее то­го, не оста­лось да­же фо­то­сви­де­тельств это­го раз­гу­ла сти­хии. (При этом име­ют­ся фо­то по­то­па 1931 го­да!) Лиш­ний раз вы­но­сить сор из из­бы ни­кто не со­би­рал­ся, по­это­му все све­де­ния тща­тель­но за­чи­ща­лись. Так что при­хо­дит­ся до­воль­ство­вать­ся вос­по­ми­на­ни­я­ми ста­ро­жи­лов о те­ле­фон­ных буд­ках, при при­кос­но­ве­нии к ко­то­рым мож­но бы­ло по­лу­чить удар то­ком, о слое ила на цен­траль­ной пло­ща­ди, ко­то­рый не то­ро­пи­лись уби­рать, и о мно­го­чис­лен­ных жерт­вах.

«В го­ро­де все спо­кой­но», - пи­са­ла со­вет­ская прес­са, хо­тя тут слу­чи­лось боль­шое бед­ствие.

Со­хра­ни­лись фо­то на­вод­не­ния 1931 го­да. А вот 1977-го най­ти не уда­лось.

Мак­сим Ка­вун.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.