«Чер­ная бух­гал­те­рия это се­рьез­ный эк­за­мен для НАБУ»

При от­сут­ствии до­ку­мен­тов рас­сле­до­вать ком­про­мат бу­дет очень слож­но.

KP in Ukraine - - Картина дня - Ва­ле­рия ЧЕПУРКО

На­ци­о­наль­ное ан­ти­кор­руп­ци­он­ное бю­ро при­ня­ло в ра­бо­ту чер­ную бух­гал­те­рию Пар­тии ре­ги­о­нов, во­круг ко­то­рой в по­след­нее вре­мя бур­лят эмо­ции. Та­кой вы­вод мож­но сде­лать из пуб­лич­но­го за­яв­ле­ния ди­рек­то­ра НАБУ Ар­те­ма Сыт­ни­ка. По его сло­вам, фак­ти­че­ски каж­дая за­пись в кни­гах, ко­то­рые бы­ли пе­ре­да­ны быв­шим пер­вым за­мгла­вы СБУ Вик­то­ром Тре­па­ком, яв­ля­ет­ся от­дель­ным уго­лов­ным про­из­вод­ством.

Все­го в НАБУ был пе­ре­дан 841 лист, на каж­дом - око­ло 30 за­пи­сей. Да­же ес­ли от­ме­сти ме­лоч­ные пла­те­жи сто­и­мо­стью око­ло 5 дол­ла­ров - а та­кие в «гросс­бу­хах» то­же есть, - по­лу­ча­ет­ся, что на сы­щи­ков ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го бю­ро па­да­ет око­ло 20 ты­сяч уго­лов­ных дел. По­это­му со­сре­до­то­чить­ся ре­ши­ли по­ка на фак­тах, где речь идет о са­мых круп­ных сум­мах.

- Это очень се­рьез­ный эк­за­мен для НАБУ, - счи­та­ет ад­во­кат Алек­сандр Пла­хот­нюк. - Как по мне, то сна­ча­ла бы сле­до­ва­ло за­нять­ся прак­ти­че­ской ра­бо­той, а по­том уже де­лать за­яв­ле­ния. Хо­тя бы по­то­му, что лю­ди, ко­то­рые мо­гут фи­гу­ри­ро­вать в этом де­ле, уже пре­ду­пре­жде­ны и мо­гут по­пы­тать­ся уни­что­жить до­ка­за­тель­ства.

По сло­вам Сыт­ни­ка, пред­ва­ри­тель­ный ана­лиз неко­то­рых под­пи­сей, ко­то­рые сто­ят в кни­ге, сви­де­тель­ству­ет о неко­то­рых сов­па­де­ни­ях.

- Окон­ча­тель­ный от­вет по это­му по­во­ду бу­дет предо­став­лен по­сле про­ве­де­ния со­от­вет­ству­ю­щих экс­пер­тиз, - по­обе­щал ди­рек­тор НАБУ.

Заста­вить си­лой сдать на ис­сле­до­ва­ние свою рос­пись человека нель­зя. Но в рам­ках рас­сле­до­ва­ния уго­лов­но­го про­из­вод­ства мож­но изъ­ять офи­ци­аль­ные до­ку­мен­ты с пе­ча­тя­ми, где по­до­зре­ва­е­мый так­же ста­вил свою под­пись, и сли­чить об­раз­цы.

- Да­же ес­ли бу­дет до­ка­за­но, что в чер­ной бух­гал­те­рии рас­пи­сы­вал­ся тот же че­ло­век, ко­то­рый под­пи­сы­вал ле­галь­ные бумаги, это не бу­дет пря­мой ули­кой. Чи­нов­ник или дру­гое ли­цо за­явит, что не пом­нит, где и за­чем рас­пи­сы­вал­ся, ли­бо не ви­дел тек­ста, ли­бо стал жерт­вой под­ло­га.

Та­ким же шат­ким до­ка­за­тель­ством ста­нут и ре­зуль­та­ты до­про­сов, ко­то­рые НАБУ обе­ща­ет про­ве­сти со все­ми фи­гу­ран­та­ми спис­ков.

- Кто-то ко­го-то, без­услов­но, мо­жет «слить», но все сло­ва так­же нуж­но до­ка­зы­вать - под­твер­ждать до­ку­мен­та­ми, про­ве­рять бил­лин­ги те­ле­фон­ных но­ме­ров, - го­во­рит Алек­сандр Пла­хот­нюк. - Это очень кро­пот­ли­вая работа, ко­то­рая име­ет крайне при­зрач­ную су­деб­ную пер­спек­ти­ву. Хо­тя я знаю, что в НАБУ есть опыт­ные де­тек­ти­вы, и хо­чет­ся на­де­ять­ся, что им удаст­ся най­ти хоть что-то.

В то же вре­мя экс­перт со­гла­ша­ет­ся, что чер­ную бух­гал­те­рию Пар­тии ре­ги­о­нов мо­жет по­стиг­нуть та же участь, что и зна­ме­ни­тые «ар­хи­вы Яну­ко­ви­ча». МВД и ГПУ не раз обе­ща­ли пуб­ли­ке сен­са­ци­он­ные раз­об­ла­че­ния и от­кры­тия, но по­ка не ска­за­но да­же о ма­лей­ших про­ме­жу­точ­ных ре­зуль­та­тах рас­сле­до­ва­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.