Отец Ан­дрей (Пин­чук): «Я КРИЗИСМЕНЕДЖЕР. ПРОВЕДУ РЕ­ФОР­МЫ И ПЕРЕДАМ ХО­ЗЯЙ­СТВО СВО­Е­МУ ПРЕЕМНИКУ»

Гро­ма­ды че­ты­рех сел в Дне­про­пет­ров­ской об­ла­сти вы­бра­ли сво­им ста­ро­стой мест­но­го свя­щен­ни­ка

KP in Ukraine - - Первая страница - Ири­на РУДЕНКО («КП» - Дне­пр»)

До­ро­га к се­лу Во­лос­ское, в трид­ца­ти ки­ло­мет­рах от Дне­пра, идет че­рез дач­ные по­сел­ки. В утрен­ней марш­рут­ке - не про­толк­нуть­ся, пенсионеры с вед­ра­ми и са­до­вым ин­вен­та­рем ак­тив­но об­суж­да­ют по­след­ние но­во­сти: раз­го­вор о пе­ре­име­но­ва­нии го­ро­да плав­но пе­ре­хо­дит к про­пол­ке и удоб­ре­ни­ям. По пу­ти са­лон по­сте­пен­но осво­бож­да­ет­ся, за­ти­ха­ют раз­го­во­ры.

- К от­цу Ан­дрею, что ли, со­бра­лись? - по­до­зри­тель­но и по­че­му-то во­ин­ствен­но рас­смат­ри­ва­ет на­ше­го об­ве­шан­но­го ка­ме­ра­ми фо­то­гра­фа ста­руш­ка в смеш­ной па­на­ме и с ка­ки­ми-то зе­ле­ны­ми ку­ста­ми в па­ке­те.

- Да вот, хо­тим на­пи­сать - он же ста­ро­стой у вас стал.

- От лю­ди! - с по­лу­обо­ро­та за­во­дит­ся ба­бу­ля. - Как стал че­ло­век чи­нов­ни­ком - так сра­зу да­вай пи­сать о нем, в те­ле­ви­зо­ре по­ка­зы­вать. А что ж вы не при­ез­жа­ли, ко­гда он про­сто ба­тюш­кой был? А я вам ска­жу: у нас толь­ко по­ли­ти­ков лю­бят и по­ка­зы­ва­ют!

Воз­ра­зить нече­го, так что вы­хо­дим на нуж­ной оста­нов­ке и сра­зу по­гру­жа­ем­ся в сель­скую без­мя­теж­ность: ни су­е­ты, ни ма­шин, со сто­ро­ны ре­ки на­ка­ты­ва­ет све­жесть, пах­нут тра­вы, на дет­ской пло­щад­ке иг­ра­ют трое ре­бя­ти­шек... Непо­да­ле­ку зда­ние с но­сталь­ги­че­ской вы­вес­кой «Сель­маг», на­про­тив него - ти­пич­ная двух­этаж­ная сель­ская кон­то­ра. Пер­вый этаж - поч­то­вое от­де­ле­ние и ми­ни­а­тюр­ный Дом бы­та, на вто­ром - ка­би­не­ты.

ДЕ­ЛА РА­БО­ЧИЕ

38-лет­ний Ан­дрей Пин­чук - мест­ный ба­тюш­ка, из­бран­ный все­го неде­лю на­зад ста­ро­стой, встре­ча­ет нас в обыч­ной фут­бол­ке-по­ло и джин­сах. По­хож, ско­рее, на ки­но­ак­те­ра, чем на чи­нов­ни­ка.

- В Во­лос­ском я жи­ву три­на­дца­тый год, - го­во­рит но­во­ис­пе­чен­ный ста­ро­ста. - Но село для ме­ня род­ное, здесь бы­ла да­ча ро­ди­те­лей, еще ко­гда в шко­ле учил­ся, ле­том про­во­дил здесь мно­го вре­ме­ни. Так по­лу­чи­лось, что я был назна­чен сю­да свя­щен­ни­ком. До ме­ня сме­ни­лось мно­го ба­тю­шек, да­же не знаю, сколь­ко их бы­ло. А ме­ня «пле­ни­ли» на­ши ста­руш­ки, вот так и за­дер­жал­ся тут.

Быть толь­ко ба­тюш­кой у Пин­чу­ка не по­лу­чи­лось - сра­зу вклю­чил­ся в ре­ше­ние на­сущ­ных про­блем се­ла, ис­кал воз­мож­но­сти при­влечь ин­ве­сто­ров и вы­иг­рать гран­ты. При­хо­жане уже то­гда на­ча­ли про­сить: «Отец Ан­дрей, стань­те пред­се­да­те­лем сель­со­ве­та».

На вы­бо­рах ста­ро­сты гро­ма­ды сел Во­лос­ское, Рак­шив­ка, Май­ор­ка и Чер­во­ный Са­док 22 мая про­го­ло­со­ва­ли 45% из­би­ра­те­лей, и по­чти 91% из них от­да­ли свои го­ло­са за Пин­чу­ка. Те­перь он глав­ный у по­лу­то­ра ты­сяч че­ло­век - та­ков пер­вый шаг в де­цен­тра­ли­за­ции сел. Со зда­ния быв­ше­го сель­со­ве­та сня­та таб­лич­ка, те­перь он име­ну­ет­ся ста­ро­стат. Ста­ро­стат вхо­дит в Но­воалек­сан­дров­ский сель­со­вет, на сес­си­ях за­се­да­ют три де­пу­та­та от Во­лос­ской гро­ма­ды и сам ста­ро­ста с пра­вом со­ве­ща­тель­но­го го­ло­са.

- Без­услов­но, сыг­рал роль ав­то­ри­тет ба­тюш­ки, - со­гла­ша­ет­ся гла­ва гро­ма­ды. - Пред­вы­бор­ной аги­та­ции как та­ко­вой я не про­во­дил. Про­сто рас­ска­зы­вал лю­дям, ка­кие се­лу нуж­ны ре­фор­мы и как я бу­ду их де­лать. Не со­би­ра­юсь быть на этой долж­но­сти дол­го, я, ско­рее, кри­зис-ме­не­джер. За од­ну ка­ден­цию, а это три с по­ло­ви­ной го­да, хо­чу за­ло­жить фун­да­мент ре­форм, ко­то­рые мы на­ме­ти­ли, а за­тем пе­ре­дать село с аб­со­лют­но дру­гим рит­мом ра­бо­ты сво­е­му преемнику.

Де­я­тель­ность ста­ро­ста раз­вер­нул нешу­точ­ную: с клад­бищ вы­вез­ли несколь­ко де­сят­ков ма­шин му­со­ра, рас­чи­ще­на при­бреж­ная зо­на и обу­стро­ен пляж, соз­да­но ком­му­наль­ное пред­при­я­тие «Во­лос­ские се­ти», оно долж­но на­ла­дить си­сте­му во­до­обес­пе­че­ния се­ла, за ко­то­рую ни­кто не брал­ся по­след­ние три де­сят­ка лет.

ДЕ­ЛА ДУ­ХОВ­НЫЕ

Вме­сте с тем ста­ро­ста Пин­чук оста­ет­ся от­цом Ан­дре­ем: служ­бу он не оста­вил. По вос­кре­се­ньям и боль­шим цер­ков­ным празд­ни­кам об­ла­ча­ет­ся в ря­су и ве­дет служ­бу в хра­ме Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла. За­даю во­прос: как «раз­дво­ить­ся», сов­ме­щая та­кие раз­ные ипо­ста­си? Ба­тюш­ка ви­дит толь­ко од­но из­ме­не­ние в свя­зи с его из­бра­ни­ем ста­ро­стой.

- И су­пру­га, и я от­ме­ти­ли, что ес­ли рань­ше со мной здо­ро­ва­лись в ос­нов­ном при­хо­жане и ка­кая-то часть на­се­ле­ния, то сей­час - аб­со­лют­но все, сме­ет­ся Пин­чук. - Все-та­ки с гла­вой гро­ма­ды нуж­но счи­тать­ся.

Храм - в пя­ти ми­ну­тах ходь­бы от «свет­ской» ра­бо­ты ста­ро­сты. От­кры­ва­ем ка­лит­ку и по­па­да­ем в на­сто­я­щий рай­ский уго­лок: бла­го­уха­ю­щие ку­сты роз, зе­ле­ные га­зо­ны, де­ре­вья, ла­воч­ки в те­ни. Вход сю­да ни­ко­гда не за­пи­ра­ют, по­это­му и мест­ные жи­те­ли, и го­сти мо­гут прий­ти в лю­бое вре­мя. Зи­мой, по сло­вам от­ца Ан­дрея, он пре­вра­ща­ет­ся в на­сто­я­щую сказ­ку: на ку­стах и де­ре­вьях раз­ве­ши­ва­ют гир­лян­ды, тут же во дво­ре устра­и­ва­ют но­во­год­ние пред­став­ле­ния.

Сам храм то­же от­ли­ча­ет­ся от при­выч­но­го «зда­ния ре­ли­ги­оз­но­го куль­та»: здесь и вос­крес­ная шко­ла, и му­зей, и кру­жок ан­глий­ско­го, и твор­че­ская ма­стер­ская. Та­кой се­бе центр куль­тур­ной жиз­ни се­ла. Ан­дрей Ни­ко­ла­е­вич по­ка­зы­ва­ет кух­ню, сю­да при­хо­дят го­то­вить мо­ло­дые при­хо­жане 16-17 лет, со­би­ра­ю­щи­е­ся учить­ся на по­ва­ра. С гор­до­стью де­мон­стри­ру­ет ба­тюш­ка ап­па­рат, про­из­во­дя­щий кис­ло­род­ную пен­ку.

- По­сле вос­крес­ной служ­бы за ней вы­стра­и­ва­ет­ся оче­редь из де­тей, - улы­ба­ет­ся отец Ан­дрей.

От меч­та­ний пе­ре­ехать жить в Во­лос­ское - ды­шать чи­стым воз­ду­хом и пить с ба­тюш­кой чай из са­мо­ва­ра - ме­ня от­вле­ка­ет сам свя­щен­ник. По­ка­зы­ва­ет див­ной кра­со­ты хо­рос спе­ци­аль­ную цер­ков­ную «люст­ру» с лам­па­до­фо­ра­ми, из­го­тов­лен­ную его дру­гом-свя­щен­ни­ком. Го­во­рит, имен­но так осве­ща­лись хра­мы Ви­зан­тий­ской им­пе­рии в пер­вом ты­ся­че­ле­тии на­шей эры.

ДЕ­ЛА СЕМЕЙНЫЕ

Ста­ро­ста - отец три­на­дца­ти де­тей, де­сять из ко­то­рых при­ем­ные. Ре­ше­ние взять пер­во­го ре­бен­ка при­шло то­гда, ко­гда Ан­дрей слу­жил в хра­ме в Дне­про­пет­ров­ске и по­пут­но ор­га­ни­зо­вы­вал бла­го­тво­ри­тель­ные ме­ро­при­я­тия для ре­бят из дет­ско­го до­ма в Один­ков­ке.

- За­ме­тил од­но­го маль­чиш­ку, ко­то­рый все вре­мя пря­тал­ся под лест­ни­цей и пла­кал, ему до­ста­ва­лось от стар­ших, - го­во­рит муж­чи­на. - По­со­ве­то­вал­ся с су­пру­гой, у нее род­ные вос­пи­ты­ва­лись в ин­тер­на­те, а у ме­ня си­ро­ту-пра­де­да усы­но­ви­ла без­дет­ная се­мья. Кста­ти, пра­дед мой но­сил фа­ми­лию Шев­чен­ко, а Пин­чук - фа­ми­лия при­ютив­ших его лю­дей. Я но­шу эту фа­ми­лию в бла­го­дар­ность той се­мье.

Де­тей, по сло­вам Ан­дрея, бра­ли по во­ле Бо­жьей. Не бы­ло та­ко­го: при­е­ха­ли, уви­де­ли и «влю­би­лись». Ко­го пред­ла­га­ли взять - тех и бра­ли. В се­мье Пин­чу­ков нет раз­де­ле­ния на сво­их и при­ем­ных, все - род­ные. Го­во­рит, есть «рож­ден­ные из пу­зи­ка», а есть «рож­ден­ные из серд­ца».

- У стар­ше­го уже своя се­мья, еще один сын сей­час в АТО, двое де­тей вер­ну­лись к сво­им род­ным, под опе­ку род­ствен­ни­ков, и это ра­ду­ет, - рас­ска­зы­ва­ет мно­го­дет­ный отец. - У всех раз­ные ха­рак­те­ры, и, по­верь­те, не все так про­сто...

За­да­ча хо­ро­ше­го ро­ди­те­ля, по мне­нию гла­вы боль­шо­го се­мей­ства, дать ре­бен­ку взле­теть, рас­пра­вить кры­лья и по­ле­теть.

Ан­дрей при­зна­ет­ся: он стро­го раз­де­ля­ет ра­бо­ту, служ­бу в хра­ме и се­мью. На ра­бо­те с ним не по­го­во­ришь о ду­хов­ном. Точ­но так же, как и по­сле ис­по­ве­ди не смо­жешь по­де­лить­ся бы­то­вы­ми про­бле­ма­ми. Ну а до­ма он - про­сто па­па.

P.S. По­нят­но, что хо­ро­шим для всех не бу­дешь. Мо­ло­дые ма­моч­ки, встре­тив­ши­е­ся нам на об­рат­ном пу­ти, но­вым ста­ро­стой не на­хва­лят­ся: пляж по­чи­стил, де­тям те­перь есть где ку­пать­ся, ме­ро­при­я­тия вся­кие ин­те­рес­ные ор­га­ни­зо­вы­ва­ет. А вот пен­си­о­не­рам не по ду­ше его ра­ди­каль­ное ре­ше­ние за­дач. Го­во­рят, за­став­ля­ет счет­чи­ки на во­ду за двор вы­не­сти, а там ас­фальт нуж­но бить. А где ж день­ги на это взять с их­то пен­сии? - Вз­ле­тел, ох, вз­ле­тел! - недо­воль­но кру­тит го­ло­вой од­на из встре­чен­ных пен­си­о­не­рок. - При­ду­мы­ва­ет и при­ду­мы­ва­ет! А мы и рань­ше непло­хо жи­ли, без ре­форм этих его! Сам ста­ро­ста при­зна­ет: при­хо­дит­ся пре­одо­ле­вать это «вы нас не тро­гай­те, и так все хо­ро­шо». Но ра­ду­ет­ся, что уже су­мел объ­еди­нить ак­тив­ных еди­но­мыш­лен­ни­ков. Го­во­рит, вдох­нуть жизнь в село мо­гут са­ми лю­ди. А он - все­го лишь по­мощ­ник им.

Мо­ло­дые ма­моч­ки но­вым ста­ро­стой не на­хва­лят­ся.

По­сле утрен­ней служ­бы в хра­ме отец Ан­дрей сни­ма­ет ря­су и от­прав­ля­ет­ся на ра­бо­ту в кон­то­ру.

За 38-лет­не­го кан­ди­да­та на пост гла­вы сель­со­ве­та про­го­ло­со­вал 91% из­би­ра­те­лей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.