«Нас пы­та­ют­ся убе­дить, что дочь умер­ла «от опу­хо­ли»

Мать умер­шей де­вуш­ки: Род­ные оспа­ри­ва­ют экс­перт­ное за­клю­че­ние вин­ниц­ких спе­ци­а­ли­стов.

KP in Ukraine - - Картина дня - Али­са КРУПИНА

В мар­те «КП» в Укра­ине» рас­ска­зы­ва­ла о ги­бе­ли 35-лет­ней Ле­си Рва­че­вой.

- Все про­изо­шло вне­зап­но, - го­во­рит На­та­лья Ива­нов­на, ма­ма Ле­си. - За несколь­ко дней до смер­ти мест­ный ла­ды­жин­ский нев­ро­па­то­лог на­зна­чи­ла ей ле­че­ние, и доч­ке ста­ло луч­ше. Но на тре­тий день, по­сле уко­лов, ко­то­рые я ей де­ла­ла, у доч­ки по­крас­не­ла и на­ча­ла оте­кать ру­ка. В ин­струк­ции к ле­кар­ству мы про­чли по­боч­ные дей­ствия: ал­лер­ги­че­ская ре­ак­ция. Вы­зва­ли ско­рую. Вы­слу­шав Ле­си­ны жа­ло­бы, фельд­шер стал на­би­рать со­дер­жи­мое двух ам­пул в шприц. «Что бу­де­те ко­лоть?» - спро­си­ла я. Он на­звал про­ти­во­ал­лер­ги­че­ское и про­ти­во­отеч­ное ле­кар­ство. В ин­струк­ции на­пи­са­но, что при неот­лож­ных со­сто­я­ни­ях его вво­дят внут­ри­вен­но, мед­лен­но (при­бли­зи­тель­но в те­че­ние 3 ми­нут) или ка­пель­но. Фельд­шер сде­лал укол внут­ри­вен­но. Быст­ро. Се­кунд за со­рок. И - стал на­би­рать но­вый шприц. «А это что?» - по­ин­те­ре­со­ва­лась я. «За­чем вам это знать? Это то­же от ал­лер­гии». Сде­лал укол. И… ушел.

По­сле отъ­ез­да фельд­ше­ра доч­ка по­пи­ла во­ды и лег­ла ря­дом со мной. Вдруг она схва­ти­лась за серд­це, крик­ну­ла: «Ма­ма, по…», и ее гла­за за­ка­ти­лись. При­бе­жал отец. Стал де­лать ей мас­саж серд­ца. Ле­ся не ды­ша­ла.

В ту же ночь мать на­пи­са­ла за­яв­ле­ние в ми­ли­цию и вер­ну­лась в боль­ни­цу со сво­им ад­во­ка­том, что­бы тре­бо­вать осви­де­тель­ство­ва­ния фельд­ше­ра на на­ли­чие ал­ко­го­ля или нар­ко­ти­че­ских ве­ществ в кро­ви. Но фельд­ше­ра ни­где не бы­ло. Род­ные пы­та­лись его разыс­кать са­мо­сто­я­тель­но. Но им со­об­щи­ли, что он гос­пи­та­ли­зи­ро­ван. Яко­бы на фоне стрес­са - предын­фаркт­ное со­сто­я­ние.

До­зво­нить­ся до фельд­ше­ра невоз­мож­но: он по­сто­ян­но ме­ня­ет сим-кар­ты. Со слов его кол­лег, но­вич­ком в про­фес­сии муж­чи­на не был: 9 лет ме­ди­цин­ско­го ста­жа. Окон­чил Гай­син­ское ме­дучи­ли­ще. Ра­бо­тал в Вин­ни­це на стан­ции экс­трен­ной по­мо­щи, по­том пе­ре­шел в Ла­ды­жин, в тер­ри­то­ри­аль­ное ме­ди­цин­ское объ­еди­не­ние в рент­ген­ка­би­нет ла­бо­ран­том. Вско­ре по­шел доб­ро­воль­цем в АТО, где та­к­же ра­бо­тал в рент­ген­ка­би­не­те. Там ис­пор­тил зре­ние на­столь­ко, что по воз­вра­ще­нии ему не раз­ре­ши­ли тру­дить­ся на преж­ней ра­бо­те. Быв­ше­го доб­ро­воль­ца пе­ре­ве­ли из ла­бо­ран­тов в фельд­ше­ры на стан­цию ско­рой по­мо­щи.

По­ли­ция от­кры­ла уго­лов­ное про­из­вод­ство по ста­тье «Умыш­лен­ное убий­ство». До за­вер­ше­ния всех экс­пер­тиз фельд­шер по де­лу про­хо­дит как сви­де­тель. Его пе­ре­ве­ли ра­бо­тать дис­пет­че­ром на ту же стан­цию ско­рой по­мо­щи.

По­ка шла экс­пер­ти­за, кто-то за­пу­стил слу­хи, что строй­ная эф­фект­ная Ле­ся, ко­то­рая за­ни­ма­лась во­сточ­ны­ми тан­ца­ми и спор­том, ли­ши­лась жиз­ни из-за таб­ле­ток «для мо­ло­до­сти и по­ху­де­ния». Дру­гие сплет­ни­ча­ли, что она умер­ла от… абор­та.

Боль­ни­ца про­ве­ла слу­жеб­ное рас­сле­до­ва­ние. Вра­чи опре­де­ли­ли, что, по­ста­вив ди­а­гноз «ал­лер­ги­че­ская ре­ак­ция невы­яс­нен­но­го ге­не­за», фельд­шер недо­ста­точ­но оце­нил со­сто­я­ние боль­ной, не про­вел гос­пи­та­ли­за­цию в ста­ци­о­нар. Мы с нетер­пе­ни­ем жда­ли, что ска­жет экс­пер­ти­за в об­ла­сти.

- Уви­дев ее ре­зуль­тат, я чуть в об­мо­рок не упа­ла, - воз­му­ща­ет­ся ма­ма Ле­си. - Экс­пер­ты… не на­шли свя­зи меж­ду смер­тью Ле­си и уко­ла­ми фельд­ше­ра. Да­же во­прос та­кой не ста­вил­ся! Они вы­яви­ли зло­ка­че­ствен­ную гор­мо­но­про­ду­ци­ру­ю­щую опу­холь над­по­чеч­ни­ка. По их мне­нию, опу­холь вы­зва­ла по­вы­шен­ное дав­ле­ние, оно ослож­ни­лось острой сер­деч­ной недо­ста­точ­но­стью, что и ста­ло при­чи­ной смер­ти. Я не ве­ри­ла сво­им гла­зам. Доч­ку, прак­ти­че­ски сра­зу, убил

укол фельд­ше­ра, а нас пы­та­ют­ся убе­дить, что она умер­ла «от опу­хо­ли».

Су­деб­но-ме­ди­цин­ский экс­перт Глав­но­го бю­ро не со­гла­си­лась с за­клю­че­ни­ем вин­ниц­ких экс­пер­тов. Она счи­та­ет, что непо­сред­ствен­ной при­чи­ной смер­ти Ле­си Рва­че­вой стал шок. И ре­зю­ми­ро­ва­ла, что за­клю­че­ние вин­ниц­ких суд­мед­экс­пер­тов на­уч­но не обос­но­ва­но и, для то­го что­бы точ­но вы­явить при­чин­ную связь, нуж­но изу­чить в ори­ги­на­ле ме­ди­цин­ские до­ку­мен­ты и про­ве­сти ги­сто­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния.

Вла­ди­мир до сих пор не мо­жет по­ве­рить, что его Ле­си нет в жи­вых.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.