Мне уже «за», но я еще не про­тив

KP in Ukraine - - Мужчина и женщина - Ли­дия РАЕВСКАЯ

В мо­ло­до­сти же как? Страсть, гор­мо­ны и «ой, толь­ко не в ме­ня!!!».

А по­сле со­ро­ка все го­раз­до слож­нее.

Во-пер­вых, те­бе «не шеш­на­дцать, и не первый» (с), а зна­чит, бу­дешь ко­бе­нить­ся ме­сяц. Ну чтоб не ду­мал, что ты лег­кая до­бы­ча ка­кая-то. Нет, цве­тов-по­дар­ков в прин­ци­пе не на­до, но все рав­но на­до. Ес­ли ты не ко­зел. Ре­сто­ра­ны, фо­то­би­ен­на­ле, вы­став­ки Ван Го­га, раз­го­во­ры о по­э­зии Се­реб­ря­но­го ве­ка и об Аку­нине.

Лад­но, не ко­зел, до­пу­стим. Хо­ро­ший му­жик, мож­но ехать в го­сти. И едешь. И с по­ро­га на­чи­на­ешь па­лить вся­кие при­зна­ки жен­ско­го про­жи­ва­ния на дан­ной тер­ри­то­рии. Да­же ес­ли му­жик ду­ма­ет, что его быв­шая все вы­вез­ла, вклю­чая да­же маг­ни­ти­ки с хо­ло­диль­ни­ка, - он оши­ба­ет­ся. По­лю­бо­му в ван­ной бу­дут ва­лять­ся ват­ные дис­ки, за­ка­тив­ши­е­ся под сти­раль­ную ма­шин­ку карандаши, а на кухне непре­мен­но най­дет­ся круж­ка с над­пи­сью «Мой са­мец Во­ва!».

И ты та­кая: ага, с ба­бой не­дав­но рас­пле­вал­ся. С од­ной сто­ро­ны, это хо­ро­шо, с дру­гой - ге­мор­рой­ный му­жик. Ба­ба щас по­си­дит-по­си­дит, пят­ни­цы до­ждет­ся, на­бу­ха­ет­ся, нач­нет на­зва­ни­вать и ры­дать: «Во­ва, я в хлаа­ам, за­бе­ри ме­ня от­сю­дааааааа!» - и Во­ва со­рвет­ся же за­би­рать, по­то­му что чув­ства еще не осты­ли и все та­кое. Ну и круж­ка опять же. А те­бе ска­жут: ма­лыш, про­сти, я все еще ее люб­лю.

Так что нуж­но быть на­сто­ро­же.

НИ­ЧЕ­ГО НЕ УТАИШЬ!

Что еще мож­но спа­лить на раз-два? Го­ру нос­ков под креслом. Зна­чит, при­вык, что это все обыч­но вы­гре­ба­ет ба­ба, ру­га­ет­ся и сти­ра­ет. Не­са­мо­сто­я­тель­ный му­жик. Не­на­деж­ный. Все­го Ван Го­га с Аку­ни­ным прям пе­ре­черк­нул ра­зом.

Ес­ли по­ве­зет - мож­но най­ти ме­сто, где у му­жи­ка ле­жат ле­кар­ства. По­то­му что ле­кар­ства есть у каж­до­го му­жи­ка. И лад­но ес­ли это аналь­гин ка­кой или ас­пи­рин. А то, бы­ва­ет, там та­кая ап­теч­ка, что аж за­ви­са­ешь, как Пен­ти­ум-1: и от по­но­са, и от за­по­ра, и виа­гра, и три­хо­пол с ни­ста­ти­ном, и мазь от ли­ша­ев, и све­чи от ге­мор­роя, и ва­ли­до­ла вед­ро.

И все с ним сра­зу по­нят­но: же­лу­док сла­бый, сер­деч­ко то­же, про осталь­ное во­об­ще страш­но и ду­мать уже. И не сто­ит, и боль­ное все. Плюс ге­мор­рой и ли­шай под во­про­сом.

Вот как с та­ким от­но­ше­ния за­во­дить? А за­муж ид­ти? А ни­как. На­до ва­лить от­сю­да под лю­бым пред­ло­гом. Кро­ме пред­ло­га: «Что-то у ме­ня го­ло­ва бо­лит». Этот ап­те­карь те­бя тут же на­кор­мит все­ми сво­и­ми ва­ли­до­ла­ми-пи­ра­ми­до­на­ми, ко­то­рых у него воз и те­леж­ка. Так что врать нуж­но про убе­жав­шее мо­ло­ко и утюг.

А СА­МИ-ТО, СА­МИ...

Обрат­ная си­ту­а­ция и с ба­бой, к ко­то­рой му­жик в го­сти при­шел. На этом ме­сте мы с по­дру­гой пе­ре­чис­ли­ли все по­зор­ные жен­ские про­ва­лы, вклю­чая лиф­чик с трой­ным пу­ша­пом, ви­ся­щий в ван­ной, крем от ва­ри­ко­за, таб­лет­ки от дав­ле­ния, тер­мо­мас­ку от цел­люли­та, шам­пунь от об­лы­се­ния и па­рик на трех­лит­ро­вой бан­ке. То есть вот за­ко­сить под мо­ло­ду­юз­до­ро­вую-бес­цел­люлит­ную и пыш­но­во­ло­сую де­воч­ку не по­лу­чи­лось од­но­знач­но.

И все­го ведь не преду­смот­ришь. Про­ко­лоть­ся мож­но на чем угод­но. По­это­му нор­маль­ные лю­ди за 40 пред­по­чи­та­ют сви­да­ния в го­сти­ни­цах или на съем­ных квар­ти­рах.

И вот как жить-то во­об­ще? Как се­мьи со­зда­вать? Все ж уже ум­ные та­кие, про­ша­рен­ные, глаз на­ме­тан­ный. И ни­ка­ких те­бе за­га­док: ни в жен­щине, ни в муж­чине.

Од­но ра­ду­ет: лю­бовь все­та­ки су­ще­ству­ет. И вот ес­ли это она и есть - то пле­вать те­бе и на ап­теч­ку его, и на круж­ку, и на нос­ки. А ему пле­вать на крем от ва­ри­ко­за и на по­ро­лон в тво­ем лиф­чи­ке, ко­то­ро­го там боль­ше, чем в ди­ване.

Я не ве­рю в лю­бовь, ко­то­рая слу­ча­ет­ся в 18 лет, я ве­рю в ту, ко­то­рая слу­ча­ет­ся по­сле 40.

Ду­маю, объ­яс­нять по­че­му не на­до.

Всем люб­ви се­го­дня.

Об­суж­да­ли тут с по­дру­гой, как услож­нил­ся секс по­сле 40 лет. Вер­нее, по­дру­га рас­ска­зы­ва­ла, а я слу­ша­ла и гру­сти­ла.

О пре­врат­но­стях люб­ви в зре­лом воз­расте.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.