Пси­хо­лог Люд­ми­ла ГРИДКОВЕЦ, ра­бо­тав­шая с жерт­ва­ми За­вад­ско­го: «Он вну­шал де­тям, что они са­ми ви­но­ва­ты в том, что с ни­ми про­ис­хо­дит»

KP in Ukraine - - Картина дня: криминал - Ва­ле­рия ЧЕПУРКО

Дру­зья, по­клон­ни­ки, за­щит­ни­ки ак­кор­део­ни­ста от­кро­вен­но ра­ды за него, так как не ве­рят, что та­лант­ли­вый че­ло­век мо­жет быть за­ме­шан в та­ком гряз­ном де­ле, как пе­до­фи­лия. Те же, кто про­во­дил след­ствен­ные дей­ствия, чи­тал ма­те­ри­а­лы уго­лов­но­го про­из­вод­ства, при­сут­ство­вал на за­кры­тых су­деб­ных за­се­да­ни­ях, пре­бы­ва­ют в шо­ке. Все об­ви­не­ния, по их утвер­жде­нию, бы­ли ос­но­ва­ны на ре­аль­ных до­ка­за­тель­ствах. Но, к со­жа­ле­нию, след­ствие и суд так за­ре­ко­мен­до­ва­ли се­бя в Укра­ине, что ве­ры им ма­ло.

«КП» в Укра­ине» встре­ти­лась с кан­ди­да­том пси­хо­ло­ги­че­ских на­ук Люд­ми­лой Гридковец, ко­то­рая об­ща­лась с детьми, счи­тав­ши­ми се­бя жерт­ва­ми сек­су­аль­ных до­мо­га­тельств.

«ГОВОРИТЬ БЫ­ЛО ОЧЕНЬ ТРУДНО»

- Люд­ми­ла, вы при­ни­ма­ли уча­стие в уго­лов­ном де­ле?

- Ме­ня ча­сто при­гла­ша­ют пред­ста­ви­те­ли след­ствен­ных ор­га­нов для про­ве­де­ния раз­ных ис­сле­до­ва­ний, ра­бо­ты с жерт­ва­ми на­си­лия, в первую оче­редь с детьми, для со­зда­ния пси­хо­ло­ги­че­ских порт­ре­тов пре­ступ­ни­ков. В слу­чае с За­вад­ским я бы­ла при­вле­че­на к про­ве­де­нию до­про­са с ре­бен­ком, ко­то­рый фи­гу­ри­ро­вал на ви­део, сня­том скры­той ка­ме­ре в квар­ти­ре За­вад­ско­го - ко­гда опе­ра­тив­ни­ки по санк­ции су­да до­ку­мен­ти­ро­ва­ли его дей­ствия. Это маль­чик 12 лет. Я ра­бо­та­ла с ним как пси­хо­лог - уча­стие пси­хо­ло­га при до­про­се несо­вер­шен­но­лет­не­го обя­за­тель­но по за­ко­ну, что­бы поз­во­лить ре­бен­ку рас­крыть­ся без ущер­ба для се­бя.

- Как маль­чик вел се­бя? Он ка­зал­ся за­пу­ган­ным, мо­жет быть, на­хо­дил­ся под чьим-то вли­я­ни­ем?

- Говорить бы­ло очень трудно. Ре­бе­нок дей­стви­тель­но был за­пу­ган, и за­пу­ган имен­но За­вад­ским. Этот че­ло­век вну­шал де­тям, что они са­ми ви­но­ва­ты в том, что с ни­ми про­ис­хо­дит. По­это­му маль­чик всю ви­ну при­ни­мал на се­бя. В част­но­сти, и за то, что под­став­лял «хо­ро­ше­го дя­дю» - Ан­дрея Бри­ги­ду (ад­ми­ни­стра­тор За­вад­ско­го, ко­то­рый был осуж­ден вме­сте с ним. Вы­пу­щен из СИЗО на под­пис­ку в ян­ва­ре это­го го­да. - Ред.). О Бри­ги­де ре­бе­нок рас­ска­зы­вал, что «он де­лал это лас­ко­во», то есть в дет­ском вос­при­я­тии был так­тич­ным, неж­ным. А За­вад­ский - бо­лее жест­ким.

У МУ­ЗЫ­КАН­ТА БЫ­ЛА СВОЯ МЕТОДИКА

- Ро­ди­те­ли зна­ли, что про­ис­хо­дит с их сы­ном?

- Нет, он не рас­ска­зы­вал ро­ди­те­лям. Та­кое воз­мож­но, ко­гда в се­мье очень до­ве­ри­тель­ные от­но­ше­ния. Но ре­бе­нок все вре­мя на­ме­кал род­ным, что ему не нра­вит­ся, что он не хо­чет ид­ти к За­вад­ско­му в го­сти. А ро­ди­те­ли не по­ни­ма­ли, о чем идет речь, и де­ла­ли ак­цент на том, что это ве­ли­кий че­ло­век, он столь­ко для те­бя де­ла­ет, а ты так небла­го­дар­но от­но­сишь­ся к нему.

- Маль­чик был уче­ни­ком За­вад­ско­го?

- Уче­ни­ком не был. За­вад­ский был вхож в се­мью это­го ре­бен­ка, кон­так­ти­ро­вал с ро­ди­те­ля­ми. Про­стым, небо­га­тым лю­дям льсти­ло, что с ни­ми, как с рав­ны­ми, об­ща­ет­ся зна­ме­ни­тость. То есть на­хо­дил­ся на пра­вах дру­га до­ма. Так бы­ло не со все­ми, но со мно­ги­ми детьми, ко­то­рые про­шли че­рез квар­ти­ру За­вад­ско­го.

- Эти де­ти то­же фи­гу­ри­ро­ва­ли в де­ле?

- Нет, в рам­ках уго­лов­но­го де­ла я ра­бо­та­ла с од­ним маль­чи­ком. Но по ро­ду про­фес­сии не раз при­хо­ди­лось ока­зы­вать по­мощь юно­шам, ко­то­рые уже до­стиг­ли со­вер­шен­но­ле­тия, но не мог­ли вый­ти из по­лу­чен­ной в дет­стве пси­хо­трав­мы. Они об­ра­ща­лись ко мне как к пси­хо­ло­гу и рас­ска­зы­ва­ли о За­вад­ском. У него бы­ла своя методика: сна­ча­ла зна­ко­мил­ся, уго­щал, раз­вле­кал, со­зда­вал ощу­ще­ние за­щи­щен­но­сти. А по­том под­чи­нял се­бе. Он го­во­рил, что все­гда по­лу­ча­ет то, что хо­чет, рас­ска­зы­ва­ли мне па­ци­ен­ты.

- И все-та­ки, не мог­ло быть так, что маль­чи­ка кто-то спе­ци­аль­но на­стро­ил, под­го­во­рил про­тив му­зы­кан­та?

- Есть спе­ци­аль­ные про­ект­ные ме­то­ди­ки, ви­зу­аль­ная пси­хо­ди­а­гно­сти­ка. Толь­ко ко­гда ре­зуль­та­ты раз­ных ис­сле­до­ва­ний сов­па­да­ют с тем, что го­во­рит ре­бе­нок, пси­хо­лог име­ет пра­во говорить о прав­ди­во­сти. В офи­ци­аль­ном за­клю­че­нии я на­пи­са­ла, что маль­чик го­во­рит ис­кренне, дав­ле­ния на него не ока­зы­ва­ли.

Зна­е­те, За­вад­ский боль­шой ма­ни­пу­ля­тор. Ко­гда я вы­сту­па­ла сви­де­те­лем в су­де, мне не­сколь­ко раз при­хо­ди­лось оста­нав­ли­вать его и ука­зы­вать су­дье, ка­кие имен­но ма­ни­пу­ля­тив­ные ме­то­ди­ки ис­поль­зу­ет под­су­ди­мый. В его дей­стви­ях чет­ко про­сле­жи­вал­ся про­фес­си­о­на­лизм в ис­поль­зо­ва­нии ма­ни­пу­ля­тив­ных тех­но­ло­гий, ко­то­рый мож­но при­об­ре­сти толь­ко на спе­ци­аль­ных кур­сах.

До­сроч­ное осво­бож­де­ние му­зы­кан­та, по­лу­чив­ше­го тяж­кое об­ви­не­ние, в об­ще­стве вос­при­ня­ли неод­но­знач­но.

За­щит­ни­ки За­вад­ско­го утвер­жда­ют, что раз­об­ла­чи­тель­ное ви­део, как и дру­гие до­ка­за­тель­ства ви­ны му­зы­кан­та, бы­ло сфаль­си­фи­ци­ро­ва­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.