Как Ста­лин един­ствен­ный раз вы­ез­жал на фронт

В из­да­тель­стве ОЛМА вы­шли днев­ни­ки од­но­го из ру­ко­во­ди­те­лей НКВД Ива­на Се­ро­ва.

KP in Ukraine - - История xx века - Пуб­ли­ка­цию под­го­то­вил Алек­сандр МИЛКУС.

Кни­га на­зы­ва­ет­ся «За­пис­ки из че­мо­да­на. Тай­ные днев­ни­ки пер­во­го пред­се­да­те­ля КГБ, най­ден­ные че­рез 25 лет по­сле его смер­ти». Пуб­ли­ку­ем от­ры­вок, по­свя­щен­ный со­бы­ти­ям ав­гу­ста 1943 го­да.

«О ПОЕЗДКЕ НИ­КТО НЕ ДОЛ­ЖЕН ЗНАТЬ»

В ав­гу­сте 1943 го­да ме­ня вы­звал в Кремль Вер­хов­ный глав­но­ко­ман­ду­ю­щий Ста­лин. При­мер­но в 3 ча­са но­чи, ко­гда я явил­ся, он по­смот­рел на ме­ня, улыб­нул­ся, за­тем, по­здо­ро­вав­шись, ска­зал: «Я со­би­рал­ся ехать на За­пад­ный фронт к Со­ко­лов­ско­му и на Ка­ли­нин­ский к Ере­мен­ко, с тем что­бы озна­ко­мить­ся на ме­сте с даль­ней­ши­ми на­сту­па­тель­ны­ми дей­стви­я­ми войск и под­толк­нуть Ере­мен­ко к бо­лее ак­тив­ным дей­стви­ям», - и да­лее про­дол­жал (1*):

«Ру­ко­вод­ство охра­ной и ор­га­ни­за­ци­ей по­езд­ки воз­ла­га­ет­ся на вас. Весь марш­рут по фрон­там я ска­жу вам по­том. Сей­час на­до вам вы­ехать в Гжатск и под­го­то­вить до­мик для ноч­ле­га и ме­сто, где ку­шать. Зав­тра утром встре­чай­те наш по­езд. Все яс­но?» Я го­во­рю: яс­но. И до­ба­вил: «Об этом ни­кто не дол­жен знать, в том чис­ле и нач[аль­ни]к Управ­ле­ния охра­ны ге­не­рал Вла­сик».

При­е­хал в Гжатск. Его не­дав­но осво­бо­ди­ли от фа­ши­стов. Кое-где по­яв­ля­ют­ся жен­щи­ны с детьми и ста­ри­ки. Муж­чи­ны все бы­ли при­зва­ны в ар­мию, как толь­ко осво­бо­ди­ли го­род. При­смот­рел на окра­ине неболь­шой до­мик. В до­ми­ке ока­зал­ся ра­бот­ник НКВД. Спра­ши­ваю: с ми­но­ис­ка­те­лем про­шлись? От­ве­ча­ет - да.

За­тем по­ехал на ж[елез­но] д[орож­ную] стан­цию. Спра­ши­ваю нач[аль­ни]ка, име­ют­ся ли бро­шен­ные нем­ца­ми ми­ны, сна­ря­ды, гра­на­ты. От­ве­тил - есть. Я по­шел по по­лот­ну. Отой­дя с пол­ки­ло­мет­ра, об­на­ру­жил сна­ря­ды, бро­шен­ные око­ло рельс. Вер­нул­ся на ж[елез­но]д[орож­ную] стан­цию. Свя­зал­ся с Моск­вой и пе­ре­дал нач[аль­ни]ку транс­порт­но­го управ­ле­ния НКВД, что на­до при­нять ме­ры по убор­ке бо­е­при­па­сов. По­сле это­го я недол­го ждал на стан­ции при­ез­да Сталина, он в на­зна­чен­ное вре­мя при­е­хал спец­по­ез­дом в Гжатск (2*).

Вме­сте с ним в при­цеп­ном ва­гоне при­е­ха­ли 75 че­ло­век охра­ны под ви­дом ж/д слу­жа­щих. Все в штат­ском. Я ду­мал, что взя­тая охра­на со­гла­со­ва­на со Ста­ли­ным.

По при­ез­де я раз­ме­стил т. Сталина. Ему, вид­но, по­нра­ви­лось, и он остал­ся от­ды­хать в ком­на­те.

По пер­во­на­чаль­но­му пла­ну, как мне ска­зал т. Ста­лин, он дол­жен был но­че­вать в Гжат­ске. По­том слы­шал, как он го­во­рил по ВЧ с Со­ко­лов­ским В. Д. - ком[ан­дую]щим За­пад­ным фрон­том, на­звав се­бя Ива­но­вым (его псев­до­ним). По­сле это­го он пе­ре­ду­мал и го­во­рит мне: «Сей­час вам на­до вы­ехать в рай­он Шта­ба Зап[ад­но­го] фрон­та (Юх­нов) и в ле­су най­ти несколь­ко до­ми­ков, где сто­ял штаб фрон­та, ко­то­рый те­перь про­дви­нул­ся впе­ред. Там бу­дем но­че­вать».

ОСТА­НО­ВИТЬ ПО­ЕЗД

По­го­во­рив, Ста­лин вы­шел на крыль­цо. Ко­гда по­ти­хонь­ку по­шли с ним, он об­ра­тил­ся ко мне с во­про­сом: «А что, ес­ли у нас се­год­ня по­хлеб­ка бу­дет?» Я го­во­рю: че­рез пол­ча­са бу­дет. Ви­жу, что не по­ве­рил, так как знал, что гру­зо­вик с про­дук­та­ми за­блу­дил­ся. То­гда он, ви­ди­мо, ре­шил ме­ня про­ве­рить и го­во­рит: а где го­то­вят? Я ему ука­зал на дом про­тив нас. «А ну прой­дем­те!» При­шли, во­всю го­рит кух­ня, ва­рит­ся мяс­ной суп и го­то­вит­ся ба­ра­шек на вто­рое блю­до. Я был до­во­лен. Т. Ста­лин по­смот­рел на ме­ня и вы­шел.

Бы­ло уже 9 ча­сов ве­че­ра, ко­гда т. Ста­лин по­звал ме­ня: «Зав­тра мы долж­ны быть на Ка­ли­нин­ском фрон­те у Ере­мен­ко. Оста­но­вим­ся в рай­оне Рже­ва. Мы утром вы­едем ту­да по­ез­дом, а вы са­мо­ле­том. Ор­га­ни­зуй­те это».

Утром про­во­дил Сталина до ва­го­на и сра­зу же на У-2 вы­ле­тел. Че­рез 40 ми­нут был на ме­сте. Око­ло Рже­ва име­ет­ся ма­лень­кая де­рев­ня Хо­ро­ше­во, до­мов 20, и, к удив­ле­нию, не силь­но раз­ру­шен­ная нем­ца­ми.

Мне по­нра­вил­ся один неболь­шой до­мик с крыль­цом и дво­рик срав­ни­тель­но чи­стый. За­хо­жу к хо­зяй­ке и го­во­рю, что в этом до­ме оста­но­вит­ся со­вет­ский ге­не­рал на па­ру дней. Она, глу­пая, как за­во­пит на ме­ня. Что же это та­кое, при нем­цах пол­ков­ник жил, рус­ские при­шли - ге­не­ра­ла на по­стой ста­вят. Ко­гда

же я жить бу­ду? Я то­же разо­злил­ся, го­во­рю, что­бы че­рез пол­ча­са те­бя не бы­ло здесь. А я уже узнал, что че­рез дом жи­вет ее брат, так что и она мо­жет там ночь пе­ре­спать.

Оста­но­вил ма­ши­ну с сол­да­та­ми, ко­то­рых ту­да по­слал ге­не­рал Зу­ба­рев, нач[аль­ни]к охра­ны ты­ла фрон­та, сол­да­ты мне вы­ме­ли двор, сло­жи­ли пе­чур­ку, вы­мы­ли по­лы, про­тер­ли кро­вать, сто­лы, и я вы­ста­вил из них охра­ну. Сам по­ехал на стан­цию. А стан­ция ока­за­лась од­ним на­зва­ни­ем. Име­лись лишь осто­вы двух до­ми­ков, осталь­ное все бы­ло раз­ру­ше­но. Око­ло ж/д ли­нии хо­дил ка­кой-то ж/д чин в крас­ной фу­раж­ке. Я по­до­шел, по­здо­ро­вал­ся и го­во­рю: сей­час пой­дет па­ро­воз и два ва­го­на, на­до их оста­но­вить. Он, посмот­рев на ме­ня, граж­дан­ско­го че­ло­ве­ка, хо­тя и со знач­ком де­пу­та­та Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР, и го­во­рит: это пой­дет спец­по­езд, и я оста­но­вить не имею пра­ва.

Я спра­ши­ваю: а как оста­нав­ли­ва­ют по­ез­да? Он по­ка­зал кру­го­вые дви­же­ния, а сам ото­шел в сто­ро­ну, ви­ди­мо, что­бы не от­ве­чать за мои дей­ствия. Я встал на ж/д ли­нию и, ко­гда под­хо­дил по­езд, стал ма­хать кеп­кой, что­бы по­езд оста­но­вил­ся. Смот­рю, ма­ши­нист стал за­мед­лять ход, а за­тем и встал. Ко­гда вы­шли на вок­зал и се­ли в ма­ши­ну, за ру­лем си­дел за­пас­ной шо­фер, ко­то­рый несколь­ко лет то­му на­зад во­зил Сталина. Он так раз­вол­но­вал­ся при ви­де Сталина, что ему ста­ло пло­хо и за­бо­ле­ла го­ло­ва. Но до­е­ха­ли.

«ПО­БЕ­ДЫ БУ­ДЕМ ВСТРЕ­ЧАТЬ САЛЮТОМ»

По при­ез­де в до­мик т. Ста­ли­ну по­нра­ви­лось раз­ме­ще­ние. Т. Ста­лин под­нял труб­ку и за­ка­зал Ере­мен­ко (ком[ан­дую] ще­го фрон­том). Со дво­ра слы­шу по те­ле­фо­ну на­чал­ся «шум», ко­то­рый длил­ся ми­нут де­сять из-за то­го, что фронт топ­чет­ся на ме­сте. По­лу­чил­ся раз­го­вор «по-рус­ски» ра­за два в ад­рес Ере­мен­ко, что с ним ред­ко слу­ча­лось, и он по­ве­сил труб­ку. Я впер­вые слы­шал та­кую ру­гань Сталина. По­том по­звал ме­ня и го­во­рит: «Сей­час при­е­дет Ере­мен­ко. На­до встре­тить у де­рев­ни и про­во­дить сю­да. Кто это мо­жет сде­лать?» Я ему го­во­рю: нач[аль­ни]к охра­ны ты­ла Ка­ли­нин­ско­го фрон­та г[ене­рал-] м[ай­ор] Зу­ба­рев. «Да­вай­те его сю­да».

Я по­слал за Зу­ба­ре­вым, и ко­гда он при­шел, я рас­ска­зал ему, ка­кое за­да­ние даст т. Ста­лин. При этом до­ба­вил, что на­зы­вать его на­до т. Ста­лин, без вся­ких ти­ту­лов. «По­ня­ли?» спра­ши­ваю его. Он на ме­ня уста­вил­ся и го­во­рит: «Я еще ни ра­зу не ви­дел т. Сталина». Я го­во­рю: «Ну вот и уви­ди­те».

При­шли. Смот­рю, Зу­ба­рев по­блед­нел и мол­чит. Го­во­рю: вот ге­не­рал Зу­ба­рев, т. Ста­лин. В это вре­мя Зу­ба­рев собрался с ду­хом и на­чал: «То­ва­рищ Вер­хов­ный глав­но­ко­ман­ду­щий, Мар­шал Со­вет­ско­го Со­ю­за, по ва­ше­му при­ка­за­нию ге­не­рал­май­ор Зу­ба­рев при­был». Сде­лал шаг вле­во и щелк каб­лу­ка­ми. Т. Ста­лин по­до­шел к нему и по­здо­ро­вал­ся, тот ему: «Здра­вия же­лаю, то­ва­рищ мар­шал Со­вет­ско­го Со­ю­за». Шаг в сто­ро­ну, щелк каб­лу­ка­ми.

Т. Ста­лин по­смот­рел на ме­ня, я уже по­нял, что мне бу­дет за этот «до­клад». За­тем спро­сил Зу­ба­ре­ва, зна­ет ли он Ере­мен­ко. Зу­ба­рев опять от­ве­чал с пол­ным ти­ту­лом, щелк каб­лу­ка­ми, и так про­дол­жа­лось, по­ка Зу­ба­рев ушел. Мне бы уй­ти. Но я знал, что т. Ста­лин вер­нет и вы­ру­га­ет. Стою. Он по­гля­дел на ме­ня и го­во­рит: «Ни­че­го не сде­ла­ет, ни­че­го не по­нял». Я го­во­рю: при­ве­дет. «А что он как ба­ле­ри­на пры­га­ет?» Я го­во­рю, он сму­тил­ся, раз­го­ва­ри­вая с ва­ми.

Че­рез ми­нут 30 смот­рю, едет лег­ко­вая ма­ши­на, а за ней пи­кап с людь­ми, с ки­но- и фо­то­ап­па­ра­та­ми. Я оста­но­вил их мет­рах в 30 от до­ма. Поздо­ро­ва­лись с Ере­мен­ко, и тут же я мах­нул ру­кой пи­ка­пу, что­бы уез­жал об­рат­но. Ере­мен­ко стал про­сить оста­вить эту «ки­но­бри­га­ду» для то­го, что­бы сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся со Ста­ли­ным «в фрон­то­вых усло­ви­ях». Я ска­зал: по­ка убе­ри, а ко­гда до­го­во­ришь­ся с т. Ста­ли­ным, то­гда по­зо­вем.

Я про­вел его к Ста­ли­ну. Ухо­дя, я вновь услы­шал раз­го­вор на вы­со­ких то­нах, по­че­му фронт не вы­пол­нил бо­е­вую за­да­чу, по­став­лен­ную Став­кой.

В это вре­мя ме­ня ото­звал по­гра­нич­ник из войск НКВД по охране ты­ла фрон­та и до­ло­жил, что толь­ко что по ра­дио со­об­щи­ли, что на­ши вой­ска за­ня­ли Бел­го­род и вы­би­ва­ют фа­ши­стов из г. Ор­ла. Я до­ло­жил об этом Ста­ли­ну. Он, улыб­нув­шись, ска­зал: «В ста­рой Ру­си по­бе­ду войск от­ме­ча­ли при Иване Гроз­ном зво­ном ко­ло­ко­лов, ко­стра­ми, гу­ля­нья­ми, при Пет­ре I - фей­ер­вер­ка­ми, и нам на­до то­же от­ме­чать та­кие по­бе­ды. Я ду­маю, на­до да­вать са­лю­ты из ору­дий в честь войск по­бе­ди­те­лей». Мы с Ере­мен­ко под­дер­жа­ли эту мысль.

Да­лее Ере­мен­ко вновь по­вто­рил т. Ста­ли­ну, что его фронт нач­нет ак­тив­ные дей­ствия и осво­бо­дит от нем­цев го­ро­да. (Кста­ти ска­зать, эти обе­ща­ния Ере­мен­ко так и не вы­пол­нил в даль­ней­шем, и его ско­ро за об­ман осво­бо­ди­ли от [долж­но­сти] ко­ман­ду­ю­ще­го фрон­том.) Пе­ред отъ­ез­дом Ере­мен­ко Ста­лин опять по­тре­бо­вал ви­но и фрук­ты, и вы­пи­ли по рюм­ке за успех на фрон­те. По­сле это­го Ере­мен­ко осме­лел и го­во­рит: «Т. Ста­лин, мне хо­те­лось бы с ва­ми сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся во фрон­то­вых усло­ви­ях».

Ста­лин по­смот­рел на него, про­мол­чал и го­во­рит: «А что, непло­хая мысль». Ере­мен­ко рас­цвел. Да­лее Ста­лин ска­зал: «Да­вай­те, Ере­мен­ко, усло­вим­ся так: как толь­ко ваш фронт дви­нет­ся в на­ступ­ле­ние и осво­бо­дит Смо­ленск от нем­цев, вы от­ту­да по­зво­ни­те мне в Моск­ву, и я при­еду спе­ци­аль­но к вам ту­да, и сфо­то­гра­фи­ру­ем­ся».

1* Вы­езд Сталина в рас­по­ло­же­ние За­пад­но­го и Ка­ли­нин­ско­го фрон­тов был, без со­мне­ния, при­уро­чен к под­го­тов­ке Смо­лен­ской опе­ра­ции (она же опе­ра­ция «Су­во­ров»). Вер­хов­ный глав­но­ко­ман­ду­ю­щий при­был в штаб За­пад­но­го фрон­та 2 ав­гу­ста 1943 г., а опе­ра­ция «Су­во­ров» на­ча­лась 7 ав­гу­ста. Ее це­лью яв­ля­лось осво­бож­де­ние Смо­лен­ска и раз­гром ле­во­го кры­ла немец­кой груп­пы ар­мий «Центр». 2* Ста­лин прак­ти­че­ски не бы­вал на фрон­те. Из­вест­но о трех его вы­ез­дах в 1941 г. в при­фрон­то­вую зо­ну под Моск­вой. По­езд­ка в ав­гу­сте 1943 г. в рай­о­ны Гжат­ска и Рже­ва - един­ствен­ный при­мер, ко­гда Ста­лин уда­лил­ся от сто­ли­цы бо­лее чем на 100 км.

«Ста­лин на фрон­те». Кар­ти­на в сти­ле соц­ре­а­лиз­ма. На са­мом де­ле на пе­ре­до­вой Вер­хов­ный глав­но­ко­ман­ду­ю­щий ни­ко­гда не был.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.