«Дед, се­год­ня у тво­е­го вну­ка ро­дил­ся внук!»

«КП» в Укра­ине» разыс­ка­ла че­ло­ве­ка, оста­вив­ше­го 9 мая тро­га­тель­ную над­пись на ме­мо­ри­а­ле по­гиб­шим во­и­нам. По­сла­ние по­гиб­ше­му де­ду-фрон­то­ви­ку:

KP in Ukraine - - Память - Юлия ГАВРИЛОВА («КП» - Дне­пр»)

Ис­то­рия на­ча­лась с им­про­ви­зи­ро­ван­но­го «пись­ма», на­пи­сан­но­го мар­ке­ром на од­ном из во­ен­ных ме­мо­ри­а­лов Дне­пра. 9 мая воз­ле таб­лич­ки с име­нем по­гиб­ше­го сол­да­та Жо­втен­ко Пет­ра Ефи­мо­ви­ча кто-то си­ним мар­ке­ром на­пи­сал: «Дед, се­год­ня у тво­е­го вну­ка ро­дил­ся внук! Спа­си­бо Бо­гу и те­бе за По­бе­ду!» Дру­гих ис­ход­ных дан­ных, кро­ме име­ни са­мо­го фрон­то­ви­ка, не бы­ло, но «КП» в Укра­ине» ре­ши­ла по­про­бо­вать разыс­кать то­го са­мо­го за­бот­ли­во­го вну­ка.

«РЕ­ШИЛ ПО­ДЕ­ЛИТЬ­СЯ РА­ДО­СТЬЮ»

В рай­со­ве­те, на ба­лан­се ко­то­ро­го на­хо­дит­ся па­мят­ник, ни­че­го не зна­ли о за­га­доч­ной таб­лич­ке и ду­шев­ном по­сла­нии, в ве­те­ран­ских ор­га­ни­за­ци­ях - то­же. Лишь в ма­лень­ком аб­за­це Кни­ги па­мя­ти го­во­ри­лось, что ря­до­вой 333-го стрел­ко­во­го пол­ка Жо­втен­ко ро­дом из се­ла Крас­но­пав­лов­ка Ло­зов­ско­го рай­о­на Харь­ков­ской об­ла­сти. Ра­бот­ни­ки мест­но­го сель­со­ве­та по­со­ве­то­ва­ли об­ра­тить­ся в Кра­е­вед­че­ский му­зей. Мы уже бы­ло от­ча­я­лись и хо­те­ли пе­ре­стать «иг­рать в де­тек­ти­вов», но од­на из ра­бот­ниц му­зея ука­за­ла на род­ствен­ни­ков фрон­то­ви­ка, ко­то­рые до сих пор жи­вут в том се­ле. Так мы вы­шли на вну­ка.

38-лет­ний Рустам Аб­дул­ла­ев ока­зал­ся из се­мьи, где свя­то чтят пред­ков - го­во­рит, кав­каз­ские кор­ни, ви­ди­мо, ска­зы­ва­ют­ся. В этот День По­бе­ды он шел с цве­та­ми к мо­ги­ле де­да - так де­ла­ет каж­дый год. У ме­мо­ри­а­ла ни­ка­ких тор­жеств не бы­ло. И тут - те­ле­фон­ный зво­нок, на том кон­це про­во­да счаст­ли­вая же­на со­об­щи­ла о рож­де­нии вну­ка.

- Эмо­ции на­столь­ко пе­ре­пол­ня­ли, что я ре­шил по­де­лить­ся ра­дост­ной но­во­стью с де­дом - он же был бли­же всех, взял и на­пи­сал мар­ке­ром, - сму­щен­но улы­ба­ет­ся Рустам. - Нель­зя, ко­неч­но, на па­мят­ни­ках, но не удер­жал­ся…

ИС­КАЛ 20 ЛЕТ

Боль­шая се­мья Жо­втен­ко дол­го не мог­ла най­ти, где по­хо­ро­нен Петр Ефи­мо­вич. Трое его де­тей со­кру­ша­лись, что жизнь про­жи­вут и так о нем боль­ше ни­че­го не узна­ют. По­мог Рустам, ко­то­рый с дет­ства ин­те­ре­со­вал­ся сво­ей ро­до­слов­ной.

- Я в Дне­про­пет­ров­ске обо­шел все ме­мо­ри­а­лы. А лет пять на­зад слу­чай­но на­ткнул­ся в ин­тер­не­те на ме­сто за­хо­ро­не­ния, - го­во­рит внук. - Таб­лич­ку с име­нем де­да то­же я уста­но­вил несколь­ко лет на­зад. На це­мент ее по­са­дил и скот­чем по краю об­кле­ил, чтоб не съе­ха­ла, по­ка вы­сох­нет. На сле­ду­ю­щий день при­хо­жу скотч сни­мать, а воз­ле таб­лич­ки че­ло­век семь ко­мис­сии из рай­ис­пол­ко­ма. Хо­дят ту­да-сю­да, за го­ло­ву хва­та­ют­ся, мол, от­ку­да она взя­лась и что с этим де­лать? По­том слы­шу, кто-то по­зво­нил на­чаль­ству, ви­ди­мо, «до­ло­жить».

- Это род­ствен­ни­ки уста­но­ви­ли, пусть уж бу­дет, - ре­зю­ми­ро­ва­ли стро­гие чи­нов­ни­ки.

О са­мом Пет­ре Ефи­мо­ви­че Рустам зна­ет немно­го, но очень им гордится. Фрон­то­вик до вой­ны ра­бо­тал в кол­хо­зе, вос­пи­ты­вал тро­их де­тей - двух до­че­рей и сы­на. Са­мой млад­шей, ма­ме Руста­ма, бы­ло все­го

несколь­ко ме­ся­цев, ко­гда отец ушел во­е­вать.

- Ба­буш­ке по­хо­рон­ка в 1943 го­ду при­шла. Там ука­зы­ва­лось, что ее 31-лет­ний муж умер в эва­ко­гос­пи­та­ле, - опус­ка­ет гла­за муж­чи­на. - В Дне­про­пет­ров­ске, а где имен­но - непо­нят­но. Кста­ти, ба­буш­ка зна­ла и то, что он ра­нен. Она с тре­мя детьми и ма­мой Пет­ра Ефи­мо­ви­ча при­ез­жа­ла сю­да, что­бы по­ви­дать­ся с му­жем. В де­каб­ре 1943-го го­род был по­лу­раз­ру­шен, мо­сты раз­бомб­ле­ны, лю­ди пе­ре­плы­ва­ли ре­ку на пло­тах. А вот их не пу­сти­ли. Крас­но­ар­мей­цы, де­жу­рив­шие на пе­ре­пра­ве,

уви­де­ли ма­лы­шей, по­смот­ре­ли на из­му­чен­ную мо­ло­дую жен­щи­ну и ска­за­ли: «Ты что, хо­чешь и се­бя, и де­тей по­гу­бить? В лю­бой мо­мент бом­беж­ка на­чать­ся мо­жет!»

Так се­мья Жо­втен­ко на хо­ло­де два дня про­жда­ла, что раз­ре­шат, но уви­деть Пет­ра так и не до­ве­лось.

- Ба­буш­ка боль­ше так за­муж и не вы­шла, де­да лю­би­ла, - го­во­рит Рустам. - Са­ма тро­их де­тей под­ня­ла, ха­ту­ма­зан­ку по­стро­и­ла. Нем­цы ведь, ко­гда от­сту­па­ли, се­ло до­тла со­жгли, еще и на­шу ко­ро­ву за­стре­ли­ли. Так баб­ка на кус­ки ее по­ре­за­ла и всем со­се­дям раз­да­ла. Про­дук­ты про­сить в со­сед­ние де­рев­ни хо­ди­ли.

Еще жив род­ной млад­ший брат ря­до­во­го Пет­ра

Ефи­мо­ви­ча, 90-лет­ний дед Иван. Он - хра­ни­тель се­мей­ных вос­по­ми­на­ний. Иван Ефи­мо­вич го­во­рит, что в той же брат­ской мо­ги­ле по­хо­ро­нен еще один их род­ной брат. Ко­гда он по­гиб, то был без до­ку­мен­тов, по­это­му чис­лит­ся как неиз­вест­ный сол­дат.

Но­во­рож­ден­но­го пра­пра­вну­ка фрон­то­ви­ка Жо­втен­ко на­зва­ли Ре­на­том. Дед Рустам со­би­ра­ет­ся во­дить его к ме­мо­ри­а­лу 9 мая каж­дый год.

Рустам Аб­дул­ла­ев го­во­рит, что не мог не по­де­лить­ся ра­до­стью с по­кой­ным де­дом. А вот фо­то­гра­фии са­мо­го Пет­ра Ефи­мо­ви­ча вре­мя не со­хра­ни­ло.

ПАВЕЛДАЦКОВСКИЙ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.