Kp.ua

KP in Ukraine - - Встреча для вас -

Вы ко­гда-ни­будь слы­ша­ли ле­ген­дар­ный хит Smoke On The Water на цим­ба­лах, а «кви­нов­ский» The Show Must Go On на ба­я­нах и бан­ду­рах? Ес­ли не слы­ша­ли, то зря. В по­след­нее вре­мя на кон­цер­ты НАОНИ би­ле­тов не до­стать. По­то­му что драйв на их вы­ступ­ле­ни­ях та­кой, как на рок-кон­цер­тах. А все по­то­му, что се­год­ня в ре­пер­ту­а­ре ор­кест­ра не толь­ко укра­ин­ская клас­си­ка, но и хи­ты The Beatles и Michael Jackson, Adel и Guns N'roses, Sting и Pink Floyd.

Их необыч­ное ис­пол­не­ние при­вле­ка­ет в Укра­ине все боль­ше и боль­ше пуб­ли­ки. Вот мы и решили рас­спро­сить, от­ку­да по­явил­ся та­кой бле­стя­щий про­ект.

- На­сколь­ко, по-ва­ше­му, ин­те­рес­ны со­вре­мен­ной мо­ло­де­жи на­род­ные ин­стру­мен­ты? Они ведь си­дят в ин­тер­не­те и слу­ша­ют элек­трон­ную му­зы­ку. Ка­кие при­ман­ки есть в ва­шем ар­се­на­ле для но­вых зри­те­лей?

Вик­тор Гу­цал (ВГ): - Ес­ли мы иг­ра­ем со­вре­мен­ную му­зы­ку на на­род­ных ин­стру­мен­тах, то она зву­чит луч­ше, чем мог­ла бы зву­чать в элек­трон­ном ви­де. Жи­вая му­зы­ка и то ори­ги­наль­ное зву­ча­ние, ко­то­рое есть у на­ше­го ор­кест­ра, все­гда луч­ше, чем элек­трон­ная.

- Как дав­но вы на­ча­ли ис­пол­нять ка­ве­ры на ми­ро­вые хи­ты и от­ку­да взя­лась та­кая идея?

Ан­дрей Вой­чук (АВ): - Это в сво­ем ро­де необ­хо­ди­мость, тре­бо­ва­ние со­вре­мен­но­сти. Мо­ло­дежь ведь не ча­сто ходит на клас­си­че­ские кон­цер­ты, а иг­рая ка­ве­ры, мы при­вле­ка­ем их вни­ма­ние к на­шим на­род­ным ин­стру­мен­там и к укра­ин­ской куль­ту­ре. Ведь в кон­цер­тах мы объ­еди­ня­ем со­вре­мен­ные ми­ро­вые хи­ты и но­ме­ра укра­ин­ской му­зы­ки - впле­та­ем ее вы­чур­но, эк­зо­ти­че­ски.

ВГ: - Сей­час это мод­но. А НАОНИ дол­жен быть на гребне со­вре­мен­ных тре­бо­ва­ний. Мы с ра­до­стью сде­ла­ли эти аран­жи­ров­ки и не про­га­да­ли: к нам хо­дят на кон­цер­ты и очень лю­бят нас в юту­бе. Лю­ди идут слу­шать то, что они по­ни­ма­ют и зна­ют. Мы им пред­ла­га­ем зна­ко­мые ве­щи, но в ори­ги­наль­ном зву­ча­нии, и они с удив­ле­ни­ем от­кры­ва­ют для се­бя, что мож­но на бан­ду­ре, цим­ба­лах, коб­зе и на дру­гих на­ших ин­стру­мен­тах иг­рать рок.

- По ка­ко­му прин­ци­пу вы от­би­ра­е­те хи­ты? У вас до­ста­точ­но раз­но­об­раз­ный ре­пер­ту­ар: и Стинг, и Guns N'roses, и Адель… Да­же ос­нов­ная те­ма из «Джейм­са Бон­да» есть, кста­ти, Бонд на гли­ня­ной сви­стуль­ке и на дрым­бе - это кру­то!

ВГ: - Мы от­би­ра­ем са­мое по­пу­ляр­ное, из­вест­ное, мод­ное, то, что узна­ет­ся с пер­во­го ак­кор­да.

АВ: - У нас свое­об­раз­ная «ла­бо­ра­то­рия», мы сна­ча­ла де­ла­ем ор­кест­ров­ку и про­бу­ем, как про­из­ве­де­ние зву­чит. Ес­ли не зву­чит - пе­ре­де­лы­ва­ем, но в лю­бом слу­чае это бу­дет наш ори­ги­наль­ный про­дукт. Ес­ли про­сто взять про­из­ве­де­ние и с но­ты до но­ты пе­ре­ве­сти - это не бу­дет иметь нуж­но­го эф­фек­та. Все­гда идет ра­бо­та, сна­ча­ла в го­ло­ве, по­том на бу­ма­ге, а уже за­тем - на ре­пе­ти­ции. По­сле кон­цер­та ана­ли­зи­ру­ет­ся, бе­рут­ся во вни­ма­ние де­та­ли, до­ра­ба­ты­ва­ет­ся и де­ла­ет­ся про­дукт.

- С про­грам­мой ми­ро­вых ка­ве­ров вас при­гла­ша­ли за гра­ни­цу?

ВГ: - За гра­ни­цей мы с этой про­грам­мой еще не бы­ли. Хо­тя с дру­гой му­зы­кой вы­сту­па­ли в Поль­ше, Ав­стрии, Ко­рее, Вьет­на­ме, Турк­ме­ни­стане вез­де вос­при­ни­ма­ют очень здо­ро­во, по­то­му что на­ша му­зы­ка необыч­ная, име­ет внут­рен­ний стер­жень. А нас­чет про­грам­мы ка­ве­ров, то да­же и не зна­ем, как нас вос­при­мут в Ев­ро­пе, но, уве­рен, та­ко­го ори­ги­наль­но­го зву­ча­ния там еще не слы­ша­ли. Од­на­ж­ды я слы­шал хит Deep Purple в ис­пол­не­нии япон­ских на­род­ных ин­стру­мен­тов, для ме­ня это бы­ло ин­те­рес­но. По­это­му, я ду­маю, мир нас при­мет на ура!

АВ: - А еще по­то­му, что мы - уни­каль­ный ор­кестр на­род­ных ин­стру­мен­тов Укра­и­ны. У нас око­ло 60 на­име­но­ва­ний на­род­ных ин­стру­мен­тов. Вот взять со­пил­ку - у нас в ор­кест­ре ее семь раз­но­вид­но­стей. Все раз­ные по раз­ме­ру, темб­ру, зву­ча­нию, раз­ные функ­ции ме­ло­ди­че­ские и тех­ни­че­ские вы­пол­ня­ют.

- Вик­тор Еме­лья­но­вич, вы ру­ко­во­ди­те ор­кест­ром боль­ше 30 лет, од­на­ко в ва­шей био­гра­фии бы­ла ис­то­рия, ко­гда вас на­силь­но за­ста­ви­ли оста­вить ор­кестр на­род­ных ин­стру­мен­тов.

- Это уже по­ли­ти­че­ская ис­то­рия. Вы же зна­е­те, что я ав­тор «За­по­рож­ско­го мар­ша», хо­тя ни­ко­гда это не вы­пя­чи­вал, по­то­му что то­гда нель­зя бы­ло. Ме­ня и так вы­зы­ва­ли в ор­га­ны, и в кон­це кон­цов слу­чи­лось так, что я в 1979 го­ду вы­нуж­ден был оста­вить ор­кестр. А все по­то­му, что «За­по­рож­ский марш» зву­чал в Москве на од­ном их съез­дов ком­со­мо­ла, и Ми­ха­ил Суслов (идео­лог со­вет­ской ком­пар­тии. - Прим. авт.) при­ка­зал его за­пре­тить. До­шло до то­го, что раз­маг­ни­ти­ли все за­пи­си на ра­дио, где марш зву­чал. В 1984 го­ду я за­пи­сал его по-но­во­му. За­чи­сти­ли. То­гда бы­ло стро­го. Но в 1984 го­ду я вер­нул­ся в ор­кестр как ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель и ра­бо­таю в нем до сих пор.

Вик­тор Гу­цал и со­лист НАОНИ Ан­дрей Вой­чук счи­та­ют, что их ор­кестр уни­ка­лен.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.