ИЗ ЖИЗ­НИ ВЕ­ЛИ­КИХ

Лю­бить и ни­ка­ких гвоз­дей!

KP in Ukraine - - Мужчина и женщина - Фи­ло­соф Дэ­вид Юм Оно­ре де Баль­зак Вла­ди­ми­ра Ма­я­ков­ско­го

✔ влю­бил­ся, сде­лал, как во­дит­ся, пред­ло­же­ние и по­лу­чил от­каз. Но че­рез неко­то­рое вре­мя ему пе­ре­да­ли, что де­вуш­ка пе­ре­ду­ма­ла. «Я то­же пе­ре­ду­мал!» - от­ве­тил фи­ло­соф. Это ж диа­лек­ти­ка! Мысль-то на­хо­дит­ся в по­сто­ян­ном раз­ви­тии! ✔ Ге­ни­аль­ный ди­ри­жер Ар­ту­ро Тос­ка­ни­ни

прин­ци­пи­аль­но не брал в свой ор­кестр жен­щин, го­во­ря, что кра­са­ви­цы бу­дут от­вле­кать му­зы­кан­тов, а страш­ные бу­дут ме­шать ра­бо­тать лич­но ему.

✔ Ве­ли­кий баб­ник, си­ба­рит, жиз­не­люб, ге­ни­аль­ный тру­дя­га пе­ре­лю­бил, пе­ре­ла­пал пол-па­ри­жа, а за пол­го­да до сва­дьбы от стра­ха за­не­мог и че­рез два ме­ся­ца по­сле вен­ча­ния окон­ча­тель­но по­ки­нул этот мир. Соб­ствен­но, остал­ся хо­ло­стя­ком! У про­ле­тар­ско­го по­эта

был бзик: ему нра­ви­лись ис­клю­чи­тель­но за­муж­ние да­мы. Образ недо­сти­жи­мой меч­ты был все­гда при­тя­га­те­лен для него. Ли­ля Юрьев­на, эта за­муж­няя «ца­ри­ца Си­о­на», про­сто све­ла его с ума бук­валь­но в пер­вый ве­чер зна­ком­ства. И Ли­ля име­ла на него гро­мад­ное вли­я­ние. Ко­гда он за­хо­тел же­нить­ся на На­та­ше Брю­ха­нен­ко, Ли­ля на­пи­са­ла ему: «Во­ло­дя, до ме­ня до­хо­дят слу­хи, что ты со­би­ра­ешь­ся же­нить­ся. Не де­лай это­го». И вы­со­кий кра­са­вец, серд­це­ед, мя­теж­ный по­эт по­кор­но, слов­но мул, от­кла­ды­ва­ет сва­дьбу. Он де­ла­ет пред­ло­же­ние и го­ря­чо лю­би­мой им Ве­ро­ни­ке По­лон­ской (то­же за­муж­ней жен­щине), и обо­жа­е­мой им Та­тьяне Яко­вле­вой. В Аме­ри­ке жи­вет граж­дан­ским бра­ком с Эл­ли Джонс, у нее рож­да­ет­ся де­воч­ка Элен Пат­ри­ция Томп­сон - дочь по­эта. Воз­мож­но, Ма­я­ков­ский в кон­це кон­цов и осте­пе­нил­ся бы, и стал бы при­мер­ным се­мья­ни­ном, на­ро­жал бы ку­чу де­тей, по­са­дил бы сот­ни де­ре­вьев, по­стро­ил бы де­ся­ток-дру­гой до­мов, а он вме­сто это­го взял и за­стре­лил­ся.

МОРАЛЬ

Эх! Хо­ро­шо, ко­неч­но, му­жи­ки, проснуть­ся утром от сол­неч­но­го лу­чи­ка, упав­ше­го на ли­цо, сво­бод­ным от су­пру­же­ских уз, в объ­я­ти­ях пре­крас­ной незна­ком­ки. По­том про­бе­жать­ся по ле­су. А по­сле ра­бо­ты, по­пи­вая пив­ко в па­бе с дру­зья­ми, ле­ни­во пе­ре­би­рать в уме: ко­го бы из наи­бо­лее удоб­ных дам при­гла­сить на сле­ду­ю­щий уик-энд.

Но ведь мож­но так­же проснуть­ся сре­ди про­мозг­лой ненаст­ной но­чи в хо­лод­ной оди­но­кой по­сте­ли, с боль­ной баш­кой, и, под тра­ур­ный марш до­ждя, за­пла­кать от пу­сто­ты, до­са­ды и оди­но­че­ства.

«Пу­ризм ци­ни­ка и умерщ­вле­ние пло­ти от­шель­ни­ком ни­че­го не да­ют об­ще­ствен­но­му бла­гу, это ис­ка­жен­ные фор­мы доб­ро­де­те­ли, для нее непри­вле­ка­тель­ные: от­верг­ну­тые гра­ци­я­ми, они не мо­гут при­тя­зать на гу­ман­ность». Так го­во­рил ве­ли­кий фи­ло­соф Им­ма­ну­ил Кант, остав­шись на за­ка­те жиз­ни оди­но­ким, пе­чаль­ным, бес­по­мощ­ным ста­ри­каш­кой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.