Я ре­ши­ла, я ухо­жу. Или не ре­ши­ла?

KP in Ukraine - - Клубный пиджак -

СТОП МА­ШИ­НА!

Пер­вый раз он оста­но­вил ме­ня на ста­дии крях­те­ния при вы­тас­ки­ва­нии че­мо­да­на с ан­тре­со­лей, вто­рой - ко­гда че­мо­дан был на­по­ло­ви­ну со­бран, тре­тий - оста­но­вил в при­хо­жей с го­то­вым че­мо­да­ном, чет­вер­тый - при­шел за мной на оста­нов­ку, где я си­де­ла с пол­ным ве­щей че­мо­да­ном и пол­ным от­ча­я­ния серд­цем.

На пя­тый раз он за мной не по­шел. Я гром­ко со­би­ра­ла ве­щи, дол­го крях­те­ла в при­хо­жей, ша­рах­ну­ла две­рью и мее-ед­лен­но спус­ка­лась по лест­ни­це.

Я вы­шла в хо­лод­ную осень. Мо­ро­сил дождь. Курт­ка точ­но бы­ла в жи­во­те у че­мо­да­на (я пом­ню, как в по­ры­ве бе­шен­ства швыр­ну­ла ее в его рас­пах­ну­тую пасть), но во­ро­шить его пред­сто­я­ло пря­мо под до­ждем, а это глу­по: скоро за мной при­бе­жит муж, вер­нет ме­ня до­мой, и я до­ма спо­кой­но раз­бе­ру су­хие ве­щи.

Я, про­мок­шая, добре­ла до на­ве­са оста­нов­ки. На ули­це бы­ло ужас­но хо­лод­но. Се­ла, на­хох­лив­шись, и ста­ла ждать. За мной ни­кто не при­хо­дил. И не зво­нил. Тем­не­ло. Я окон­ча­тель­но про­дрог­ла. Оче­ред­ной ав­то­бус про­ехал ми­мо, не за­ме­тив на оста­нов­ке пас­са­жи­ров.

На­до что-то ре­шать. Вы­ри­со­вы­ва­лась пер­спек­ти­ва но­че­вать на оста­нов­ке и проснуть­ся с ци­сти­том. «Я дей­стви­тель­но хо­чу уй­ти?» - спро­си­ла я се­бя. Я уже успо­ко­и­лась, и бе­ше­ное воз­му­ще­ние по­ступ­ком му­жа улег­лось. Я хо­те­ла до­мой, в ван­ну и спать.

«Нет, - при­зна­лась я се­бе. Я не хо­те­ла ухо­дить». Я хо­те­ла про­ве­рить его лю­бовь. Я хо­те­ла, что­бы ме­ня вер­ну­ли, умо­ля­ли и це­ло­ва­ли, и обе­ща­ли, и но­си­ли на ру­ках. Хо­те­ла мек­си­кан­ских стра­стей, при­ми­ри­тель­ных но­чей и но­вое ко­леч­ко.

Я под­хва­ти­ла че­мо­дан и по­бре­ла до­мой, к му­жу. Ухо­дя, я де­мон­стра­тив­но бро­си­ла клю­чи на пол­ку и по­это­му сей­час ви­но­ва­то по­зво­ни­ла в дверь.

ИНО­ГДА ОНИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ

Муж от­крыл и ска­зал ве­се­ло: - На­гу­ля­лась? Там КВН, быст­рее про­хо­ди… Я про­шла в ком­на­ту и ста­ла смот­реть КВН. И мне бы­ло со­всем не смеш­но. - По­че­му ты за мной не по­шел? спро­си­ла я во вре­мя ре­кла­мы. - А за­чем? - спро­сил муж. - Что­бы вер­нуть ме­ня. - А вдруг ты и прав­да хо­те­ла уй­ти? За­чем воз­вра­щать на­силь­но че­ло­ве­ка, ко­то­рый ре­шил уй­ти. - Я не хо­те­ла уй­ти. - То­гда не спра­ши­вай ме­ня, по­че­му я те­бя не вер­нул, спра­ши­вай се­бя, за­чем ты ушла, ес­ли не хо­те­ла.

Я по­чув­ство­ва­ла се­бя иди­от­кой. И прав­да… За­чем? Я усво­и­ла урок и боль­ше не ухо­ди­ла.

Мы с му­жем взрос­ле­ли и мудре­ли, и на­ши ссо­ры мудре­ли вме­сте с на­ми. Они не ста­но­ви­лись ме­нее пыл­ки­ми, но ста­но­ви­лись бо­лее кон­цен­три­ро­ван­ны­ми по смыс­лу.

Мы на­учи­лись слы­шать друг дру­га во вре­мя ссор, а не про­сто сбра­сы­вать эмо­ци­о­наль­ный шлак, упа­ко­ван­ный в фан­тик обид­ки. Ссо­ры ста­ли ред­ки­ми и ста­ли ком­му­ни­ка­ци­ей. Мы до­но­си­ли друг до дру­га что-то важ­ное, что ме­ша­ло парт­не­ру быть счаст­ли­вым.

БЕЗ ЛИШНИХ СЛОВ, БЕЗ ГРОМ­КОЙ ФРАЗЫ

Про­шло 10 лет. Мы ве­се­ло жи­ли, ро­ди­ли сы­на и бы­ли вполне счаст­ли­вы. Но од­на­ж­ды в от­но­ше­ни­ях слу­чил­ся кри­зис. Он был обу­слов­лен мил­ли­о­ном при­чин, се­мью об­сту­пил ча­сто­кол про­блем.

И од­на­ж­ды дожд­ли­вым утром муж ушел на ра­бо­ту, а я си­де­ла на кухне и пи­ла ко­фе. Бы­ла осень. Отоп­ле­ние долж­ны бы­ли вклю­чить на днях, а по­ка в квар­ти­ре бы­ло ужас­но хо­лод­но.

Я, про­мок­шая от слез, си­де­ла на та­бу­рет­ке в пи­жа­ме, на­хох­лив­шись. На­до бы на­ки­нуть коф­ту, но не бы­ло сил ид­ти в ком­на­ту и ис­кать ее. Ко мне ни­кто не при­хо­дил. И не зво­нил. Я вдруг осо­зна­ла со всей без­жа­лост­ной оче­вид­но­стью, что окон­ча­тель­но про­дрог­ла в этих от­но­ше­ни­ях. Муж каж­дый день про­хо­дил ми­мо и не за­ме­чал ме­ня. За­ме­чал свои про­бле­мы. А мои - нет.

На­до что-то ре­шать. «Я дей­стви­тель­но хо­чу уй­ти?» - спро­си­ла я се­бя. Я уже успо­ко­и­лась, и бе­ше­ное воз­му­ще­ние дав­но пре­вра­ти­лось в но­ю­щую сер­деч­ную боль. И вдруг я чет­ко по­ня­ла: Я ХО­ЧУ УЙ­ТИ. ХО-ЧУ.

Я лег­ко до­ста­ла с ан­тре­со­лей свой че­мо­дан. Очень вдум­чи­во со­бра­ла ве­щи. Я не хо­те­ла воз­вра­щать­ся за ка­ки­ми-ни­будь за­бы­ты­ми са­по­га­ми и опять по­гру­жать­ся в это ма­ре­во бес­про­свет­но­сти.

Я на­пи­са­ла за­пис­ку му­жу. Он ве­че­ром при­дет с ра­бо­ты и, на­вер­ное, да­же не сра­зу за­ме­тит, что ме­ня НЕТ. Он дав­но при­вык не за­ме­чать.

Я хо­те­ла ука­зать в за­пис­ке ад­рес, где по­жи­ву, по­ка не най­ду квар­ти­ру. А по­том по­ду­ма­ла: за­чем? Что­бы ме­ня вер­ну­ли? Я не хо­чу, что­бы ме­ня воз­вра­ща­ли. Я хо­чу уй­ти. Я не на­пи­са­ла ад­ре­са. И ушла. По­то­му что хо­те­ла уй­ти.

Как вы по­ни­ма­е­те, хро­ни­ка на­шей се­мьи на этом не за­кон­чи­лась, и спу­стя год я вер­ну­лась, но исто­рия не об этом.

Исто­рия о том, что, ко­гда че­ло­век твер­до ре­ша­ет уй­ти, он де­ла­ет это чет­ко, стре­ми­тель­но и мол­ча. Он да­же две­рью не хло­па­ет, а при­кры­ва­ет ее ак­ку­рат­но. Ему не нуж­ны ни зри­те­ли, ни сви­де­те­ли, ни еди­но­мыш­лен­ни­ки. По­то­му что его цель уй­ти от­ту­да, где ему пло­хо.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.