Сти­вен СПИЛБЕРГ: Де­душ­ка из Укра­и­ны на­учил ме­ня иг­рать на ба­ла­лай­ке

KP in Ukraine - - Человек-легенда - Стас ТЫРКИН

Зна­ме­ни­тый ре­жис­сер дал ин­тер­вью ки­но­обо­зре­ва­те­лю «КП».

Его но­вый фильм «Боль­шой и доб­рый ве­ли­кан», на ко­то­рый бы­ло по­тра­че­но $140 млн, оку­пил се­бя лишь на­по­ло­ви­ну, со­брав в про­ка­те $72 млн. Это бы­ла пер­вая ре­жис­сер­ская ра­бо­та Спил­бер­га для Disney и на­вер­ня­ка по­след­няя - та­кие про­ва­лы аку­лы ки­но­биз­не­са не про­ща­ют. Да­же та­ким мэт­рам.

Хо­тя, что бы ни по­ка­зы­ва­ли кас­со­вые сбо­ры, фильм по­лу­чил­ся хо­ро­ший - ис­крен­ний и доб­рый. На­вер­ное, по­то­му и не по­шел в мас­сы - эти эмо­ции сей­час, к со­жа­ле­нию, «не в трен­де».

Сам же Сти­вен Спилберг не рас­стра­и­ва­ет­ся. Ведь это не пер­вая недо­оцен­ка его ра­бо­ты.

КО­ГДА ПО­ЛИ­ТИ­КА ЗАТМЕВАЕТ КИ­НО

- Ми­стер Спилберг, кро­ме «Боль­шо­го и доб­ро­го ве­ли­ка­на» ка­кой свой фильм вы счи­та­е­те са­мым недо­оце­нен­ным?

- Ду­маю, фильм «Мюн­хен». Его как-то да­же не осо­бо счи­та­ют мо­им филь­мом. (Ге­рои кар­ти­ны - аген­ты из­ра­иль­ской спец­служ­бы Мосcад - го­то­вят опе­ра­цию по уни­что­же­нию ор­га­ни­за­то­ров тер­ак­та во вре­мя Мюн­хен­ской Олим­пи­а­ды 1972 го­да. - Авт.) Мно­го тех, ко­му по­нра­вил­ся этот фильм, мно­го тех, ко­му не по­нра­вил­ся - по по­ли­ти­че­ским мо­ти­вам. Но «Мюн­хен» - кар­ти­на, ко­то­рой я очень гор­жусь, и мне жаль, что она не по­лу­чи­ла та­ко­го при­зна­ния, как дру­гие мои ра­бо­ты, по­те­ряв­шись в спо­рах о ее по­ли­ти­че­ском мес­се­дже. Обе спо­рив­шие сто­ро­ны с та­кой яро­стью об­суж­да­ли ле­жав­шую в ос­но­ве филь­ма ис­то­ри­че­скую про­бле­ма­ти­ку, что пол­но­стью за­бы­ли о нем са­мом.

- Вы ре­гу­ляр­но сни­ма­е­те кар­ти­ны, по­свя­щен­ные ре­аль­ным ис­то­ри­че­ским со­бы­ти­ям и ис­то­ри­че­ским де­я­те­лям. Та­ким был и «Шпи­он­ский мост». То, что сей­час вы сня­ли сказ­ку, - знак уста­ло­сти от ис­то­ри­че­ско­го жан­ра?

- Нет! Но­вая кар­ти­на для ме­ня - это отдых, пе­ре­ме­на об­ста­нов­ки. А сле­ду­ю­щий фильм опять бу­дет ис­то­ри­че­ским, он на­зы­ва­ет­ся «По­хи­ще­ние Эд­гар­до Мор­та­ры» (дей­ствие про­ис­хо­дит в Ита­лии в 1858 го­ду. - Авт.). Для ме­ня все­гда бы­ло пре­крас­ной меч­той снять ки­но о меч­тах. О друж­бе. О при­я­тии раз­ли­чий меж­ду людь­ми и ра­до­сти от­кры­тия этих раз­ли­чий - без них невоз­мо­жен был бы этот мир!

- Труд­но из­бе­жать срав­не­ний меж­ду «Ино­пла­не­тя­ни­ном» и «Боль­шим и доб­рым ве­ли­ка­ном». Они оба о друж­бе су­ществ из па­рал­лель­ных все­лен­ных.

- Я не ви­жу сход­ства меж­ду эти­ми филь­ма­ми кро­ме то­го, что сце­на­рии к обе­им кар­ти­нам на­пи­са­ла Ме­лис­са Ма­ти­сон. Я сни­мал и дру­гие филь­мы о друж­бе лю­дей раз­ных идео­ло­гий, лю­дей, в фи­гу­раль­ном и пря­мом смыс­ле при­ле­тев­ших с раз­ных пла­нет. Это моя по­сто­ян­ная те­ма. Мне не ка­жет­ся, что «Боль­шой и доб­рый ве­ли­кан» в чем-то на­сле­ду­ет «Ино­пла­не­тя­ни­ну». Дей­ствие «Ино­пла­не­тя­ни­на» про­ис­хо­дит в со­вер­шен­но ре­аль­ном, зна­ко­мом нам ми­ре. «Боль­шой и доб­рый ве­ли­кан» раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в ми­ре фэн­те­зи, мы долж­ны бы­ли его пол­но­стью стро­ить. Этот фильм - сказ­ка, то­гда как «Ино­пла­не­тя­нин» ею не яв­ля­ет­ся. По край­ней ме­ре для ме­ня. Это ско­рее на­уч­ная фан­та­сти­ка.

«Я ВЫРОС, ГОВОРЯ НА ТРЕХ ЯЗЫКАХ»

- В ва­ших кар­ти­нах ча­сто воз­ни­ка­ют пер­со­на­жи из стран быв­ше­го СССР. В «Ин­ди­ане Джон­се и Ко­ро­лев­стве хру­сталь­но­го че­ре­па» Кейт Блан­шетт иг­ра­ет жен­щи­ну по име­ни Ири­на Спал­ко. В «Шпи­он­ском мо­сту» Марк Рай­ленс иг­ра­ет со­вет­ско­го шпи­о­на Ру­доль­фа Абе­ля. - В этом нет ни­че­го уди­ви­тель­но­го. И моя пра­ба­буш­ка, и мой пра­де­душ­ка ро­дом из Укра­и­ны (ба­буш­ка и де­душ­ка со сто­ро­ны от­ца эми­гри­ро­ва­ли в США из Ка­мен­ца­по­доль­ско­го, а дед по ли­нии ма­те­ри - из Одес­сы. - Ред.). Мои де­душ­ка и ба­буш­ка всю жизнь го­во­ри­ли на рус­ском и идиш. По­это­му я вырос, говоря на трех языках - рус­ском, ан­глий­ском и идиш.

- Что-ни­будь по-рус­ски еще помни­те?

- Нет, уже ни­че­го, но в дет­стве немно­го знал. Сей­час я знаю идиш луч­ше, чем рус­ский. Пом­ню, как при­хо­дил на кух­ню слу­шать, как мои ба­буш­ки ру­га­лись по-рус­ски на те­му пра­виль­но­го при­го­тов­ле­ния ка­кой-то еды. То­гда в мо­ей жиз­ни бы­ло мно­го ко­ме­дии! Мой де­душ­ка иг­рал на ман­до­лине и ба­ла­лай­ке и ме­ня на­учил. Я то­же на­я­ри­вал в дет­стве, но сей­час, ко­неч­но, уже ра­зу­чил­ся. Все это бы­ло очень важ­ной ча­стью мо­е­го куль­тур­но­го на­сле­дия. И я гор­жусь им. И ино­гда при­вно­шу его в свои филь­мы.

О ЛЮБИМОМ АКТЕРЕ

- Вы ред­ко ра­бо­та­е­те с од­ни­ми и те­ми же ак­те­ра­ми, но сде­ла­ли ис­клю­че­ние для Мар­ка Рай­лен­са, ко­то­рый по­лу­чил «Оскар» за «Шпи­он­ский мост», а по­том сыг­рал у вас ве­ли­ка­на.

- Я люб­лю его и как ак­те­ра, и как че­ло­ве­ка. На двух этих филь­мах мы с Мар­ком не оста­но­вим­ся. В бли­жай­шее вре­мя мы сде­ла­ем с ним еще два - ис­то­ри­че­ский фильм «По­хи­ще­ние Эд­гар­до Мор­та­ры» и на­уч­но­фан­та­сти­че­ский «Пер­во­му иг­ро­ку при­го­то­вить­ся». Про­сто он один из мо­их са­мых лю­би­мых ак­те­ров. Он и Дэни­ел Дэй-лу­ис, сыг­рав­ший у ме­ня Лин­коль­на. Я счи­таю, что они на­хо­дят­ся на са­мом вер­ху, ря­дом с ни­ми ма­ло ко­го мож­но по­ста­вить. Я столь­ко­му на­учил­ся у Мар­ка! В «Шпи­он­ском мо­сту» со­вет­ско­го раз­вед­чи­ка сыг­рал лю­бим­чик Спил­бер­га Марк Рай­ленс (ввер­ху), а в «Мерт­вом се­зоне» по­доб­ную роль ис­пол­нил До­на­тас Ба­ни­о­нис.

По­след­ние 25 лет Спилберг же­нат на ак­три­се Кейт Кейп­шоу.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.