Пра­внук Ста­ли­на сде­лал со­сто­я­ние на тор­гов­ле шир­по­тре­бом

С пер­вых дней вой­ны на фрон­те

KP in Ukraine - - История хх века - Алек­сей БО­ГО­МО­ЛОВ

«КП» разыс­ка­ла по­том­ка вне­брач­но­го сы­на Ге­не­ра­лис­си­му­са.

Ко­гда бу­ду­щий «вождь на­ро­дов» от­бы­вал ссыл­ку в Ту­ру­хан­ском крае, он стал жить с 14-лет­ней Ли­ди­ей Пе­ре­пры­ги­ной. Род­ствен­ни­ки де­воч­ки по­жа­ло­ва­лись на эту связь жан­дар­мам, и ре­во­лю­ци­о­не­ру при­шлось по­обе­щать, что он же­нит­ся на Ли­де, ко­гда той ис­пол­нит­ся 16.

Не же­нил­ся. В 1916 го­ду Ио­сиф Джу­га­шви­ли по­ки­нул ме­сто ссыл­ки, оста­вив по­дру­гу бе­ре­мен­ной. И в 1917-м на свет по­вил­ся ма­лень­кий Са­ша. Счи­тая, что ее воз­люб­лен­ный по­гиб на фрон­тах Пер­вой ми­ро­вой, Ли­дия вы­шла за­муж, и маль­чик по­лу­чил от­че­ство и фа­ми­лию ее му­жа, став Алек­сан­дром Яко­вле­ви­чем Да­вы­до­вым.

Ис­то­рия пе­ре­да­ва­лась как ле­ген­да, и лишь по­сле смер­ти Алек­сандра Яко­вле­ви­ча его сын Юрий Да­вы­дов по­пы­тал­ся вы­яс­нить, на са­мом ли де­ле он внук Ста­ли­на. В мар­те это­го го­да один из внуков Ста­ли­на, те­ат­раль­ный ре­жис­сер Алек­сандр Бур­дон­ский, дал со­гла­сие на ге­не­ти­че­скую экс­пер­ти­зу. И она до­ка­за­ла (сов­па­де­ние по муж­ской ли­нии 99,8%), что Алек­сандр Бур­дон­ский и Юрий Да­вы­дов - бра­тья.

Имен­но то­гда я по­зна­ко­мил­ся с Юри­ем Да­вы­до­вым, жи­ву­щим в Но­во­куз­нец­ке. А че­рез несколь­ко дней мне пе­ре­да­ли те­ле­фон Иго­ря Эду­ар­до­ви­ча Да­вы­до­ва с прось­бой по­зво­нить. Опа­са­ясь са­мо­зван­цев, я спро­сил у Юрия Да­вы­до­ва, из­ве­стен ли ему та­кой че­ло­век. И тот бук­валь­но за­кри­чал в труб­ку: «Да это же Игорь, сын мо­е­го по­кой­но­го стар­ше­го бра­та Эди­ка!»

Вот так я по­лу­чил воз­мож­ность сде­лать са­мое пер­вое ин­тер­вью с пра­вну­ком Ста­ли­на.

ПО ПОЯС В ЛЕДЯНОЙ ВО­ДЕ

- Игорь, го­во­рят, се­мей­ную тай­ну вы узна­ли в 17 лет. Отец рас­ска­зал?

- Нет, мать. Отец не до­жил. В се­мье как-то этот во­прос об­хо­ди­ли. Ма­те­ри, ко­гда уже она ме­ня ро­ди­ла, све­кор со све­кро­вью под боль­шим сек­ре­том рас­ска­за­ли, что у нас был вы­со­ко­по­став­лен­ный род­ствен­ник. Прав­да, не ска­за­ли сра­зу, что это Ста­лин. Про­сто на­мек­ну­ли: «Там, в Крем­ле». Это же бы­ли 70-е го­ды, к куль­ту лич­но­сти Ста­ли­на от­но­си­лись по­раз­но­му...

- Ко­гда вы в по­след­ний раз ви­де­лись с де­душ­кой Алек­сан­дром Да­вы­до­вым, сы­ном Ста­ли­на?

- Мне бы­ло лет 12 - 13, в на­ча­ле вось­ми­де­ся­тых. Дед Са­ша был че­ло­ве­ком за­мкну­тым и немно­го­слов­ным. На­при­мер, про вой­ну он по­чти ни­че­го не рас­ска­зы­вал, хо­тя был в ар­мии с са­мо­го на­ча­ла Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной. Един­ствен­ный эпи­зод, о ко­то­ром он вспо­ми­нал, ка­сал­ся обо­ро­ны Моск­вы. Дед умер в 1987 го­ду от ра­ка лег­ких, ко­то­рые за­сту­дил осе­нью 1941 го­да. Он рас­ска­зы­вал, что си­де­ли они в око­пах по пояс в ледяной во­де. Был ко­нец ок­тяб­ря, и лю­ди бук­валь­но ледяной кор­кой по­кры­ва­лись. Он, как по­лит­рук, бе­гал по око­пам и бу­дил сол­дат, что­бы они не за­сы­па­ли, по­сколь­ку сон озна­чал неми­ну­е­мую смерть. Мно­гие крас­но­ар­мей­цы то­гда по­гиб­ли от хо­ло­да, а он вы­жил, по­сколь­ку все вре­мя был в дви­же­нии. Но на всю жизнь по­лу­чил за­бо­ле­ва­ние лег­ких.

- Ваш отец, Эду­ард Да­вы­дов, был пер­вым вну­ком Ста­ли­на по ту­ру­хан­ской вет­ви...

- Да, он был пер­вен­цем, и ро­ди­те­ли его очень лю­би­ли. Счи­та­ли его чуть ли не ге­ни­ем: он и сти­хи рас­ска­зы­вал, и быст­ро все за­по­ми­нал, и в шко­ле хо­ро­шо учил­ся. Они про­ща­ли сы­ну прак­ти­че­ски все, и тот рос очень из­ба­ло­ван­ным ре­бен­ком. На­вер­ное, да­же эго­и­стом. Дя­дя Юрик (внук Ста­ли­на Юрий Да­вы­дов. - Ред.) был все­гда на вто­ром плане, хо­тя по сво­им че­ло­ве­че­ским и ду­шев­ным ка­че­ствам он вы­ше от­ца.

- В ва­шем от­це про­смат­ри­ва­ют­ся не­ко­то­рые чер­ты Ста­ли­на. Лю­бовь к за­сто­льям, на­при­мер...

- Да, по­гу­лять он лю­бил. По­петь пес­ни, на ги­та­ре иг­рал. Ему нуж­но бы­ло, что­бы за­сто­лье бы­ло ши­ро­кое и он - в цен­тре вни­ма­ния. Отец по­лу­чал хо­ро­шие день­ги, лю­бил по­иг­рать в кар­ты. А вот дя­дя Юрик - он че­ло­век до­маш­ний. У него по­это­му и де­тей трое. Отец же толь­ко на ме­ня од­но­го спо­до­бил­ся в мо­ло­до­сти.

По­сле окон­ча­ния во­ен­ной ка­фед­ры от­ца за­бра­ли в ар­мию, в Бийск, слу­жить два го­да офи­це­ром. Мать уже бы­ла бе­ре­мен­на, оста­лась жить в Но­во­куз­нец­ке со све­кром и све­кро­вью. Мать, ко­неч­но, к нему при­ез­жа­ла ту­да, а там что? Офи­цер­ская об­ща­га, пьян­ки­гу­лян­ки, дым ко­ро­мыс­лом. Из-за это­го у них и на­ча­лись раз­ла­ды. Све­кор со све­кро­вью уго­ва­ри­ва­ли мать: «Толь­ко не раз­во­дись, квар­ти­ру вам оста­вим». Но мать ска­за­ла: «Мой тут толь­ко сын». Со­бра­ла ме­ня и уеха­ла к род­ным в Таш­кент.

Ко­гда мать с от­цом раз­ве­лись, он че­рез год при­е­хал. Его взя­ли на авиа­ци­он­ный за­вод, да­ли квар­ти­ру. Но про­дер­жал­ся в се­мье он недол­го. Опять с ма­те­рью рассо­ри­лись, и он вер­нул­ся в Но­во­куз­нецк. Но все­гда при­ез­жал в от­пуск, об­щал­ся с на­ми. Но­вую се­мью не за­вел, де­тей не на­жил.

ЛИХИЕ И СЧАСТЛИВЫЕ 90-Е

- Вы окон­чи­ли шко­лу в раз­гар пе­ре­строй­ки...

Вне­брач­ный сын Ста­ли­на Алек­сандр Да­вы­дов по­пал на фронт с пер­вых дней вой­ны. До зи­мы 1941 го­да участвовал в тя­же­лых бо­ях на за­пад­ном на­прав­ле­нии, а по­том в обо­роне Моск­вы. Это бы­ло вре­мя, ко­гда срок жиз­ни на фрон­те млад­ших офи­це­ров, тем бо­лее по­лит­ру­ков, со­став­лял бук­валь­но несколь­ко дней. Так что ему по­вез­ло, что он остал­ся жив то­гда, в 1941 го­ду. По­том его часть бы­ла пе­ре­бро­ше­на на Даль­ний Во­сток, он участвовал в войне про­тив Япо­нии, был за­ме­сти­те­лем ко­ман­ди­ра ба­та­льо­на по по­лит­ча­сти. Там по­лу­чил бо­е­вой ор­ден Крас­ной Звез­ды. Все­го же у Алек­сандра Да­вы­до­ва бы­ло око­ло по­лу­то­ра де­сят­ка на­град.

- Учил­ся за­оч­но, а сам за­ни­мал­ся ком­мер­ци­ей. То­гда на­ча­лись все эти опто­вые ба­зы, ле­вая вод­ка и все про­чее. Из Моск­вы тас­ка­ли то­вар в Смо­ленск, на рын­ки. «Лихие де­вя­но­стые» по­знал спол­на.

- Пер­во­на­чаль­ный ка­пи­тал имел­ся?

- В Таш­кен­те у нас бы­ла пре­крас­ная двух­ком­нат­ная квар­ти­ра. Ко­гда все рус­ские бе­жа­ли из Уз­бе­ки­ста­на, мы ее про­да­ли за 2000 дол­ла­ров. И уеха­ли в Смо­ленск.

У ме­ня все скла­ды­ва­лось бла­го­по­луч­но. Рас­ши­ря­лась тор­гов­ля, от­крыл несколь­ко ма­га­зи­нов. И с бан­ди­та­ми при­хо­ди­лось раз­би­рать­ся. Все вспо­ми­на­ют то вре­мя как го­лод­ное, а для ме­ня имен­но то­гда на­ча­лась обес­пе­чен­ная жизнь. Про­сто я по­пал в струю, ко­гда на­ча­лись пер­вые рост­ки ком­мер­че­ской де­я­тель­но­сти. О кас­со­вых ап­па­ра­тах ре­чи не бы­ло, ни­ка­ких на­ло­гов - тор­гуй не хо­чу!

Моя ма­ма пер­вой уеха­ла в Моск­ву. Че­рез год зво­нит: «Здесь мас­шта­бы по­боль­ше, до­хо­ды вы­ше». Я недол­го ду­мая все ма­га­зи­ны и пред­при­я­тия в Смо­лен­ске про­даю, в Москве по­ку­паю, и все по но­вой за­кру­ти­лось. Еще Чер­ки­зон ра­бо­тал, дру­гие опто­вые рын­ки. За­нял­ся тор­гов­лей одеж­дой, от­крыл па­ви­льо­ны в Би­би­ре­ве, в Юж­ном Мед­вед­ко­ве. До­воль­но успеш­но все ра­бо­та­ло при­мер­но го­да до 2000-го, по­ка это все не ста­ло за­ги­бать­ся. Я при­ки­нул, по­счи­тал и по­нял, что про­дол­жать тор­го­вать не име­ет смыс­ла.

- И ста­ли ра­бо­тать с фи­нан­со­вы­ми бу­ма­га­ми?

- Вхо­дил я в это по­сте­пен­но. Сна­ча­ла по­про­бо­вал в бро­кер­ской кон­то­ре ра­бо­тать, по­том ак­ци­я­ми тор­го­вал в раз­ных ком­па­ни­ях. Сей­час у ме­ня с парт­не­ра­ми ком­па­ния по ока­за­нию услуг в сфе­ре вло­же­ния фи­нан­со­вых средств.

Пра­вну­ку Ста­ли­на 46 лет. Он успеш­ный биз­нес­мен. Внук Ста­ли­на Эду­ард с же­ной. Увы, брак ока­зал­ся непроч­ным.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.