Пут­чи­стам я дал по зу­бам! А что не «съел» Ель­ци­на - не жа­лею...

Ми­ха­ил ГОРБАЧЕВ:

KP in Ukraine - - История современности - Вла­ди­мир ВОРСОБИН

19 ав­гу­ста по­чти неза­мет­но про­шло 25 лет по­пыт­ки го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та в СССР, на­зван­но­го ГКЧП (так на­зва­ли се­бя пут­чи­сты - Го­су­дар­ствен­ный ко­ми­тет по чрез­вы­чай­но­му по­ло­же­нию). Но имен­но по­пыт­ка пе­ре­во­ро­та да­ла старт окон­ча­тель­но­му раз­ва­лу Со­вет­ско­го Со­ю­за и по­яв­ле­нию неза­ви­си­мых рес­пуб­лик.

Так что со­бы­тие все же ока­за­ло свое вли­я­ние и на ис­то­рию Укра­и­ны. По­это­му «КП» в Укра­ине» ре­ши­ла опуб­ли­ко­вать ин­тер­вью с од­ним из са­мых неод­но­знач­ных лю­дей в ис­то­рии СССР - Ми­ха­и­лом Гор­ба­че­вым. Как бы к нему ни от­но­си­лись со­вре­мен­ни­ки, он сыг­рал клю­че­вую роль в тех со­бы­ти­ях, и его взгляд на про­изо­шед­шее в те дни весь­ма ин­те­ре­сен.

«КГБ ПРОСЛУШИВАЛ МОИ РАЗ­ГО­ВО­РЫ»

- Ми­ха­ил Сер­ге­е­вич, неуже­ли вас не пре­ду­пре­жда­ли о пе­ре­во­ро­те?

- А кто бу­дет пре­ду­пре­ждать, ес­ли са­ми пре­ду­пре­жда­ю­щие за­ни­ма­лись под­го­тов­кой пут­ча?

Я за про­цес­сом, ко­неч­но, на­блю­дал. То вдруг они со­би­ра­ют­ся вме­сте под ви­дом со­ве­ща­ния го­ро­дов-ге­ро­ев, а на са­мом де­ле, что­бы об­су­дить - как ски­нуть Гор­ба­че­ва. В этот мо­мент я об­суж­даю с ра­бо­чей груп­пой про­ект Со­юз­но­го до­го­во­ра. Та­ких слу­ча­ев мно­го бы­ло. На пле­ну­ме ЦК в ап­ре­ле, а еще рань­ше на съез­де на­род­ных де­пу­та­тов. Лу­кья­нов (пред­се­да­тель Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР. - Ред.) предо­став­ля­ет сло­во Са­жи Ума­ла­то­вой (де­пу­тат Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР. - Ред.), та ста­вит во­прос о недо­ве­рии Гор­ба­че­ву.

Я это ви­дел. Но то­гда до пе­ре­во­ро­та не до­хо­ди­ло.

Сей­час ска­жу до­воль­но ин­те­рес­ную вещь. Ко­гда я встре­чал­ся с На­зар­ба­е­вым и Ель­ци­ным 1 или 2 ав­гу­ста - нас за­пи­сы­вал КГБ. - За­чем? - Шел раз­го­вор очень се­рьез­ный. Про­ект Со­юз­но­го до­го­во­ра был в от­лич­ной сте­пе­ни го­тов­но­сти. Бо­лее то­го, не нуж­но бы­ло при­ни­мать но­вую Кон­сти­ту­цию, так как до­го­вор уже со­дер­жал все нуж­ные нор­мы. На встре­че мы за­го­во­ри­ли о кад­рах. В раз­го­во­ре за­це­пи­ли преж­де все­го Язо­ва* (ми­нистр обо­ро­ны СССР. - Ред.) и не толь­ко его. Шла речь о но­вых на­зна­че­ни­ях.

По­том один из ге­не­ра­лов узнал от Язо­ва, что этот раз­го­вор за­пи­сы­вал­ся. И пе­ре­дал это мне.

- А За­пад? Неуже­ли он не В ка­би­не­те у экс-пре­зи­ден­та СССР - порт­рет его же­ны Ра­и­сы Мак­си­мов­ны. Он вспо­ми­на­ет: «Ко­гда в Фо­ро­се нам от­клю­чи­ли все те­ле­фо­ны и я ска­зал се­мье, что все мо­жет кон­чить­ся пло­хо - да­же на­шей ги­бе­лью, у Ра­и­сы от­ня­лась ру­ка...»

пре­ду­пре­дил вас о пе­ре­во­ро­те?

- Был зво­нок че­рез аме­ри­кан­ско­го посла. Пе­ре­да­ли, что го­то­вит­ся что-то… Но некон­крет­но очень.

СО­ЮЗ БЫЛ БЫ СКОРЕЕ КОНФЕДЕРАТИВНЫМ

- А ес­ли бы вы ока­за­лись по­вни­ма­тель­нее к сиг­на­лам и ГКЧП уда­лось бы предот­вра­тить - в ка­кой стране бы мы сей­час жи­ли?

- Нас­чет «сиг­на­лов» я уже от­ве­тил. А жи­ли бы, ко­неч­но, в дру­гой стране. У нас бы­ла воз­мож­ность на ба­зе но­во­го до­го­во­ра ре­шить все про­бле­мы в от­но­ше­ни­ях цен­тра и рес­пуб­лик. Ведь центр был очень для них вы­го­ден. Но ко­гда рес­пуб­ли­ки на­бра­ли си­лы, ко­гда у них по­явил­ся свой эко­но­ми­че­ский ком­плекс, они ока­за­лись в зна­чи­тель­ной ме­ре са­мо­сто­я­тель­ны­ми. И тре­бо­ва­лось юри­ди­че­ски это за­кре­пить, дать воз­мож­ность рес­пуб­ли­кам дей­ство­вать. Ина­че го­во­ря, на­до бы­ло не раз­ва­ли­вать Со­юз, а де­мо­кра­ти­зи­ро­вать его.

- И Со­вет­ский Со­юз со­хра­нил­ся бы?

- Он был бы со­вер­шен­но дру­гим. Скорее кон­фе­де­ра­тив­ный со­юз. Москва, раз­гру­зив свои пол­но­мо­чия, мог­ла бы за­ни­мать­ся пер­спек­тив­ны­ми, фун­да­мен­таль­ны­ми во­про­са­ми. И до сих пор бы мы вме­сте с рес­пуб­ли­ка­ми се­я­ли, па­ха­ли, уби­ра­ли…

ВСЕМ ХО­ТЕ­ЛОСЬ ВЛА­СТИ

- То­гда за­чем ли­де­ры ГКЧП все это за­те­я­ли?

- Это глав­ный во­прос! Не­до­мыс­лие и от­сут­ствие ком­пе­тен­ции! Мы уже за­ви­зи­ро­ва­ли у рес­пуб­лик и опуб­ли­ко­ва­ли но­вый до­го­вор. Да­же при­бал­ты го­то­вы бы­ли участ­во­вать в эко­но­ми­че­ской ан­ти­кри­зис­ной про­грам­ме… Вот ка­кой ду­рак, ко­гда ре­ша­ют­ся та­кие ко­рен­ные во­про­сы, за­те­ва­ет пе­ре­во­рот?! Зна­е­те, что их бес­по­ко­и­ло? - Что, Ми­ха­ил Сер­ге­е­вич? - Шку­ра! - Тот са­мый кад­ро­вый во­прос?

- Это слиш­ком мяг­ко, куль­тур­но ска­за­но. Шкур­ный во­прос!

- То есть ми­ни­стры, чи­нов­ни­ки бо­я­лись по­те­рять ра­бо­ту?

- Ну это же сво­бо­да! Чем боль­ше сво­бо­ды, тем ча­ще ле­тят с долж­но­стей те, кто не справ­ля­ет­ся с ра­бо­той. Де­мо­кра­тия - это вы­бо­ры, это сме­ня­е­мость. Впро­чем, они о де­мо­кра­тии го­во­ри­ли не мень­ше нас. Но это бы­ла толь­ко бол­тов­ня. - А Ель­цин? - А Ель­цин увлек­ся. Ему то­же очень хо­те­лось вла­сти. У Ель­ци­на это бы­ло раз­ви­то чу­до­вищ­но, бо­лез­нен­но. По­это­му у него был ав­то­ри­та­ризм. По су­ти, он хо­тел быть как са­мо­дер­жец.

«РЫЖКОВ МЕ­НЯ ПРЕДУПРЕЖДАЛ: «НАБЕРЕШЬСЯ ТЫ С БОРИСОМ ГОРЯ»

- А вы не мог­ли Ель­ци­на во­вре­мя обез­вре­дить?

- Я сдер­жи­вал се­бя. Мы же всту­пи­ли на путь де­мо­кра­ти­за­ции, по ко­то­ро­му пусть с тру­дом, с ошиб­ка­ми, но шли. И вдруг мы Ель­ци­на уби­ра­ем. Ка­кая же это де­мо­кра­тия? Ска­жу боль­ше - ме­ня ни­кто не стра­шил. И Ель­цин то­же. Я про­сто дей­ство­вал по со­ве­сти. А ко­гда ты дей­ству­ешь по со­ве­сти, кто те­бя мо­жет на­пу­гать?

Кро­ме то­го, ко­гда Ель­цин был еще толь­ко за­ве­ду­ю­щим стро­и­тель­ным от­де­лом ЦК, уже мно­го го­во­рил - «да что они там, на­вер­ху, зна­ют, что уме­ют»… Мне эти раз­го­во­ры под­бра­сы­ва­ли. Ви­ди­мо, что­бы я его убрал. Нет. Вот я это­го не до­пу­стил.

- Не жа­ле­е­те сей­час, что не «съе­ли» Ель­ци­на?

- В кон­це кон­цов нет. Хо­тя до это­го ин­тер­вью несколь­ко раз го­во­рил, что жа­лею.

Пом­ню, ко­гда встал во­прос - на­до ли за­би­рать Ель­ци­на в Моск­ву, Ни­ко­лай Рыжков, ко­то­рый хо­ро­шо его знал по Сверд­лов­ску, го­во­рит: «Ми­ха­ил Сер­ге­е­вич, на­бе­ре­тесь вы с ним горя». Ди­а­гноз под­твер­дил­ся. - Но по­че­му не жа­ле­е­те? - По­то­му что это урок. Я ду­маю, это очень важ­но для ме­ня бы­ло - не из­ме­нять се­бе.

- Но по­че­му в мо­мент ГКЧП в ва­шем окру­же­нии ока­за­лось столь­ко пре­да­те­лей?

-(Хму­рит­ся.) Ну что зна­чит мое окру­же­ние? Я не по­ли­тик окру­же­ний. Я не та­щил ро­ди­чей, зна­ко­мых, при­я­те­лей сю­да.

«Я ПУТ­ЧИ­СТАМ СКА­ЗАЛ: «МУДАКИ!»

- И несмот­ря на тя­же­лую си­ту­а­цию, в ав­гу­сте 1991-го вы по­еха­ли от­ды­хать в Фо­рос…

- Да, по­ехал в от­пуск. Не на­до бы­ло ехать… Но, по­до­жди (за­ду­мы­ва­ет­ся). Я не до­пус­кал, что во­круг ме­ня иди­о­ты и слу­чай­ная пуб­ли­ка, ко­то­рая во­об­ще ни­че­го не со­об­ра­жа­ет! Те­перь, ко­неч­но, яс­но, что зря по­ехал. Но, пред­став­ля­ешь, ка­кое на­пря­же­ние ко­лос­саль­ное бы­ло, нер­вы на пре­де­ле… Как буд­то ты го­то­вую сталь при­ни­ма­ешь. По­это­му на­до бы­ло при­ве­сти се­бя в по­ря­док. Та­кие де­ла бы­ли впе­ре­ди!

- Что вы по­чув­ство­ва­ли, ко­гда узна­ли о пе­ре­во­ро­те?

- Ко­гда вы­клю­чи­ли все те­ле­фо­ны, в том чис­ле пра­ви­тель­ствен­ный, я ска­зал жене, что это очень пло­хо. По ней это силь­но уда­ри­ло - у Ра­и­сы да­же ру­ка от­ня­лась. Вы­би­ла эта ис­то­рия ее из ко­леи… По­том я при­гла­сил дочь, ее му­жа. Ска­зал, что это мо­жет кон­чить­ся очень пло­хо. Вп­лоть до ги­бе­ли. Но го­во­рю, не мо­гу пой­ти на сдел­ку с ни­ми. «Ты де­лай так, как ты счи­та­ешь, - от­ве­ча­ют. - А мы бу­дем с то­бой. До кон­ца, что бы там ни бы­ло». Пом­ню, доч­ка Ирин­ка - креп­кая дев­чон­ка, очень ум­ная: мы бу­дем с то­бой, го­во­рит, все­гда…

А за­го­вор­щи­ки по­ня­ли, что с Гор­ба­че­вым им не спра­вить­ся. Киш­ка тон­ка! Они при­е­ха­ли, и я им ска­зал од­ну фра­зу. Глав­ную фра­зу.

Они пред­ла­га­ют под­пи­сать указ о вве­де­нии чрез­вы­чай­но­го по­ло­же­ния. Го­во­рят лас­ко­во - вам от­дох­нуть бы, а мы са­ми сде­ла­ем все. А я им го­во­рю - мудаки вы! Об этом ни­кто не пи­шет, за­мал­чи­ва­ют. А ты смот­ри, сло­во да­ешь, что это опуб­ли­ку­ют? - Даю, Ми­ха­ил Сер­ге­е­вич! - Ну вот. Им сра­зу бы­ло да­но по зу­бам! По­став­ле­ны они бы­ли на ме­сто!

- А за свою жизнь не бо­я­лись?

- (За­ду­мы­ва­ет­ся.) А в жиз­ни у ме­ня все­гда так бы­ло - ко­гда ста­но­вит­ся со­всем кру­то, стра­ха по­че­му-то нет.

- Не хо­ти­те по ста­рой па­мя­ти на­ве­стить Фо­рос?

- Нет. Ни­ка­ко­го же­ла­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.