Его на­зы­ва­ли львов­ским Жа­ном Га­бе­ном

Един­ствен­ный на­род­ный ар­тист без выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния

KP in Ukraine - - Память -

ВМЕ­СТЕ С ДРУ­ГОМ ВЛЮ­БИЛ­СЯ В ОД­НУ ДЕ­ВОЧ­КУ

К ак­тер­ству он при­шел не сра­зу. По­сту­пал на хим­фак мест­но­го По­ли­те­ха, ра­бо­тал в аст­ро­но­ми­че­ской об­сер­ва­то­рии. Здесь до сих пор хра­нят­ся сним­ки звезд­но­го неба, сде­лан­ные им. Па­рал­лель­но за­ни­мал­ся в сту­дии при Те­ат­ре име­ни Ма­рии Зань­ко­вец­кой.

- Спо­соб­но­сти к аст­ро­но­мии у него бы­ли, - го­во­рит «КП» в Укра­ине» ди­рек­тор аст­ро­но­ми­че­ской об­сер­ва­то­рии ЛНУ им. Фран­ко Бо­г­дан Но­во­сяд­лый. - Мог бы до­бить­ся успе­ха на этом по­при­ще, но его все­гда влек­ло ак­тер­ство.

В школь­ные го­ды он по­дру­жил­ся с Ро­ма­ном Ле­ме­хой - се­год­ня за­слу­жен­ным ар­ти­стом, пер­вым дик­то­ром За­пад­ной Укра­и­ны. Вме­сте про­си­де­ли за од­ной пар­той с 1-го по 10-й класс. И впер­вые влю­би­лись в од­ну и ту же де­вуш­ку!

- Мы оба влю­би­лись в Лю­бу и, не зная, как раз­ре­шить си­ту­а­цию, да­же два дня не раз­го­ва­ри­ва­ли, - вспо­ми­на­ет Ле­ме­ха. - Но она ока­за­лась ум­нее нас. И, как го­во­рят, «відій­ш­ла від Романа і Бо­г­да­на і вий­ш­ла за Іва­на».

ЛЮ­БИЛ «КОЗУ ВО­ДИТЬ», НО «ШНАПС-ПАТРИОТОМ» НЕ БЫЛ

В 60-е го­ды луч­ших дру­зей Романа Ле­ме­ху и Бо­г­да­на Ступ­ку во Ль­во­ве на­зы­ва­ли мест­ны­ми Але­ном Де­ло­ном и Жа­ном Га­бе­ном. При­чем сла­ва Га­бе­на «сва­ли­лась» на юно­го Бо­г­да­на.

Дру­зья обо­жа­ли си­деть в мест­ных ко­фей­нях, лю­би­мая рас­по­ла­га­лась воз­ле го­сти­ни­цы «Ин­ту­рист» в цен­тре.

- Зна­е­те, по­че­му мы сю­да

Тво­ре­ние из­вест­но­го одес­ско­го скуль­пто­ра Ми­ха­и­ла Ре­вы уже уста­нов­ле­но на мо­ги­ле ак­те­ра. Это де­ре­во Сце­на из спек­так­ля «В доб­рый путь», по­став­лен­но­го уче­ни­ка­ми львов­ской шко­лы №28 в 1958 го­ду. В глав­ных ро­лях 17-лет­ние Бо­г­дан Ступка (край­ний спра­ва) и Ро­ман Ле­ме­ха (край­ний сле­ва).

хо­ди­ли? По­то­му что за рубль мож­но бы­ло взять и ко­фе с ко­ньяч­ком, и хо­ро­ший бу­тер­брод, - рас­ска­зы­ва­ет нам Вла­ди­мир Кит, му­зы­кант джа­зо­во­го ан­сам­бля «Ме­ди­кус», в ко­то­рый вхо­дил и Ступка (под­ра­ба­ты­вал кон­фе­ран­сье). - И ком­па­ния хо­ро­шая со­би­ра­лась: ху­дож­ни­ки, по­эты, му­зы­кан­ты, ар­ти­сты…

- Но Бо­дя не был «шнап­спат­ри­о­том» - ни­ко­гда его не ви­де­ли пья­ным! - под­хва­ты­ва­ет Ро­ман Ле­ме­ха. - Хо­тя лю­бил «во­дить козу» со мно­ги­ми людь­ми, ко­то­рые по­том ста­ли из­вест­ны­ми. По­сле чар­ки бро­сал­ся всех це­ло­вать и что-то да­рить…

- Он влил­ся в кол­лек­тив с пер­вой ре­пе­ти­ции, - про­дол­жа­ет Вла­ди­мир Кит. - По­сле них мы гу­ля­ли по Ль­во­ву, нас еще на­зы­ва­ли «цен­тро­ви­ка­ми». Ку­да бы Бо­г­дан ни при­хо­дил - он сра­зу ста­но­вил­ся №1 в ком­па­нии, все умол­ка­ли с кор­ня­ми вверх, слов­но вы­рван­ное из зем­ли страш­ным ура­га­ном. Ко­рень вен­ча­ет под­свеч­ник в за­кар­пат­ском сти­ле с огар­ка­ми све­чей и ря­дом с ним на­тель­ный крест - точ­но та­кой но­сил на гру­ди Ступка. А на гра­нит­ном по­ста­мен­те вы­гра­ви­ро­ван мно­го­ли­кий порт­рет Бо­г­да­на Силь­ве­ст­ро­ви­ча, где он пред­ста­ет в са­мых из-

и слу­ша­ли только его.

Кста­ти, Бо­г­дан Ступка был чрез­вы­чай­но по­пу­ля­рен у жен­ско­го по­ла. Но это не за­ста­ви­ло его за­быть о сво­ей на­сто­я­щей люб­ви - су­пру­ге Ла­ри­се, с ко­то­рой по­зна­ко­мил­ся в Опер­ном те­ат­ре. Здесь в хо­ре пел отец Бо­г­да­на, а она бы­ла ба­ле­ри­ной.

ВСЕМ ДО­МОМ ПРАЗД­НО­ВА­ЛИ И ХАНУКУ, И ПАС­ХУ, И НО­ВЫЙ ГОД

Со­се­дом Бо­г­да­на Силь­ве­ст­ро­ви­ча во Ль­во­ве был ны­неш­ний ге­не­раль­ный ди­рек­тор вест­ных сво­их ро­лях. Па­мят­ник по­лу­чил­ся нетра­ди­ци­он­ный и мощ­ный по энер­ге­ти­ке.

- Я сде­лал Ступ­ке та­кой па­мят­ник, что­бы че­ло­век, ко­то­рый к нему под­хо­дит, пе­ре­ста­вал за­ме­чать все во­круг се­бя, - рас­ска­зы­вал нам Ми­ха­ил Ре­ва. Он дру­жил с ак­те­ром бо­лее 15 лет и ви­дел в нем сво­е­го ду­хов­но- го на­став­ни­ка. Та­к­же он яв­ля­ет­ся крест­ным от­цом его вну­ка Бо­г­да­на.

По ста­рин­ной укра­ин­ской тра­ди­ции, ко­гда че­ло­век рож­дал­ся, са­жа­ли де­ре­во. А ко­гда уми­рал - это де­ре­во сре­за­ли и ста­ви­ли кор­ня­ми вверх. Эта идея Ми­ха­и­лу Ре­ве при­шла, ко­гда он был на ро­дине Ступ­ки - в по­сел­ке Ку­ли­ков.

Ря­дом с цер­ко­вью, в ко­то­рой кре­сти­ли бу­ду­ще­го ак­те­ра, он на­шел де­ре­во и по нему уже со­зда­вал скульптуру.

По мне­нию Ре­вы, ва­ри­ант изоб­ра­зить ак­те­ра в ви­де обыч­но­го порт­рет­но­го мо­ну­мен­та не одоб­рил бы сам Ступка: «Это долж­но быть искусство, а не про­сто па­мят­ник...» Бо­г­дан Ступка так и не по­сту­пил в Ки­ев­ский те­ат­раль­ный - сда­вал эк­за­ме­ны вме­сте с Ро­ма­ном Ле­ме­хой, но, в от­ли­чие от дру­га, не про­шел от­бор. Но это не по­ме­ша­ло ему стать на­род­ным ар­ти­стом СССР - един­ствен­ным без про­филь­но­го выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния! Те­ат­ра им. Зань­ко­вец­кой Ан­дрей Ма­цяк - его по­кой­ный брат Юрий был боль­шим дру­гом Ступ­ки.

- Брат ча­сто во­дил ме­ня в те­атр, где я с ма­лых лет, в хо­ро­шем смыс­ле, во­брал всю те­ат­раль­ную пыль, - го­во­рит Ан­дрей Ма­цяк. - Бла­го­да­ря Ступ­ке, мож­но ска­зать, я и вы­брал ак­тер­ство - он был моим на­став­ни­ком при по­ступ­ле­нии в уни­вер­си­тет Кар­пен­ко­ка­ро­го, у него же я и кор­мил­ся все го­ды сту­ден­че­ства в Киеве.

Ан­дрей Ма­цяк был ча­стым го­стем и во львов­ской квар­ти­ре Сту­пок.

- Жи­ли они скром­но, но друж­но, ча­сто при­ни­ма­ли го­стей, - рас­ска­зы­ва­ет

Ма­цяк. - У них все­гда бы­ло очень чи­сто. Од­на ком­на­та, ма­лень­кий ко­ри­дор и ку­хонь­ка и осо­бен­ный за­пах ста­рой ме­бе­ли. По­сле смер­ти Ма­рии Гри­го­рьев­ны, ма­мы Бо­г­да­на, квар­ти­ру про­да­ли.

У нас был мно­го­на­ци­о­наль­ный дом, и мы все бы­ли од­ной се­мьей - вме­сте празд­но­ва­ли и Хануку, и Пас­ху, и Но­вый год. Так бы­ло за­ве­де­но - ес­ли со­се­ди зна­ют твои обы­чаи и язык, ты дол­жен знать их. Та­кой же был Бо­г­дан - то­ле­рант­ный, от­кры­тый, гра­ниц в об­ще­нии у него не бы­ло ни с кем. Очень по­ря­доч­ный и чи­сто­плот­ный в кол­лек­ти­ве - ни­ко­гда не поз­во­лял се­бе кру­тить ро­ма­ны и дру­гим то же со­ве­то­вал.

А о сво­их бе­дах Бо­г­дан Силь­ве­ст­ро­вич не го­во­рил ни­ко­му. Да­же бу­дучи боль­ным, не да­вал се­бе от­ды­ха.

- Сам се­бя не жа­лел, сни­мал­ся, стоя по по­яс в ле­дя­ной во­де, - вспо­ми­на­ет Ан­дрей Ма­цяк. - Хо­тя был уже в воз­расте. Мне ка­жет­ся, это бы­ли мо­мен­ты са­мо­по­жерт­во­ва­ния, са­мо­со­жже­ния. На это спо­соб­ны только ар­ти­сты выс­ше­го ка­либ­ра - ни­ко­му из нас не да­но это по­нять.

По­след­ний раз мы ви­де­лись на его дне рождения в ре­сто­ране во Ль­во­ве. То­гда уже все всё зна­ли… А Бо­г­дан Силь­ве­ст­ро­вич хо­хо­тал и тра­вил лю­би­мые анекдоты.

На гра­нит­ной пли­те у па­мят­ни­ка вы­гра­ви­ро­ван мно­го­ли­кий порт­рет Бо­г­да­на Силь­ве­ст­ро­ви­ча, где он пред­ста­ет в са­мых из­вест­ных сво­их ро­лях.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.