Жи­те­ли Кри­во­го Озе­ра: «Кра­си­вая те­перь по­ли­ция, да? И ез­дит вез­де... Ну, пусть ез­дит - ху­же не бу­дет»

Что го­во­рят во Вра­ди­ев­ке

KP in Ukraine - - Картина дня - Мак­сим ВОЙТЕНКО, Ма­рия ПРОЗОРОВА Ми­ха­ил ВОЙТЕНКО

Кор­ре­спон­ден­ты «КП» сво­и­ми гла­за­ми уви­де­ли, как жи­вут по­сле бун­та лю­ди в Кри­вом Озе­ре.

Неболь­шой рай­центр с 12 ты­ся­ча­ми жи­те­лей - пе­ре­пол­нен по­ли­ци­ей. Ес­ли не знать о при­чи­нах пе­ре­по­ло­ха, мож­но по­ду­мать, что тут мах­ро­вое бан­дит­ское гнез­до. Так из­ме­ни­ла жизнь ти­хо­го по­сел­ка тра­ге­дия но­чи 24 ав­гу­ста, ко­гда полицейские же­сто­ко из­би­ли и за­стре­ли­ли 33-лет­не­го Алек­сандра Цу­кер­ма­на.

«ПО­КА НИ­КТО НЕ УВОЛЕН»

Пат­руль­ные ма­ши­ны ело­зят центр Кри­во­го Озе­ра каж­дые па­ру ми­нут. На от­дель­ных пя­тач­ках куч­ку­ют­ся лю­ди в фор­ме. Двор мест­но­го рай­от­де­ла за­пол­нен ав­то и ав­то­бу­са­ми с но­ме­ра­ми Одес­сы, Хер­со­на и Ни­ко­ла­е­ва, а так­же спец­на­зов­ца­ми.

- Кра­си­вая те­перь по­ли­ция, да? И ез­дит вез­де… Ну, пусть ез­дит - ху­же ж не бу­дет. А по­том все вер­нет­ся по-ста­ро­му, - рас­суж­да­ют му­жи­ки, ску­ча­ю­щие у па­мят­ни­ка хле­бо­ро­бам.

Ес­ли бы не па­ра раз­би­тых сте­кол и по­ко­сив­ша­я­ся над­пись, то и не ска­жешь, что зда­ние рай­от­де­ла эти мир­ные лю­ди бра­ли штур­мом.

Но­вый на­чаль­ник Кри­во­озер­ской по­ли­ции Алек­сандр Гор­пи­нич на­стро­ен бод­ро. Го­во­рит, что лю­ди вдруг по­ве­ри­ли си­ло­ви­кам и на­ча­ли при­но­сить за­яв­ле­ния по пре­ступ­ле­ни­ям по­лу­го­до­вой дав­но­сти - о кра­же утят и про­чей до­маш­ней жив­но­сти. А рань­ше не ве­ри­ли, де­скать, и не на­де­я­лись. Эх, бе­да те­перь мест­ным дев­кам! На­чаль­ник - та­кой ин­те­рес­ный ма­чо. С боль­ши­ми яс­ны­ми гла­за­ми, ро­ман­ти­че­ской небри­то­стью, в от­гла­жен­ной фор­ме... Еще не из­мо­тан ра­бо­той в глу­бин­ке с по­сто­ян­ны­ми пья­ны­ми дра­ка­ми и во­ров­ством ско­ти­ны.

На сту­пень­ках рай­от­де­ла устро­и­лись «ста­рые мен­ты». Слу­ша­ют, как го­во­рит мо­ло­дой но­вый босс, а в гла­зах та­кая нена­висть!..

- Их тур­нут с ра­бо­ты, и что даль­ше? Это в боль­шом го­ро­де мо­жешь устро­ить­ся на ры­нок груз­чи­ком. А в Кри­вом Озе­ре? Они к этим долж­но­стям труд­но шли, за все за­пла­ти­ли в от­де­ле кад­ров, как у нас по­ло­же­но, в ат­те­ста­ци­он­ных ко­мис­си­ях. А те­перь все к чер­тям по­ка­ти­лось, - объ­яс­ня­ет мне мест­ный му­жик.

Впро­чем, Гор­пи­нич уве­ря­ет, что по­ка ни­ко­го не уво­ли­ли.

- Нель­зя про­сто так пре­кра­тить ра­бо­ту рай­от­де­ла. Ра­бо­та­ют де­жур­ная часть, след­ствие, дру­гие под­раз­де­ле­ния. Нель­зя из-за од­ной пар­ши­вой ов­цы всех оди­на­ко­во су­дить, - го­во­рит Алек­сандр.

«Овец» на са­мом де­ле трое. На про­шлой неде­ле бы­ли взя­ты под арест экс-со­труд­ни­ки Кри­во­озер­ской по­ли­ции Алек­сандр При­чи­пой­да, Ни­ко­лай Хо­мен­ко, Де­нис Лях­виц­кий, ко­то­рых по­до­зре­ва­ют в убий­стве при за­дер­жа­нии Алек­сандра Цу­кер­ма­на.

Ме­сто, где убивали от­ца двух де­тей, прак­ти­че­ски в са­мом цен­тре по­сел­ка. У до­ро­ги в тра­ве ви­ден скорб­ный ве­нок. Се­мья по­се­ли­лась в этом до­ме три го­да на­зад, пе­ре­ехав с дру­гой ули­цы. Со­сед по­гиб­ше­го Вик­тор Вдо­ви­чен­ко рас­ска­зы­ва­ет, что Цу­кер­ман мно­го лет ра­бо­тал во­ди­те­лем на до­рож­ном стро­и­тель­стве, вы­пив­шим его не ви­де­ли.

- Как он мог быть ал­ко­го­ли­ком, ес­ли ма­ши­ну во­дил? Ра­бо­тал по две вах­ты под­ряд - то ли в Чер­ни­гов­ской, то ли в Чер­но­виц­кой об­ла­сти. Вот при­вез ще­бень и пе­сок, что­бы во дво­ре у се­бя плит­ку класть, - взды­ха­ет Вик­тор.

Дру­гая со­сед­ка, Ма­ри­на, с него­до­ва­ни­ем от­ме­та­ет вер­сию, что Цу­кер­ман бе­гал за полицейскими с ло­па­той.

- У ме­ня бы­ло ок­но от­кры­то, и я слы­ша­ла, что они ска­за­ли: «Ты мразь, ты по­ни­ма­ешь, что ты мразь? Та­ких, как ты, на­до уби­вать!» - вспо­ми­на­ет жен­щи­на. - То, что он с ло­па­той за ни­ми (полицейскими) бе­гал, - чи­стая брех­ня. Двое при­шли вна­ча­ле. Они вы­шли на ули­цу. По­том Са­шу ро­ди­те­ли успо­ко­и­ли, он лег спать. Ни­ко­го боль­ше не тро­гал. А по­том чет­ве­ро при­шли, вы­тя­ну­ли его, на­де­ли на­руч­ни­ки, на­ча­ли рас­пра­ву. Я слы­ша­ла, как Алек­сандр кри­чал, хри­пел. А по­том стре­лять на­ча­ли.

На пе­ре­улок, где все про­изо­шло, вы­хо­дят ка­ме­ры со­сед­не­го уни­вер­са­ма. Мест­ные СМИ пи­шут, что уже най­де­но ви­део со­бы­тий той но­чи.

«Я БЕ­ЖАЛ И СЛЫ­ШАЛ, КАК САША БЬЕТ МОЮ МА­ШИ­НУ»

В рай­цен­тре о мест­ной по­ли­ции от­зы­ва­ют­ся да­ле­ко не цен­зур­но. Сре­ди пре­тен­зий по­те­ря за­яв­ле­ний, неува­жи­тель­ное от­но­ше­ние к граж­да­нам. Но та­ко­го ужа­са ни­кто не пом­нит. По се­лу ста­ли хо­дить ни­чем не под­креп­лен­ные слу­хи: яко­бы один из по­ли­цей­ских имел от­но­ше­ния с же­ной по­гиб­ше­го. Дру­гие го­во­рят, что во­ди­тель так­си, из-за ко­то­ро­го все на­ча­лось, за жен­щи­ной уха­жи­вал. «КП» в Укра­ине» уда­лось разыс­кать это­го че­ло­ве­ка.

Но­чью 24 ав­гу­ста Алек­сандра от­вез к до­му Ва­си­лий, из­вест­ный в Кри­вом Озе­ре так­сист. Го­во­рит, что в пол­тре­тье­го но­чи ему по­зво­ни­ла Ал­ла - же­на Са­ши. Ска­за­ла, что су­пруг вы­пив­ший и на­до его за­брать.

- Я знал эту се­мью хо­ро­шо. Частень­ко под­во­зил Ал­лу и Са­шу к род­ствен­ни­кам. В ту ночь Саша был очень пья­ный. Я при­вез его к до­му, по­зво­нил жене, мол, за­би­рай­те. Она по­про­си­ла по­мочь, - вспо­ми­на­ет Ва­си­лий. - Взял его под мыш­ки, че­рез по­рог за­вел, и все. Со мной рас­пла­ти­лись, я по­шел к ма­шине, но та по­че­му­то не за­во­ди­лась. Ре­шил под­толк­нуть немно­го, и тут слы­шу кри­ки. От­кры­ва­ют­ся во­ро­та - Ал­ла идет, а за ней Саша. Он сра­зу ко мне. Уда­рил так, что я аж упал. Кри­чу ему: «За что?» А он даль­ше лу­пит.

По сло­вам муж­чи­ны, он смог увер­нуть­ся, оста­вив в ру­ках Алек­сандра жи­лет­ку.

- Я бе­жал и слы­шал, как он бьет ма­ши­ну. При­мчал­ся в по­ли­цию, а там го­во­рят: иди об­рат­но, же­на уже вы­зва­ла на­ряд. Я при­бе­жал, а все уже про­изо­шло… Мой те­ле­фон и жи­лет­ку, в ко­то­рой он был, по­том на­шли на кры­ше са­рая, - взды­ха­ет Ва­си­лий. - Он ни­ко­гда та­ким не был, как в ту ночь. Кри­чал, что я «шлял­ся» с его же­ной. Как на ду­ху го­во­рю: ни­че­го по­доб­но­го не бы­ло!

Те­перь Ва­си­лий ре­мон­ти­ру­ет ма­ши­ну за свои день­ги. Спра­ши­вать уже не с ко­го.

Вра­ди­ев­ка, где ми­ли­цию штур­мо­ва­ли в 2013 го­ду, на­хо­дит­ся в 25 ки­ло­мет­рах от Кри­во­го Озе­ра. И то­гда, и сей­час при­чи­ной бун­тов стал про­из­вол пра­во­охра­ни­те­лей и неве­рие в спра­вед­ли­вость. Как лю­ди не да­ли спу­стить на тор­мо­зах де­ло об из­на­си­ло­ва­нии и по­ку­ше­нии на убий­ство Ири­ны Краш­ко­вой, так и сей­час они вста­ли го­рой за то, что­бы на­ка­за­ли убийц Цу­кер­ма­на.

- Сей­час на­ша по­ли­ция ве­дет се­бя ти­хо, - рас­ска­зы­ва­ет так­сист Юрий. - По­сле той ис­то­рии 80% со­труд­ни­ков по­ме­ня­лось… Что прав­да, та­кое в лю­бом ме­сте мо­жет слу­чить­ся. Про­сто у нас в Кри­вом Озе­ре на­род сра­зу под­нял­ся, а в дру­гих се­лах лю­ди мол­чат.

Вра­ди­ев­ский рай­от­дел вы­гля­дит но­ве­хонь­ким - по­сле по­жа­ра и по­гро­ма все от­ре­мон­ти­ро­ва­ли. Вот толь­ко полицейские ка­кие-то нерв­ные. На­пра­вил фо­то­ап­па­рат на зда­ние, а тут муж­чи­на в граж­дан­ском как вы­ско­чит, ру­ка­ми ма­шет: «Нель­зя, нель­зя!». Хо­тел спро­сить о Кри­вом Озе­ре, так он в «Рэндж Ро­вер», при­пар­ко­ван­ный у зда­ния, за­ско­чил и си­дит. Ждет, по­ка уй­ду.

- Да за­пу­ган­ные они у нас, - по­сме­ял­ся тор­го­вец на мест­ном рын­ке. - Не ху­ли­га­нят боль­ше.

- У нас - да. А в Кри­вом Озе­ре что бы­ло?! - го­во­рит свое сло­во ба­буш­ка, по­до­шед­шая за яб­ло­ка­ми. - Го­во­рят, сво­бо­ды на­до, вот и по­лу­чи­лась - сво­бо­да! Эти мо­ло­дые маль­чиш­ки идут в ми­ли­цию-по­ли­цию, зная, что смо­гут де­лать, что хо­тят. Вот и ре­зуль­тат та­кой по всей стране. Не да­вать им спус­ку!

Лю­дей в фор­ме в по­сел­ке сей­час боль­ше чем жи­те­лей.

В па­мять о бун­те у мно­гих оста­лись «су­ве­ни­ры».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.