«Во сне сын мне го­во­рит: «Ма­ма, я жи­вой»

Мать по­гиб­ше­го сол­да­та:

KP in Ukraine - - Эхо трагедии - Ма­рия ПРОЗОРОВА

ОБ­ЩЕЕ ГО­РЕ

В весть о смер­ти 25-лет­не­го сроч­ни­ка Иго­ря Деб­ри­на из Хер­сон­ской об­ла­сти его зна­ко­мые от­ка­зы­ва­лись ве­рить до по­след­не­го и с прес­сой на кон­такт шли неохот­но. Про­шел год. Боль в их ду­шах так и не про­шла.

- Па­па его дер­жит­ся, а вот ма­ма Ле­ся все вре­мя пла­чет. За год за­мет­но по­ста­ре­ла, мор­щи­ны по­яви­лись. При­ез­жал к ней на день рож­де­ния в ап­ре­ле. По­да­ри­ли боль­шой бу­кет роз. Она как-то рас­ска­за­ла, что ей Игорь при­снил­ся и при­нес цве­ты, вот мы со­бра­лись со зна­ко­мы­ми и ре­ши­ли сде­лать при­ят­ное. По­след­ний раз при­ез­жа­ли 27 ав­гу­ста, ско­ро го­дов­щи­на. Как я по­нял из об­ще­ния с ни­ми, по­мо­щи от го­су­дар­ства не бы­ло. Хо­тя обе­ща­ли день­ги и квар­ти­ру в Ки­е­ве, - рас­ска­зал Вла­ди­мир, друг Иго­ря Деб­ри­на.

По сло­вам Вла­ди­ми­ра, ро­ди­те­ли Иго­ря са­ми ку­пи­ли па­мят­ник сы­ну. Един­ствен­ное, что сде­ла­ли в се­ле Зме­ев­ка в честь по­гиб­ше­го нац­г­вар­дей­ца, - по­ве­си­ли ме­мо­ри­аль­ную дос­ку в шко­ле, где он учил­ся.

Вла­ди­мир вспом­нил, как зво­нил Иго­рю бук­валь­но за несколь­ко недель до его ги­бе­ли.

- У него день рож­де­ния в се­ре­дине ав­гу­ста. Я с ним по­го­во­рил пол­ча­са где-то, спра­ши­вал, как он. И зна­е­те, та­кое ощу­ще­ние воз­ник­ло по­том… Слов­но в по­след­ний раз с ним по­го­во­рил… Дур­ные мыс­ли бы­ли. А по­том в но­во­стях ска­за­ли, что он мертв, - рас­ска­зы­ва­ет Вла­ди­мир. - Я зво­ню ино­гда его ма­ме, об­ща­юсь, ей­то тя­же­лее всех. Пе­ред 9 мая был в Ки­е­ве, при­хо­дил к то­му ме­сту, где все про­изо­шло, цве­ты по­ло­жил. Знаю, что се­мья по­гиб­ше­го Са­ши Ко­сты­ны при­ез­жа­ла как-то к Деб­ри­ным по­об­щать­ся. Ведь у них об­щее го­ре.

«ВСЕ КА­ЖЕТ­СЯ, ЧТО ОН РЯ­ДОМ»

Ма­ма 20-лет­не­го Алек­сандра Ко­сты­ны из се­ла Ка­за­чьи Ла­ге­ри (Хер­сон­ская об­ласть) Ека­те­ри­на пло­хо спит по но­чам: ей все вре­мя ка­жет­ся, что сын ря­дом.

- До сих пор не ве­рю. Ка­жет­ся, что он в ар­мии. Ко­гда в Ки­е­ве недав­но па­мят­ник от­кры­ва­ли в во­ин­ской ча­сти по­гиб­шим в АТО нац­г­вар­дей­цам, я еха­ла с та­ким на­стро­е­ни­ем, что уви­жу его, что он слу­жит, что пой­дет в от­пуск и я бу­ду его ждать. И ко­гда был па­рад 24-го, я си­де­ла и вы­смат­ри­ва­ла, вдруг ли­цо его уви­жу… - при­зна­лась Ека­те­ри­на.

Год на­зад от бро­шен­ной под Вер­хов­ной Ра­дой гра­на­ты по­гиб­ли че­ты­ре бой­ца Нац­г­вар­дии Игорь Деб­рин, Дмит­рий Сласт­ни­ков, Алек­сандр Ко­сты­на и Бо­г­дан Да­ц­юк.

По ее сло­вам, об их се­мье за­бо­тит­ся мест­ная власть, спра­ши­ва­ли, нуж­на ли по­мощь. Как и Иго­рю Деб­ри­ну, в шко­ле, где учил­ся Са­ша, уста­но­ви­ли ме­мо­ри­аль­ную дос­ку.

Жен­щи­на го­во­рит, что ей снил­ся Са­ша два ра­за до по­ми­наль­ной да­ты - 40 дней, по­сле это­го сын ей не яв­лял­ся.

- При­шел до­мой, ру­ки чер­ные, сам в фор­ме. Я го­во­рю: «Са­ша, мы же те­бя по­хо­ро­ни­ли, от­ку­да же ты при­шел?» А он: «Ма­ма, я жи­вой, ты что не ви­дишь?» В две­рях сто­ит, я ему кеп­ку с го­ло­вы сни­маю, а там все в шра­мах. Спра­ши­ваю, на­вер­ное, боль­но те­бе, а он от­ве­ча­ет так ра­дост­но: «Нет, ма, у ме­ня уже ни­че­го не бо­лит». Вто­рой раз сни­лось, что мы ра­бо­та­ем на ого­ро­де, и он при­хо­дит. Я опять спра­ши­ваю, от­ку­да же он при­шел, а он в от­вет: «Ма­ма, я жи­вой, я же те­бе го­во­рил». Я ему пред­ла­гаю пой­ти от­дох­нуть, на­кор­мить его хо­чу, а он в от­вет: «Нет, ма­ма я при­шел по­смот­реть, как вы тут, и мне на­до бе­жать, нет вре­ме­ни».

Алек­сандр Ко­сты­на, 20 лет.

Игорь Деб­рин, 25 лет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.