«Боль­шин­ство зна­ме­ни­то­стей от­ка­за­лись участ­во­вать в гип­но­зе»

KP in Ukraine - - Телевизионный разговор -

- Вла­ди­мир, что но­во­го вы при­го­то­ви­ли зри­те­лям на осень?

- В этом се­зоне у нас несколь­ко пре­мьер: сту­дий­ный про­ект «Звез­ды под гип­но­зом», укра­и­но­языч­ное юмо­ри­сти­че­ское шоу Сер­гея При­ту­лы «Ва­рья­ты» и ре­а­ли­ти «Ко­хан­ня на ви­жи­ван­ня». Три пре­мье­ры в се­зон - непло­хой ко­эф­фи­ци­ент по­лез­но­го дей­ствия.

- Мно­гих ли звезд при­гла­ша­ли на про­ект «Звез­ды под гип­но­зом»? Шли с удо­воль­стви­ем, от­ка­зы­ва­лись?

- Я не бу­ду на­зы­вать фа­ми­лии по при­чине то­го, что у нас сей­час еще идут съем­ки. А ко­гда идут съем­ки, я пред­по­чи­таю ин­фор­ма­цию не рас­кры­вать. По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство из­вест­ных лю­дей от­ка­за­лись при­ни­мать уча­стие в гип­но­зе. Ду­маю, они про­сто не до кон­ца по­ня­ли, что кон­крет­но мы им пред­ла­га­ем.

Гип­ноз у мно­гих ас­со­ци­и­ру­ет­ся с ли­ше­ни­ем во­ли, что нуж­но бу­дет де­лать что-то та­кое, что бы они не сде­ла­ли ни­ко­гда в нор­маль­ном со­сто­я­нии. Я бы то­же, на­вер­ное, от­ка­зал­ся участ­во­вать в по­доб­ном про­ек­те, ес­ли бы мне по­дроб­но не объ­яс­ни­ли, что та­кое эст­рад­ный гип­ноз. Но все-та­ки не­ко­то­рые звез­ды от­клик­ну­лись - и про­ект со­сто­ит­ся. Это бу­дет очень ве­се­ло и со­вер­шен­но не опас­но.

- Не ис­чер­пал ли се­бя про­ект «Су­пер­мо­дель по-укра­ин­ски»? Мо­жет, по­ра его об­но­вить, что­бы не пре­вра­тить в за­ез­жен­ное шоу, как это ча­сто бы­ва­ет на на­шем ТВ?

- Это все­го лишь тре­тий се­зон. В каж­дом се­зоне есть свои фиш­ки, осо­бен­но­сти. Ес­ли бы речь шла о пя­том-седь­мом се­зоне, я бы на­чал опа­сать­ся.

- А спу­стя сколь­ко се­зо­нов, по ва­ше­му мне­нию, на­до шоу за­кан­чи­вать?

- Как пра­ви­ло, каж­дый сле­ду­ю­щий се­зон да­ет­ся слож­нее, чем преды­ду­щий, с точ­ки зре­ния кре­а­ти­ва. Все за­ви­сит от то­го, нас­коль­ко ко­ман­да спо­соб­на дать про­ек­ту но­вую жизнь. Нет уни­вер­саль­но­го от­ве­та на этот во­прос. Мы ви­дим, что на укра­ин­ском ТВ есть про­ек­ты, ко­то­рые вы­дер­жи­ва­ют по де­сять и бо­лее се­зо­нов и до сих пор оста­ют­ся по­пу­ляр­ны­ми и рей­тин­го­вы­ми.

- Ка­кие но­вые ми­ро­вые фор­ма­ты вы бы от­ме­ти­ли?

- Ино­гда, ко­гда я ви­жу, ка­кие фор­ма­ты вы­хо­дят в раз­ных стра­нах, по­ни­маю, что мы к та­ким еще не го­то­вы. На­ша стра­на го­раз­до бо­лее кон­сер­ва­тив­на, чем мно­гие дру­гие. Фор­ма­ты, ко­то­рые за­ин­те­ре­со­ва­ли лич­но ме­ня чи­сто че­ло­ве­че­ски, на­при­мер, фор­мат Hunted («Охо­та»): суть его в том, что лю­ди убе­га­ют от быв­ших шпи­о­нов, раз­вед­чи­ков, спец­служб. За­да­ча бег­ле­цов - в те­че­ние ме­ся­ца скры­вать­ся от про­фес­си­о­на­лов.

Есть фор­мат Naked («Об­на­жен­ный»). Это ро­ман­ти­че­ское ре­а­ли­ти, в ко­то­ром при­ни­ма­ют уча­стие пол­но­стью об­на­жен­ные лю­ди. По­нят­но, что это ис­то­рия ре­зо­нанс­ная, и я силь­но со­мне­ва­юсь, что мы мог­ли бы ее сде­лать в ви­де ори­ги­на­ла.

Есть фор­мат My Last Time - смер­тель­но боль­ные лю­ди про­во­дят по­след­ние недели сво­ей жиз­ни под при­це­лом объ­ек­ти­вов. Они ре­ша­ют неза­кры­тые во­про­сы в жиз­ни: ми­рят­ся с род­ствен­ни­ка­ми, ес­ли по­ссо­ри­лись, со­вер­ша­ют по­ступ­ки, на ко­то­рые не ре­ша­лись все свое вре­мя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.