На­та­лья РОЖДЕСТВЕНСКАЯ: «Ба­буш­ку под­ня­ли на пя­тый день»

KP in Ukraine - - История хх века -

«Моя ба­буш­ка, Пар­хо­мен­ко Ва­лен­ти­на Ни­ко­ла­ев­на, про­ра­бо­та­ла на п/х «Ад­ми­рал На­хи­мов» 18 лет. В по­след­ние го­ды она ра­бо­та­ла там зав. ка­ме­рой хра­не­ния. Я все дет­ство, все школь­ные ка­ни­ку­лы про­во­ди­ла на этом па­ро­хо­де, зна­ла каж­дый за­ко­уло­чек, каж­дую сту­пень­ку. Зна­ла мно­гих чле­нов эки­па­жа.

Еще утром 1 сен­тяб­ря 1986 г. ни­ка­кой ин­фор­ма­ции о тра­ге­дии не бы­ло, но слу­хи по Одес­се рас­полз­лись очень быст­ро. И мой отец, ко­то­рый ра­бо­тал на за­во­де «Прод­маш», не име­ю­щем от­но­ше­ния к мо­рю, по­зво­нил до­мой при­мер­но ча­сов в 12 и ска­зал: яко­бы хо­дят слу­хи о том, что «На­хи­мов» за­то­нул.

Моя ма­ма за­вол­но­ва­лась. Я же взя­ла труб­ку и по­зво­ни­ла в спра­воч­ную Одес­ско­го мо­рвок­за­ла (его я зна­ла на­изусть, так как ча­сто бе­га­ла встре­чать ба­буш­ку). В спра­воч­ной мне от­ве­ти­ли, что «На­хи­мов» сто­ит в Со­чи. Но моя ма­ма все рав­но бы­ла взвол­но­ва­на. Она на­шла те­ле­фон от­де­ла кадров ЧМП, и там уже ей от­ве­ти­ли сжа­то и крат­ко: «На­хи­мов» за­то­нул вбли­зи Но­во­рос­сий­ска, спис­ки по­гиб­ших уточ­ня­ют­ся».

И все, ма­ма раз­ры­да­лась и за­при­чи­та­ла: «Ну по­че­му же она (ба­буш­ка) не по­зво­нит и не ска­жет, что у нее все в по­ряд­ке?» Че­рез 15 ми­нут моя ма­ма уже еха­ла в аэро­порт. Из аэро­пор­та она по­зво­ни­ла и ска­за­ла, что по­ле­тит са­мо­ле­том в 14 ча­сов с ми­ну­та­ми... Весь ве­чер я жда­ла ма­ми­но­го звон­ка. По­зво­ни­ла она толь­ко но­чью и ска­за­ла: «Сре­ди жи­вых нет, сре­ди мерт­вых нет». Каж­дый день она зво­ни­ла, рас­ска­зы­ва­ла, что и как...

Бы­ли и лож­ные на­деж­ды, на­вер­ное, рож­ден­ные род­ствен­ни­ка­ми тех, ко­го на тот мо­мент еще не на­шли. Го­во­ри­ли, буд­то бы внут­ри суд­на об­ра­зо­ва­лись воз­душ­ные проб­ки и там на­хо­дят­ся жи­вые лю­ди и что во­до­ла­зы слы­шат, как они сту­чат. Ко­неч­но же, бы­ла на­деж­да, что ба­буш­ка имен­но сре­ди этих лю­дей. Но все это бы­ли толь­ко слу­хи.

Ба­буш­ку под­ня­ли на пя­тый день. Все пять дней ма­ма хо­ди­ла по ре­фри­же­ра­то­рам и сре­ди тру­пов ис­ка­ла ее. Ко­неч­но, там бы­ли аль­бо­мы, мож­но бы­ло опо­знать и по фо­то­гра­фи­ям, но она бо­я­лась про­пу­стить. По­сле про­смот­ра аль­бо­мов смот­ре­ла те­ла в ре­фри­же­ра­то­рах.

Ма­ма при­е­ха­ла до­мой вся се­дая и по­ста­рев­шая лет на 15! Она вез­ла до­мой цин­ко­вый гроб. В Одес­се по­сле со­гла­со­ва­ния с санэпи­дем­стан­ци­ей нам раз­ре­ши­ли его вскрыть воз­ле до­ма (на клад­би­ще уже бы­ло нель­зя).

По­след­ним че­ло­ве­ком, ко­то­рый ви­дел мою ба­буш­ку, бы­ла бе­лье­вая, Зи­на­и­да Мар­чук. Они вдво­ем сто­я­ли на про­гу­лоч­ной па­лу­бе, на Зи­на­и­де Ива­новне был на­дет спа­са­тель­ный жи­лет, а ба­буш­ка дер­жа­ла жи­лет в ру­ках. По­след­ни­ми сло­ва­ми ба­буш­ки бы­ли: «Гос­по­ди, что же это бу­дет!» По­сле это­го во­да хлы­ну­ла на про­гу­лоч­ную па­лу­бу. Зи­на­и­да Ива­нов­на оч­ну­лась, уже бу­дучи в жи­ле­те, на во­де. Ее спас­ли, а ба­буш­ку на­шли на пя­тый день...»

Ва­лен­ти­на Пар­хо­мен­ко про­ра­бо­та­ла на «Ад­ми­ра­ле На­хи­мо­ве» 18 лет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.