Спа­са­ясь от ма­ми­ных ку­ла­ков, ма­лыш сам при­шел в по­ли­цию

KP in Ukraine - - Продолжаем тему - Та­тья­на БЕЖЕНАРЬ («КП» - Одес­са»)

Те­перь го­ре-ро­ди­тель­ни­цу мо­гут ли­шить прав на ре­бен­ка.

«МА­МА МЕ­НЯ ВЫГНАЛА!»

В дверь по­ли­ции го­ро­да Из­ма­и­ла но­чью по­сту­чал­ся вось­ми­лет­ний маль­чик. У рас­тре­пан­но­го ре­бен­ка го­ре­ли гла­за. Вид­но, что он был на­стро­ен ре­ши­тель­но.

- Дя­ди по­ли­цей­ские, от­ве­зи­те ме­ня в при­ют! - ого­ро­шил маль­чиш­ка стра­жей по­ряд­ка.

По­лис­ме­ны, ко­неч­но, уди­ви­лись, но ви­ду не по­да­ли. Ста­ли за­да­вать ему вопросы. В ито­ге кар­ти­на на­ча­ла про­яс­нять­ся. Ока­за­лось, ре­бе­нок сбе­жал из до­ма по­сле то­го, как ма­ма на него на­кри­ча­ла.

- Она ме­ня выгнала, ска­за­ла: «Ка­тись на все че­ты­ре сто­ро­ны!», - рас­ска­зал ма­лыш. - До­мой ни за что не вер­нусь! А ид­ти мне неку­да, так что луч­ше уже в при­ют.

До­ро­гу до­мой маль­чик знал хо­ро­шо. С его по­мо­щью по­лис­ме­ны без тру­да отыс­ка­ли ма­му юно­го бег­ле­ца.

- Мы с сы­ном по­ру­га­лись, ну и, вспы­лив, я на него на­кри­ча­ла, - оправ­ды­ва­лась 44-лет­няя жен­щи­на. - А что мне еще оста­ва­лось, ес­ли на за­ме­ча­ния он не ре­а­ги­ро­вал?

В по­ли­ции услы­шан­но­му не по­ве­ри­ли - го­во­ри­ла она, слов­но по­вто­ряя за­учен­ные фра­зы. Пра­во­охра­ни­те­ли за­по­до­зри­ли, что та­кие ссо­ры не впер­вые про­ис­хо­дят в се­мье.

- Мы за­ре­ги­стри­ро­ва­ли ма­те­ри­а­лы по это­му ин­ци­ден­ту в жур­на­ле еди­но­го уче­та, - рас­ска­за­ла «КП» в Укра­ине» ин­спек­тор Из­ма­иль­ско­го от­де­ла по­ли­ции Оль­га Вла­дыч­ко. - Маль­чи­ка офор­ми­ли в го­род­ской ре­а­би­ли­та­ци­он­ный центр для де­тей, где он на­хо­дит­ся и по сей день.

УШЕЛ ИЗ ДО­МА НЕ ВПЕР­ВЫЕ

По­ли­ция не огра­ни­чи­лась раз­го­во­ром с ма­мой, до­про­си­ли со­се­дей, об­ра­ти­лись за све­де­ни­я­ми в соц­служ­бу. Как вы­яс­ни­лось, жен­щи­на ча­стень­ко би­ла ре­бен­ка. Как толь­ко у нее на­чи­нал­ся оче­ред­ной при­ступ агрес­сии, маль­чик со­би­рал ве­щи и ухо­дил в тот са­мый ре­а­би­ли­та­ци­он­ный центр. А по­след­ний скан­дал разыг­рал­ся но­чью, ко­гда маль­чик уже спал. Ма­ма не успо­ка­и­ва­лась, а бе­жать до цен­тра бы­ло да­ле­ко­ва­то. По­это­му ре­бе­нок от­пра­вил­ся в бли­жай­шее от­де­ле­ние по­ли­ции. На вопрос, по­че­му он хо­чет имен­но в ре­а­би­ли­та­ци­он­ный центр, ма­лыш чест­но от­ве­тил: мол, там хо­ро­шо, а еще вкус­но го­то­вят. - Се­мья, в ко­то­рой жи­вет маль­чик, уже дав­но сто­ит у нас на уче­те, - по­яс­ни­ла нам на­чаль­ник служ­бы по де­лам де­тей гор­со­ве­та Та­тья­на Ена­ки­е­ва. - От­ца у них нет, а ма­ма жи­вет то с од­ним муж­чи­ной, то с дру­гим. Несмот­ря на ее нерв­ные сры­вы, жен­щине каж­дый раз да­ва­ли шанс, на­де­я­лись, что она оду­ма­ет­ся. Се­мью еще де­сять лет на­зад при­зна­ли небла­го­по­луч­ной. Соц­ра­бот­ни­ки вре­мя от вре­ме­ни за­хо­ди­ли в дом с про­вер­ка­ми. Жен­щи­ну несколь­ко раз пре­ду­пре­жда­ли, что от­бе­рут ма­лы­ша. По­сле это­го она бра­ла се­бя в ру­ки, но че­рез не­ко­то­рое вре­мя опять сры­ва­лась. А в цен­тре ре­бен­ка зна­ют дав­но, там все очень жа­ле­ют маль­чи­ка. По сло­вам Та­тья­ны Ена­ки­е­вой, сей­час ре­бе­нок чув­ству­ет се­бя хо­ро­шо, с ним ра­бо­та­ют ме­ди­ки и вос­пи­та­те­ли.

Дом был на­столь­ко за­пу­щен­ным, что при­шлось его сне­сти пол­но­стью и стро­ить с но­ля.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.