Ко­гда про­ку­ра­ту­ра са­бо­ти­ру­ет де­ло по Ило­вай­ску, а кор­руп­ци­о­не­ры в ар­мии без­на­ка­зан­ны, я обя­зан бо­роть­ся

Се­мен СЕМЕНЧЕНКО:

KP in Ukraine - - Откровенный -

Меж­ду ко­ман­ди­ром «Дон­бас­са», на­род­ным де­пу­та­том Се­ме­ном Семенченко, и во­ен­ным про­ку­ро­ром Ана­то­ли­ем Ма­тио­сом - дав­няя война. Вот и на днях, со­бо­лез­нуя по­гиб­шим в Дне­пре пат­руль­ным по­ли­цей­ским, Ма­тиос не пре­ми­нул уко­лоть про­тив­ни­ка: «Имен­но та­ких по­дон­ков, как «тор­на­до­вец» Пу­га­чев «Гам­ми», ак­тив­но за­щи­щал и за­щи­ща­ет нар­деп Се­мен Семенченко».

Что ду­ма­ет по это­му по­во­ду сам Семенченко, мы узна­ли из пер­вых уст.

Ана­то­лий Ма­тиос, к со­жа­ле­нию, из­бе­га­ет ин­тер­вью с «КП» в Укра­ине», но мы все­гда го­то­вы предо­ста­вить ему сло­во.

«ПРО­КУ­РА­ТУ­РА БОЛЬ­НА!»

- Се­мен, вы с Ма­тио­сом по­хо­жи на ду­э­лян­тов, ко­то­рые не мо­гут ни при­ми­рить­ся, ни по­ра­зить друг дру­га. Вас за­це­пил его по­след­ний вы­пад?

- У ме­ня нет лич­ной непри­яз­ни к Ма­тио­су, воз­мож­но, в об­ще­нии он да­же при­ят­ный че­ло­век. Но по при­чине сво­е­го де­пу­тат­ства я обя­зан кри­ти­ко­вать пре­ступ­ле­ния, ко­то­рые про­ис­хо­дят в во­ен­ной сфе­ре и во­ен­ной про­ку­ра­ту­ре. И я не про­сто де­пу­тат, я че­ло­век, ко­то­рый по­те­рял в бо­ях бо­лее ста побратимов.

Ес­ли бы я да­же не имел особого слу­жеб­но­го рве­ния, то со­весть за­став­ля­ла бы ме­ня го­во­рить. Во­ров­ство ге­не­ра­ла­ми квар­тир, ко­то­рые стро­ят­ся для во­ен­ных, во­ров­ство де­нег, ко­то­рые вы­де­ля­ют­ся на обо­ро­ну, на ве­ще­вое до­воль­ствие бой­цов на пе­ре­до­вой - все это есть в ре­аль­но­сти.

Два го­да наш ко­ми­тет от­прав­ля­ет за­про­сы в во­ен­ную про­ку­ра­ту­ру, но ни од­но де­ло не до­ве­де­но до су­да. Я обя­зан ска­зать: про­ку­ра­ту­ра боль­на! Она са­бо­ти­ру­ет рас­сле­до­ва­ние по Ило­вай­ску, по Сла­вян­ску, от­ку­да вы­пу­сти­ли Гир­ки­на, по Де­баль­це­во, по­кры­вая пре­ступ­ле­ния высших чи­нов Ми­но­бо­ро­ны. Ко­гда я ви­жу уго­лов­ные де­ла про­тив доб­ро­воль­цев, в ко­то­рых об­ви­ни­те­ля­ми и по­тер­пев­ши­ми вы­сту­па­ют пре­да­те­ли, я обя­зан го­во­рить: во­ен­ная про­ку­ра­ту­ра ра­бо­та­ет не на Укра­и­ну. Все кон­флик­ты, ко­то­рые раз­ду­ва­ет Ма­тиос, его дет­ские об­зы­ва­ния в соц­се­тях имеют од­ну цель: от­влечь вни­ма­ние лю­дей от ре­прес­сий про­тив за­щит­ни­ков ро­ди­ны и то­таль­но­го раз­во­ро­вы­ва­ния стра­ны.

- Со­би­ра­е­тесь ли вы за­щи­щать Пу­га­че­ва, как осталь­ных бой­цов «Тор­на­до»?

- Чи­нов­ни­ки во­ен­ной про­ку­ра­ту­ры врут, рас­ска­зы­вая о том, что я за­щи­щал бой­цов «Тор­на­до». Я за­щи­щал их пра­во на от­кры­тый суд. Ва­лен­ти­на Ли­хо­ли­та (быв­ший на­чаль­ник шта­ба «Ай­да­ра») на по­ру­ки я брал, бой­цов «Дон­бас­са» - то­же. А «тор­на­дов­цев» не брал и не тре­бо­вал их осво­бо­дить.

Счи­таю, что уча­стие в АТО не мо­жет быть ин­дуль­ген­ци­ей. Но я ви- дел мно­го лжи по де­лу «Тор­на­до». Лю­дей об­ви­ня­ли в из­на­си­ло­ва­ни­ях, убий­ствах, а в де­ле ни­че­го это­го нет. Апо­фе­о­зом брех­ни бы­ло за­яв­ле­ние глав­но­го во­ен­но­го про­ку­ро­ра, что есть ви­део, на ко­то­ром за­пе­чат­ле­ны пре­ступ­ле­ния батальона. А ген­про­ку­рор Юрий Лу­цен­ко признал, что та­ко­го ви­део нет. Есть толь­ко за­пись по­ка­за­ний по­тер­пев­ших. Из 12 под­су­ди­мых бой­цов «Тор­на­до» толь­ко двое об­ви­ня­ют­ся в по­ло­вых пре­ступ­ле­ни­ях. Так по­че­му же де­ся­те­рых не мо­гут су­дить от­кры­то? Че­го бо­ит­ся власть?

«МЫ МНО­ГО­ГО НЕ ЗНА­ЕМ ОБ ЭТОМ ДЕ­ЛЕ»

- На стра­ни­це Пу­га­че­ва в соц­се­ти есть мерз­кий ком­про­мат на быв­ше­го ком­ба­та «Тор­на­до» Русла­на Они­щен­ко. Это скри­ны пе­ре­пис­ки о сек­су­аль­ных из­вра­ще­ни­ях с уча­сти­ем де­тей. О ней, в част­но­сти, упо­ми­на­ли и в Ген­про­ку­ра­ту­ре.

- Я уже го­во­рил, что на де­ле это­го нет. Год на­зад про­во­ди­лась экс­пер­ти­за, бы­ло уста­нов­ле­но, что раз­врат­ных дей­ствий в от­но­ше­нии де­тей не бы­ло. Оче­ред­ная ложь.

- Ес­ли ви­нов­ных в под­жо­ге «Ин­те­ра» най­дут и ока­жет­ся, что это бой­цы доб­ро­ба­тов, ка­кую зай­ме­те по­зи­цию?

- Бу­ду тре­бо­вать от­кры­то­го су­да. Это не про­сто ев­ро­пей­ская нор­ма, это эле­мен­тар­ные при­зна­ки пра­во­во­го го­су­дар­ства. Мы не до­ве­ря­ем та­ким лю­дям, как во­ен­ный про­ку­рор Ма­тиос, ко­то­рый не да­ет ре­зуль­та­та и за­ни­ма­ет­ся са­мо­пи­а­ром. Мы хо­тим, что­бы общество и прес­са са­ми мог­ли все уви­деть и разо­брать­ся, кто прав, а кто - ви­но­ват.

- Как от­но­си­тесь к ини­ци­а­ти­ве Ар­се­на Ава­ко­ва предо­ста­вить по­ли­цей­ским пре­зумп­цию право­ты?

- В Дне­пре по­ли­цей­ские по­ка­за­ли се­бя ге­ро­я­ми, это но­вая ге­не­ра­ция. А сколь­ко оста­лось ста­рых, ко­то­рые го­то­вы со­вер­шать пре­ступ­ле­ния, ис­тя­зать лю­дей? На­вер­ня­ка пом­ни­те, как не­дав­но в Кри­вом Озе­ре по­ли­цей­ские уби­ли че­ло­ве­ка.

Я не счи­таю, что со­бы­тия в Дне­пре как-то из­ме­ни­лись бы, ес­ли бы бы­ла та­кая пре­зумп­ция. К со­жа­ле­нию, нам по­ка ма­ло что из­вест­но об этом де­ле. Бы­ла ли связь убий­цы с го­сор­га­на­ми, по­че­му он год от­кры­то на­хо­дил­ся в Дне­пре, жил у ма­те­ри, ез­дил на ма­ши-

Де­пу­тат рас­ска­зал о кон­флик­те с во­ен­ным про­ку­ро­ром, сво­ей по­зи­ции по доб­ро­ба­там и Мин­ским до­го­во­рен­но­стям.

Не­скуч­ная пар­ла­мент­ская жизнь.

Семенченко го­во­рит, что про­ку­ра­ту­ра три­жды про­иг­ра­ла ему су­ды.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.