«Ко мне уже при­хо­ди­ли и пред­ла­га­ли ид­ти в по­ли­ти­ку»

KP in Ukraine - - Картина дня - Але­на ГУЛАЙ

Каж­дый день 46-лет­ний Вла­ди­мир Жем­чу­гов про­сы­па­ет­ся в че­ты­ре ча­са утра. Ни рань­ше, ни поз­же. Ор­га­низм ни­как не от­вык­нет от рит­ма жиз­ни в лу­ган­ском СИЗО - здесь в это вре­мя на рас­све­те по ко­ри­до­рам на­чи­на­ли хо­дить де­жур­ные, гре­ме­ли клю­ча­ми, про­ве­ря­ли за­клю­чен­ных. Та ка­ме­ра ино­гда ему снит­ся. А тут еще шо­рох боль­нич­ной кле­ен­ки под про­сты­ней на­по­ми­на­ет ше­лест ли­сти­ков с мо­лит­ва­ми, ко­то­рые в плен ему пе­ре­да­ла же­на и он хра­нил их под мат­ра­сом в СИЗО.

«СЕЙ­ЧАС У МЕ­НЯ КРУГОМ ОД­НО РАСПУТЬЕ…»

В осталь­ном нер­вы у Вла­ди­ми­ра в по­ряд­ке, не за­мет­но, что он пси­хо­ло­ги­че­ски сло­ман. Все шу­тит: де­скать, в ка­ме­ре ма­ло дви­гал­ся, из­за это­го да­же немно­го по­пра­вил­ся.

- При­хо­дит­ся от­ка­зы­вать се­бе в слад­ком, а я ведь обо­жаю «Ки­ев­ский» торт, - се­ту­ет Вла­ди­мир. - И по­том в боль­ни­це все вре­мя пах­нет йо­дом, по­то­му тя­нет на кре­вет­ки или на са­лат из мор­ской ка­пу­сты.

- Ко­гда Во­ло­дю вы­пи­шут из боль­ни­цы - при­го­тов­лю ему этот са­лат, - по сек­ре­ту шеп­ну­ла нам же­на Жем­чу­го­ва Еле­на.

Но до пол­но­го вы­здо­ров­ле­ния быв­ше­му плен­ни­ку еще да­ле­ко. Ему нуж­но прой­ти три эта­па - вос­ста­нов­ле­ние зре­ния, уда­ле­ние гры­жи и про­те­зи­ро­ва­ние. Опе­ра­ция на гла­зах на­ме­че­на в Гер­ма­нии. Ту­да от­пра­ви­ли за­прос, но от­ве­та по­ка нет. Гры­жу уда­лят у нас, про­те­зи­ро­ва­ние - опять-та­ки за ру­бе­жом.

- В ка­кую сум­му обой­дет­ся ле­че­ние - мы не зна­ем. Очень на­де­ем­ся на по­мощь го­су­дар­ства, - го­во­рят Жем­чу­го­вы.

Их бу­ду­щее по­ка ту­ман­но. До вой­ны Вла­ди­мир 13 лет про­ра­бо­тал в Гру­зии пре­успе­ва­ю­щим то­п­ме­не­дже­ром в фир­ме по про­из­вод­ству пла­сти­ко­вых бу­ты­лок для ми­не­рал­ки. В Тби­ли­си оста­лась квар­ти­ра, но ра­бо­ту Вла­ди­мир по­те­рял. Где взять сред­ства на жизнь? Он оформ­ля­ет ин­ва­лид­ность, рас­счи­ты­ва­ет на по­лу­че­ние ста­ту­са участ­ни­ка бо­е­вых дей­ствий, но на та­кие день­ги не жизнь, а су­ще­ство­ва­ние.

- Сей­час у нас кругом од­но распутье. И в здо­ро­вье, и в жиз­ни, и с жи­льем, - взды­ха­ет Вла­ди­мир, но по­том бод­ро до­бав­ля­ет: - Ве­ра уми­ра­ет по­след­ней! Я вот с ва­ми сей­час го­во­рю, а сам строю ка­кие-то пла­ны.

«НЕЛЬЗЯ МЕ­НЯТЬ ВСЕХ НА ВСЕХ»

Впро­чем, «ин­те­рес­ные» пред­ло­же­ния Жем­чу­го­ву уже по­сту­пи­ли, не успел он пе­ре­сту­пить по­рог боль­нич­ной па­ла­ты.

- Ко мне уже при­хо­ди­ли некие по­ли­ти­ки, пред­ла­га­ли, рас­ска­зы­ва­ли. Мо­жет, не так ак­тив­но по­бе­жа­ли, как к На­деж­де Са­вчен­ко, ду­ма­ли, я раз­дав­лен, убит, но все же пред­ло­же­ние по­сту­пи­ло. Я бы го­ры свер­нул и по­шел бы, но ме­ня сдер­жи­ва­ет моя на­руж­ная обо­лоч­ка, - го­во­рит Вла­ди­мир. - Мне в первую оче­редь на­до по­пра­вить здо­ро­вье. А это ми­ни­мум год.

- Кста­ти, о Са­вчен­ко. Как вы к ней от­но­си­тесь?

- Как к во­ен­но­му че­ло­ве­ку и бой­цу, - ко­рот­ко от­ве­ча­ет Вла­ди­мир, да­вая по­нять, что на эту те­му дол­го рас­суж­дать не же­ла­ет.

- Но что вы мо­же­те по­со­ве­то­вать тем ма­те­рям и же­нам, чьи близ­кие оста­лись в пле­ну? - спра­ши­ваю у Еле­ны.

В борь­бе за му­жа, а это по­чти це­лый год, она ста­ла в ра­зы силь­нее.

- Я про­шла длин­ный путь, что­бы осво­бо­дить му­жа. Пи­са­ла об­ра­ще­ние к «нор­манд­ской чет­вер­ке». Мне уда­лось со­брать под ним 200 под­пи­сей. Да­же са­ма вре­ме­на­ми не по­ни­ма­ла, как мне уда­ва­лось прой­ти столь­ко ка­би­не­тов и встреч с по­ли­ти­ка­ми. По­ни­ма­ла, ес­ли упа­ду и бу­ду ры­дать, то не вы­иг­раю, - рас­ска­зы­ва­ет Жем­чу­го­ва.

Осво­бо­дить му­жа ей по­мо­га­ли со­труд­ни­ки Цен­тра по осво­бож­де­нию за­лож­ни­ков, пред­ста­ви­те­ли мин­ской груп­пы в ли­це Ири­ны Ге­ра­щен­ко и Вик­то­ра Мед­вед­чу­ка. Еле­на вспо­ми­на­ет, как все эти ме­ся­цы по­сто­ян­но зво­ни­ла его по­мощ­ни­кам:

- Они го­во­ри­ли: «Не вол­нуй­тесь, ва­ше де­ло рас­смат­ри­ва­ет­ся…»

По сло­вам Жем­чу­го­вой, на об­мен по­вли­я­ло ре­ше­ние пре­зи­ден­та Пет­ра По­ро­шен­ко и гла­вы СБУ Ва­си­лия Гри­ца­ка.

- Они со­гла­си­лись об­ме­нять на Во­ло­дю че­ты­рех рос­сий­ских пре­ступ­ни­ков.

Спро­си­ла я у Вла­ди­ми­ра Жем­чу­го­ва и о его от­но­ше­нии к об­суж­да­е­мо­му сей­час ва­ри­ан­ту об­ме­на плен­ных «всех на всех». Он к это­му от­нес­ся кри­ти­че­ски, так как счи­та­ет: пе­ре­да­вать всех на всех - это про­иг­рыш­но, в пе­ре­го­во­рах по об­ме­ну нуж­но тор­го­вать­ся.

Впро­чем, по­ми­мо по­ли­ти­ки и АТО, для Вла­ди­ми­ра бли­же к серд­цу дру­гая те­ма. Он пред­по­чи­та­ет го­во­рить боль­ше теп­лых слов жене, ма­ме и доч­ке.

- Я меч­таю уви­деть Ле­ни­ну улыб­ку. Она у нее та­кая за­ра­зи­тель­ная, мне нра­вит­ся, - об­ни­ма­ет Вла­ди­мир же­ну.

Быв­ше­го уз­ни­ка лу­ган­ско­го СИЗО ждет непро­стая адап­та­ции к мир­ной жиз­ни.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.