«Про­счи­тать жен­щи­ну невоз­мож­но»

Зна­ме­ни­тый шу­лер, сце­на­рист Ана­то­лий БАР­БА­КА­РУ:

KP in Ukraine - - Первая страница - Юлия КАЦУН

Один из луч­ших про­фес­си­о­наль­ных кар­теж­ни­ков вре­мен СССР су­мел кру­то из­ме­нить свою жизнь. Во­вре­мя оста­но­вил­ся, а в 1997-м на­пи­сал свою первую кни­гу «За­пис­ки шу­ле­ра», став­шую бест­сел­ле­ром. Ана­то­лий Бар­ба­ка­ру - со­ав­тор сце­на­ри­ев и кон­суль­тант та­ких по­пу­ляр­ных се­ри­а­лов, как «Лик­ви­да­ция» и «Шу­лер». А еще, не удив­ляй­тесь, ис­по­ве­ду­ет фи­ло­со­фию ло­ха. Счи­та­ет, что та­кие «ло­хо­ви­тые» свой­ства, как ис­крен­ность и спо­соб­ность до­ве­рять, и есть са­мые че­ло­ве­че­ские чер­ты. Утвер­жда­ет, что са­мое су­ще­ствен­ное в его жиз­нен­ной ис­то­рии не то, что «са­мый» ли он шу­лер или «не са­мый», а то, что су­мел со­хра­нить в се­бе ло­ха.

Се­го­дня на «Ин­те­ре» стар­ту­ет его но­вая ки­но­и­сто­рия - се­ри­ал «Ма­эст­ро». Мы вспом­ни­ли с Бар­ба­ка­ру о лю­бо­пыт­ных эпи­зо­дах из его ка­рье­ры и со съе­моч­ной пло­щад­ки.

«АФЕ­РА - ЕДИН­СТВЕН­НЫЙ ВИД ПРЕ­СТУП­ЛЕ­НИЯ, КО­ТО­РОЕ РА­ДУ­ЕТ»

- Ана­то­лий, как на­ча­ли пи­сать сце­на­рии и кон­суль­ти­ро­вать на съе­моч­ной пло­щад­ке?

- На са­мом де­ле я все­го лишь про­дол­жаю за­ни­мать­ся од­ним и тем же де­лом - при­ду­мы­ваю за­нят­ные си­ту­а­ции, афе­ры в том чис­ле. Всю жизнь. А ес­ли за­гля­нуть еще рань­ше, то про­сто все­гда ста­рал­ся жить не скуч­но. Так и про­дол­жаю: де­лать ки­но - это ну очень не скуч­но. Афе­ра - это един­ствен­ный вид пре­ступ­ле­ния, ко­то­рое ра­ду­ет. Ко­неч­но, ес­ли оно про­ис­хо­дит не с на­ми. А в ки­но это за­дор­но, ве­се­ло. И к то­му же есть на­деж­да, что все хо­ро­шо кон­чит­ся.

- С ка­ко­го филь­ма за­кру­ти­лась ва­ша ки­нош­ная афе­ра? С «Лик­ви­да­ции»?

- До «Лик­ви­да­ции» был се­ри­ал «Рель­сы сча­стья». Я там и роль иг­рал, и ста­вил сце­ну, в ко­то­рой Ле­ня Гро­мов и Жан­на Эп­пле ме­ня с шу­ле­ром­на­пар­ни­ком об­ла­по­ши­ва­ли. А до это­го был спек­такль с Ди­мой На­за­ро­вым «На дне», где он иг­рал Са­ти­на. Са­тин был шу­ле­ром, и Ди­ме нуж­но бы­ло осва­и­вать это ре­мес­ло. С тех пор мы дру­жим, и Ди­ма, кстати, очень лю­бит вспо­ми­нать ис­то­рию, как я учил его шу­лер­ским трю­кам по те­ле­фо­ну. - По те­ле­фо­ну? Это воз­мож­но? - Да, по те­ле­фо­ну. Не бы­ло ведь то­гда ни скай­па, ни­че­го. Я да­вал ука­за­ния: возь­ми ко­ло­ду так-то, под­ве­ди па­лец ту­да-то… Уточ­нял: ко­ло­да упа­ла? Со­би­рай, я по­до­жду, да­вай по-но­вой. Вро­де как ду­ра­чи­лись, но за об­раз Са­ти­на Ди­ма взял приз «Хру­сталь­ная прин­цес­са Ту­ран­дот».

- В се­ри­а­ле «Ма­эст­ро» - ва­ша ре­аль­ная исто­рия или есть эле­мен­ты вы­дум­ки?

- Од­но дру­го­му не про­ти­во­ре­чит. Эпи­граф к кни­ге «Я - шу­лер» - «Лю­ди ск­лон­ны иде­а­ли­зи­ро­вать свое про­шлое». Все - прав­да, но даю се­бе от­чет, что, ко­неч­но же, иде­а­ли­зи­рую про­ис­хо­див­шее. Для это­го необя­за­тель­но да­же что-то вы­ду­мы­вать. До­ста­точ­но из­ме­нить ин­то­на­цию по­да­чи фак­та. На­при­мер, ко­го-то под­ло обо­брал, а пи­шешь об этом с пре­тен­зи­ей на фи­ло­со­фич­ность, и, ве­ро­ят­но, мо­жешь по­ка­зать­ся чи­та­те­лю эта­ким муд­ре­цом-ду­шеч­кой. А дей­ство как бы­ло под­ло­стью, так ею и оста­лось. Так что пре­сло­ву­тый ху­до­же­ствен­ный вы­мы­сел мо­жет быть про­сто в ин­то­на­ции.

- Но все же - здесь вы ка­кую ис­то­рию рас­ска­зы­ва­е­те?

- У ме­ня есть кни­га «Жен­щи­ны не про­счи­ты­ва­ют­ся». Так вот - в ней глав­ная ге­ро­и­ня - ба­рыш­ня, ко­то­рая все вре­мя ду­рит и чи­та­те­ля, и ге­роя. Это бы­ла ре­аль­ная исто­рия. И ни ге­рой, ни чи­та­тель не по­ни­ма­ют, где прав­да, а где неправ­да.

- Ага, то есть в жиз­ни ба­рыш­ня вас ду­ри­ла?

- Да. В кни­ге «Жен­щи­ны не про­счи­ты­ва­ют­ся» есть раз­мыш­ле­ния от ге­роя, не бу­ду го­во­рить от ме­ня: «Мы мо­жем быть ка­ки­ми-угод­но ма­те­ры­ми, кру­тить ка­ки­ми-угод­но день­га­ми, про­во­ра­чи­вать ка­кие-угод­но ком­би­на­ции, но про­счи­тать жен­щи­ну невоз­мож­но. По­то­му что жен­щи­ны не про­счи­ты­ва­ют­ся». В «Ма­эст­ро» глав­ная ге­ро­и­ня - та­кая штуч­ка: ду­рит На съе­моч­ной пло­щад­ке се­ри­а­ла «Шу­лер» Ана­то­лий учил ак­те­ров «смот­реть хит­рым взгля­дом» и «быть се­бе на уме». Сам Бар­ба­ка­ру сыг­рал здесь эпи­зо­ди­че­скую роль, а Ан­тон Феок­ти­стов (на фо­то спра­ва) - его в мо­ло­до­сти. на­ши филь­мы про то, что наш ге­рой умуд­ря­ет­ся остать­ся ло­хом, со­хра­нить че­ло­ве­че­ское. Вот си­дит пе­ред ва­ми этот тип с по­тас­кан­ным шу­лер­ским ма­те­рым ли­цом, но он тот же па­цан, ко­то­рым был в дет­стве, ко­то­рый ве­рил в чу­де­са и в то, что доб­ро по­беж­да­ет зло. Про­сто в жиз­ни, к со­жа­ле­нию, не все­гда так.

- А прав­да, что вы про­иг­ра­ли все­го один раз?

- Это ни о чем не го­во­рит. Это во­прос слу­чая, ан­ге­ла-хра­ни­те­ля… И то - как я про­иг­рал?! Про­сто во­вре­мя за­кон­чил. Вот про­дол­жал бы и где-то бы про­иг­рал. На­до все во­вре­мя за­кан­чи­вать.

- А что де­ла­ли, ко­гда пе­ре­ста­ли иг­рать в кар­ты?

- Опять вы ме­ня на кар­ты пе­ре­во­ди­те (сме­ет­ся). У ме­ня есть филь­мы, кни­ги, воз­мож­ность ре­а­ли­зо­вы­вать то, что хо­тел. Кар­ты все­гда бы­ли во­про­сом сво­бо­ды и ре­а­ли­за­ци­ей воз­мож­но­сти тво­рить ка­кие-то чу­де­са. А те­перь это мож­но де­лать в филь­мах, кни­гах. Ки­но - са­мый луч­ший ва­ри­ант, где мож­но со­здать пол­но­цен­ный мир.

- В сво­ем ки­но вы до кон­ца ис­то­рии из жиз­ни рас­ска­зы­ва­е­те? Или что-то умал­чи­ва­е­те?

- Я рас­ска­зы­ваю да­же боль­ше, чем бы­ло (сме­ет­ся). Ино­гда умал­чи­ваю. Но ведь это наш сов­мест­ный про­ект. У нас три го­ло­вы (Ана­то­лий Бар­ба­ка­ру, Мак­сим Бе­ло­зор и ре­жис­сер Эду­ард Пар­ри. Сни­ма­ла се­ри­ал «Ма­эст­ро» ки­но­ком­па­ния Star Media. - Авт.). В ки­но мы улуч­ша­ем мир по на­ше­му усмот­ре­нию. Не­скром­но зву­чит, но это так.

- Во всех ва­ших ис­то­ри­ях есть лю­бовь. Вам в люб­ви вез­ло? Мо­же­те ска­зать, что вы счаст­ли­вый че­ло­век? - Луч­ше про ки­но, а не про ме­ня. - Но все же - счаст­ли­вый? - Счаст­ли­вый. Да­же не со­мне­ва­юсь по это­му по­во­ду.

- А что или кто вам по­мо­га­ет быть счаст­ли­вым?

- Тут на­до спро­сить - а что та­кое сча­стье? Но в эту плос­кость не хо­чет­ся лезть. Это то же са­мое, что спро­сить - а что есть лю­бовь? Ес­ли че­ло­век даль­то­ник, ка­кой смысл ему объ­яс­нять, что та­кое крас­ный цвет. Я знаю од­но: сча­стье - это не со­бы­тие в жиз­ни че­ло­ве­ка, а спо­соб­ность его ду­ши. Есть лю­ди, спо­соб­ные к сча­стью, а есть та­кие, что ка­кие бы им со­бы­тия ни по­да­ва­ли, они несчаст­ли­вы. Им не толь­ко ма­ло, им все не так. А у то­го, дру­го­го, ни­че­го нет, он бомж, но - счаст­ли­вый.

- Сей­час вы ра­бо­та­е­те над но­вой кар­ти­ной?

- Не про­сто ра­бо­таю, сце­на­рий уже пол­но­стью го­тов. Мне груст­но немнож­ко, я его де­лал сам. Нас раз­бро­са­ло на вре­мя, ре­бя­та от­влек­лись на дру­гие про­ек­ты. И по­том - они хо­тят немнож­ко от­дох­нуть от од­ной и той же те­мы. Пусть да­же эта те­ма - Одес­са. Но для ме­ня эта те­ма - это мой го­род, моя жизнь. И за­ни­ма­юсь я тем, чем все­гда хо­тел за­ни­мать­ся. Это точ­но не во­прос ра­бо­ты или за­ра­бот­ка. Ра­бо­чее на­зва­ние кар­ти­ны «За­лет­ный». Очень бы хо­тел на­звать ее «Лох», но это слиш­ком брос­ко, как щел­бан, и сло­во для боль­шин­ства нега­тив­ное. Бо­юсь, толь­ко мне оно ка­жет­ся пу­ши­стым как за­ячий хво­стик. Это то­же 80-е го­ды, Одес­са, но уже со­вер­шен­но дру­гая исто­рия чу­дес.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.