Из се­ле­ния, где ле­чил­ся Иван Фран­ко, жи­те­лей вы­гна­ли при­ви­де­ния

KP in Ukraine - - Первая страница - Оль­га КУХАРУК («КП» - Ль­вов»)

По­след­ние 8 про­пи­сан­ных граж­дан дав­но по­ки­ну­ли се­ло­при­зрак Бур­кут.

По­лу­раз­ва­лен­ные де­ре­вян­ные ха­ты с зи­я­ю­щи­ми ды­ра­ми и раз­би­ты­ми ок­на­ми, вы­со­кая тра­ва, в ко­то­рой шны­ря­ют змеи и яще­ри­цы, зло­ве­щее за­вы­ва­ние вет­ра… Вот и все, что оста­лось от ра­нее шум­но­го и на­се­лен­но­го людь­ми се­ла Бур­кут Ива­но-фран­ков­ской об­ла­сти - в са­мом серд­це Кар­пат. И хоть по­се­лок зна­чит­ся на кар­тах Укра­и­ны, здесь ни­кто не жи­вет. Офи­ци­аль­но в се­ле-при­зра­ке про­пи­са­ны 8 че­ло­век, но они дав­ным-дав­но вы­еха­ли. Ку­да? По­даль­ше от этих жут­ких мест…

ЦЕЛЕБНУЮ ВОДУ ПОСТАВЛЯЛИ В КРЕМЛЬ

С на­ча­ла XVII ве­ка, ко­гда толь­ко ста­ло из­вест­но о се­ле Бур­кут, гор­цы со всех угол­ков Кар­пат спе­ши­ли сю­да за це­леб­ной во­дой. Дей­ству­ю­щий ис­точ­ник с ми­не­раль­ной во­дой, по хи­ми­че­ско­му со­ста­ву схо­жей с «Ес­сен­ту­ки» и «Бор­жо­ми», здесь есть до сих пор. Так и на­зы­ва­ет­ся - «Бур­кут», что на гу­цуль­ском на­ре­чии озна­ча­ет «бур­ля­щий ис­точ­ник». В на­ча­ле XIX ве­ка по­се­лок был из­ве­стен как Ав­ст­ро-вен­гер­ская баль­нео­ло­ги­че­ская здрав­ни­ца. Вся то­гдаш­няя эли­та им­пе­рии по­прав­ля­ла здесь здо­ро­вье же­лу­доч­но­ки­шеч­ной си­сте­мы. В 1901 го­ду тут неко­то­рое вре­мя ле­чи­лась во­дой Ле­ся Укра­ин­ка. По­этес­су па­ру раз на­ве­щал Иван Фран­ко. По сло­вам кар­пат­ских ста­ро­жи­лов, Ка­ме­няр уго­щал Ле­сю соб­ствен­но­руч­но пой­ман­ной в ре­ке Че­ре­мош фо­ре­лью.

Ку­рорт успеш­но раз­ви­вал­ся до на­ча­ла Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. За­тем пе­ре­шел во вла­де­ние Поль­ши, ко­то­рая вос­ста­но­ви­ла его ра­бо­ту и на­ла­ди­ла раз­лив це­леб­ной ми­не­рал­ки в стек­лян­ную та­ру. А по­сле Вто­рой ми­ро­вой Бур­кут ока­зал­ся во вла­де­нии СССР. Со­вет­скую власть ми­не­раль­ная во­да ин­те­ре­со­ва­ла не так силь­но, как вен­гров и по­ля­ков. Но и то­гда бу­тыл­ки с «Бур­ку­том» ре­гу­ляр­но поставляли в Кремль. Од­на­ко сам ку­рорт из­ме­нил­ся - те­перь здесь во­всю шла вы­руб­ка кар­пат­ско­го ле­са для вос­ста­нов­ле­ния шахт Дон­бас­са.

- Стро­и­ли ба­ра­ки для ле­со­ру­бов, то­гда же по­яви­лись в се­ле пе­кар­ня, клуб, поч­то­вое от­де­ле­ние, сто­ло­вая, - рас­ска­зал «КП» в Укра­ине» гла­ва Зе­лен­ско­го сель­со­ве­та Вла­ди­мир Фер­ка­ляк. - Жизнь в се­ле би­ла клю­чом, ведь кро­ме при­ез­жих из дру­гих рай­о­нов ра­бо­чих сю­да на­ве­ды­ва­лись и ту­ри­сты, ко­то­рые спе­ши­ли к то­му са­мо­му це­леб­но­му ис­точ­ни­ку.

БА­РА­КИ СТРО­И­ЛИ НА СТА­РОМ КЛАДБИЩЕ

Так по­че­му же Бур­кут с та­кой гром­кой ис­то­ри­ей пре­вра­тил­ся в се­ло-при­зрак? У кар­пат­ских ста­ро­жи­лов свое мне­ние. Го­во­рят, что те са­мые ба­ра­ки для ле­со­ру­бов по­стро­и­ли на ме­сте ста­ро­го клад­би­ща. Яко­бы в на­ча­ле 80-х го­дов по­лу­раз­ру­шен­ные мо­ги­лы буль­до­зе­ра­ми сров­ня­ли с зем­лей. По­сле это­го сла­ва Бур­ку­та на­ча­ла по­сте­пен­но уга­сать.

- То­гдаш­ние жи­те­ли по­сел­ка го­во­ри­ли, что по но­чам воз­ле ба­ра­ков сно­ва­ли страш­ные те­ни, кто-то да­же ви­дел при­зра­ков, - рас­ска­за­ла «КП» в Укра­ине» жи­тель­ни­ца со­сед­не­го се­ла Зе­ле­ное Ма­рия. - В са­мих ба­ра­ках ни с то­го ни с се­го свет за­го­рал­ся, ча­сы оста­нав­ли­ва­лись, ве­щи па­да­ли. Сту­ки-скри­пы непо­нят­ные слы­ша­лись, осо­бен­но но­чью. А еще од­на­ж­ды про­пал мо­ло­дой ле­со­руб. Яко­бы он вме­сте с дру­зья­ми воз­вра­щал­ся до­мой со дня рож­де­ния кол­ле­ги. По­нят­ное де­ло, ре­бя­та вы­пи­ли, пе­ли пес­ни. Один из ле­со­ру­бов за­меш­кал­ся, от­стал от ком­па­нии дру­зей. А ко­гда те на­ча­ли его звать, не от­клик­нул­ся. Ре­бя­та вер­ну­лись за ним, но его на том ме­сте не бы­ло. И до­мой ни в тот ве­чер, ни на сле­ду­ю­щий день не при­шел. Так его и не на­шли - как буд­то в воду ка­нул. Но я вам ска­жу еще од­но: в этом се­ле не бы­ло церк­ви, что для на­ших кра­ев непри­ем­ле­мо. А зна­чит, не бы­ло за­щи­ты Все­выш­не­го. По­сте­пен­но и ле­со­за­го­тов­ка на­ча­ла пе­ре­жи­вать упа­док. Лю­ди вы­ез­жа­ли по­даль­ше от стран­но­го се­ла, где тво­ри­лись непо­нят­ные ве­щи.

По­след­ний жи­тель вы­ехал по­сле на­вод­не­ния в 2008 го­ду. То­гда боль­шая во­да раз­ру­ши­ла до­ро­ги в Бур­ку­те.

По­след­ний жи­тель Бур­ку­та вы­ехал по­сле на­вод­не­ния в 2008 го­ду.

До сих пор в Бур­ку­те есть дей­ству­ю­щий ис­точ­ник с ми­не­раль­ной во­дой, по хи­ми­че­ско­му со­ста­ву схо­жей с «Ес­сен­ту­ки» и «Бор­жо­ми».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.